Недавно на радио «Эхо Москвы» выступал известный журналист Владимир Познер. Речь, как водится, шла о судьбах России, и, в частности, о том, почему она, вот уже 300 лет, никак не может догнать Европу?

По мнению Познера, на то имеются две основных причины. Во-первых – это крепостное право, с отмены которого в России прошло всего лишь 150 лет. Познер считает, что рабы были много где, но они не были «братьями по этносу государствообразующих наций». Их захватывали, депортировали и принуждали к труду на господ, без каких-либо перспектив на лучшую жизнь, а «свои», даже бедные, были свободными. Соответственно, крепостничество сформировало у русских менталитет, для которого характерна безынициативность и безответственность.

Другой причиной российского отставания Познер считает закрытость и консервативность православия. Все это, по его мнению, не способствовало развитию частной инициативы, без которой невозможно достичь процветания. Он солидаризируется с популярной теорией, о том, что существует определенная связь между основной религией страны и ее развитием. Так, наибольшего благополучия в мире достигли протестантские страны, с их протестантской этикой, согласно которой честно нажитое богатство — это знак божией избранности. Далее идут католики, и, уж потом, где-то в хвосте плетутся православные Восточной Европы. (Мусульмане и буддисты вообще не рассматриваются.)

Строго говоря, ничего нового Познер не сказал. Он всего лишь предельно четко изложил ультралиберальный взгляд на Россию и ее историю. Я такое отношение к истории своей страны и ее духовно-нравственному стержню, каковым является православие, не просто не приемлю, но отвергаю решительно и с негодованием. Но отвергаю я такой взгляд на Россию не просто из внутреннего неприятия, а потому что он лжив.

Прежде всего, Познер, сознательно или нет, но просто говорит неправду, когда утверждает, что в других странах Европы «свои», даже бедные, были свободными.  В странах Центральной Европы крепостное право сохранялось до середины XIX века и отменялось примерно тогда же, когда и в России. Процесс его отмены там начался после революции 1848 года, происходил в разных регионах не равномерно и занял определенный исторический период. А в отдельных землях Германии, как, например, в Мекленбурге, крепостное право сохранялось до конца XIX века, т.е. заметно дольше, чем в России. И крепостными там были тоже «свои».

Также следует заметить, что ни в католической Испании, ни в мусульманских Турции и Иране, крепостного права вообще никогда не было, но в XX веке процветания, сопоставимого с Англией и со странами Скандинавии и Бенилюкса, они не достигли. Поэтому наличие или отсутствие в истории страны крепостного права в принципе не имеет прямого отношения к развитию этой страны в XX веке.

При этом, если в России дарование свободы 80-и процентам населения прошло мягко и без особых эксцессов, то Центральной Европе для этого, напомним, пришлось пережить кровавые потрясения революции 1848 года. А отмена рабства в США, где как раз свободных было 80%, а рабов 20%, привела к гражданской войне, в которой страна понесла самые большие людские потери за всю свою историю.

Необходимо при этом отметить, что утвердившееся, благодаря советским учебникам истории, представление о том, что в России крестьян освободили без земли, — это большевистско-либеральный миф. В зависимости от региона, крестьяне при освобождении получали 4-5 десятин на каждую душу мужского пола. То, что женщин не наделяли землей, объясняется не гендерным расизмом, а тем, что женщины выходили замуж (соответственно, и за землю мужа), занимались домашним хозяйством, а на земле трудились, преимущественно, мужчины. Вот и смотрите, если в семье было пятеро мужчин (дед, отец и трое сыновей, — что вполне обычно по тем временам), то такая семья получала 20-25 десятин, что в метрической системе соответствует примерно 6 – 7.5 га. Конечно, не шибко густо, но, как стартовые условия, вполне приемлемо.

Далее, про неспособность россиян к частной инициативе и ответственности. Но это же прямая и наглая клевета! А как же Алексеевы, Аршиновы, Морозовы, Рябушинские, Солдатенковы, Третьяковы, Щукины… Список можно продолжать, и он не окажется короче, чем в любой передовой европейской стране.  А вот список того, что эти предприниматели делали не только для себя, но и для своей страны и для своих рабочих… Тут, по сравнению с передовой Европой, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Наконец, насчет протестантизма, как основы процветания. Это старая байка, и байка крайне вредная. На первый взгляд, она где-то соответствует ходу европейской истории в конце XIX – середине XX веков. Но только на первый взгляд. Ведь никак нельзя утверждать, что благосостояние католической Франции резко отличается от благосостояния протестантской Англии. И что католические земли Западной Германии до Второй Мировой войны жили хуже Восточных протестантских земель, а католическая Бельгия хуже протестантской Голландии. Да и вообще, с точки зрения истории человеческой цивилизации, да даже с точки зрения истории христианства, что такое этот период? – Миг! И делать глобальные цивилизационные выводы исходя только из того, как в конце XIX — XX-м веке сложилось распределение мировых благ, — это, как минимум, не корректно.

Что же касается отсталости православных народов Восточной Европы, то,  стоит напомнить, что были  времена, когда, судя по письмам королевы Франции Анны к своему отцу Великому Князю Киевскому Ярославу Мудрому, под стенами Парижа выли волки.  А, при этом, муж Анны – французский король, в отличие от нее, не был грамотным. Так вот, тогда православная Византия была центром мирового процветания и культуры.

Но впоследствии именно православная Восточная Европа приняла на себя удары нашествий, пришедших  из глубин Азии и фактически закрыла собою Европу Западную, что позволило той благополучно развиваться.  Византия, преданная Западом, просто исчезла с политической карты мира. Православные народы Балкан и Закавказья на 500 лет утратили свой суверенитет и государственность, стали  подданными Османской Империи, в которой все не мусульмане облагались огромным налогом на иноверие.

И лишь Северо-Восточная часть древней Киевской Руси, пережив в XIII веке погром Батыева нашествия, и 200-летний период ордынского выхода (дани) смогла воссоздать свою государственность только к середине XV века. Но и ей это обошлось  ох, как дорого! Так что, именно трагическая судьба православных народов в истории, а вовсе не «закрытость» православия является причиной их отставания от процветающего Запада в XIX – XX веках.

А на чем, на минуточку, поднялось это западное процветание? На протестантской этике? – Да бросьте!  Колониальную систему забыли? Там не протестантская этика работала, а протестантская безнравственность! 10 миллионов истребленных индейцев в США, 200-летний грабеж Индии, Индонезии, стран Индо-Китая, Африки, опиумные войны, дипломатия канонерок – вот настоящая основа процветания Западного мира.

Иногда можно услышать, что и Россия была колониальной державой.  Да, Россия была многонациональной территориальной империей. Да, она 400 лет разрасталась, присоединяя к себе народы, либо не имеющие своей государственности, либо те, чья государственность была слабой и неустойчивой. Но если и применять к Российской Империи термин «колониальная», то только в прямо противоположном смысле. Она была колониальной державой наоборот.

Все колониальные империи Европы выкачивали ресурсы из своих колоний и получали от них гораздо больше, чем тратили на содержание там своей администрации и на поддержку местной, сотрудничающей с ними, элиты. Россия отдавала на развитие своих национальных окраин гораздо больше, чем получала от них ресурсов. В России ни один коренной народ не исчез (как исчезло большинство индейцев Северной Америки и аборигенов Австралии), не утратил своей идентичности, своего языка, своей самобытной культуры. Каждый из этих народов получил доступ к образованию, общероссийской культуре, получил возможность саморазвития. Фактически в Российской Империи каждый народ реально имел свою культурную автономию. Ни один объективный историк этого не отрицает. Такая вот «тюрьма народов».

Ну, и самое главное. А с чего, собственно, нам заявляют, что Россия 300 лет только и делает, что догоняет Европу, и никак не может догнать?  Вообще-то, про догонялки нам трындел Хрущев,  Петр I сильно был озабочен этой темой (на то он и был большевиком на троне), и, конечно, это некая идея фикс наших либералов, вот уже 200 лет (начиная с Английского клуба в доме Разумовского) мечтающих, чтобы все у нас «было как в Англии». Но сама Россия в целом, как этно-социальная и политическая субстанция, исторически, особенно на этом не зацикливалась, а больше занималась текущими делами и решала проблемы «step by step».  И решала их весьма успешно.

Пора, наконец, нам сбросить с нашего сознания коросту вековой лжи про отсталость царской России. Отсталость имела место в 60 – 70-е годы XIX века. Причем это была отсталость по сравнению только с ведущими странами тогдашней Европы, но никак не по сравнению с Испанией, Австро-Венгрией и даже США. Однако, начиная с 1880-х годов, этот разрыв стал стремительно сокращаться, и в начале XX века он, практически, был преодолен. С конца XIX века и до начала Первой Мировой войны Россия давала по 9% прироста валового национального продукта ежегодно. Эти темпы роста практически сохранялись даже в годы Русско-Японской войны и Первой русской революции. Такого даже современному Китаю не снилось.

В 20-е годы прошлого века вышла первая советская История России под редакцией профессора Покровского.  Большевистские идеологи подвергли ее разгромной критике, и вскоре она была запрещена. Не знаю, можно ли найти ее в интернете (признаюсь, не искал), но в 70-е годы мне довелось держать в руках один ее том, приобретенный  моим студенческим приятелем у букинистов. Могу сказать, что большевикам было за что ее запрещать. При всей идеологической (с точки зрения советской власти) выдержанности, факты, там приводимые, перечеркивали всю идеологию. (Видимо после этого, печального, с точки зрения советской власти, опыта, в нашей школе и начали преподавать историю без исторических фактов.)

Мне запомнилась глава «Экономическое положение рабочего класса накануне революции 1905 г.». Одна лишь цифра – средняя зарплата рабочего тогда составляла 30 руб.  в месяц. При том, что фунт свежего мяса (400 гр.) стоил 4 коп. Интерполируем это соотношение на сегодняшние цены, и получаем среднюю зарплату примерно в 70.000 руб.  Многие, в наше время, так зарабатывают?!

В начале XX века Россия была единственной страной в мире с общедоступной и бесплатной земской медициной, с бесплатным и обязательным(!) средним и, в значительной мере, бесплатным  высшим образованием.

Уже слышу возмущенные крики ревнителей советской власти – а как же ликбезы!? Только советская власть ликвидировала безграмотность! – Ликвидировала, только, главным образом, не ту, что была до 1917 года, а ту, что сама создала, развязав гражданскую войну. Да, в России до 1917 года некоторый процент неграмотного населения еще оставался. Но это были люди, родившиеся до наступления XX века.

Всё поколение россиян 1900-х годов уже сидело за партами. Параллельно активно развивались вечерние и воскресные школы, и земские и на предприятиях. А вот революция и гражданская война «подарили» России целое поколение неграмотных. Вот их-то и пришлось обучать в ликбезах, заодно доучивая и тех, кто родился в XIX веке и не успел до революции обучиться в вечерних школах. Большевики, хоть и обливали пропагандистской грязью все, что было до 1917 года, но им хватило ума не разрушать лучшую в мире российскую систему образования, а воспользоваться ею.

При последних Романовых население России почти удвоилось, и, по оценкам всех мировых авторитетов в демографии,  к 1930 году должно было вырасти до 300 млн. человек. Это что, в отсталой аграрной стране!? Без качественного роста экономики и народного благосостояния такого не бывает.

При этом русское экономическое чудо начала XX века основывалось на совершенно ином финансовом базисе, нежели в странах Европы и Северной Америки. Там в основе всего был смертный грех ростовщичества – банки и кредиты.  Банки были и в России, поскольку она не отгораживалась от внешнего мира. Но отношение к ним было не более, как к неизбежному злу. Банкиров ни в одну купеческую гильдию не принимали.

Финансовой основой русского экономического чуда был государственный протекционизм и ссудные кассы, — что-то вроде касс взаимопомощи. А это, по сравнению с банками, как, опять же, говорят в Одессе, — две большие разницы.

Даже в годы Первой Мировой войны Россия продолжала развиваться. Конечно, не столь стремительно, но продолжала. А о том, как она воевала, отсылаю к моей статье «Цена побед» на сайте shangin-travel.ru.

Так что единственным ответом на вопрос: — «Почему Россия 300 лет не может догнать Европу?», может быть только такой – именно Европа, в лице своей финансово-политической элиты, сделала всё, чтобы остановить Россию. И остановила ее в феврале 1917 года. Иначе мир стал бы иным. Совсем не таким, каким его выстроил в XIX – XX веках западный истэблишмент.

Как это удалось, — отдельная тема. Здесь только отметим, что то, чему нас 75 лет учили про «верхи, которые не могут, и низы, которые не хотят», многократно и, в том числе, на наших глазах, опровергнуто реальностью. Мы ведь только что наблюдали киевский майдан на фоне экономического роста Украины. Любая революция, — это всегда чей-то проект и чьи-то гигантские капиталовложения. Но, если игра стоит свеч, то тот, кто в революции заинтересован, и способен в нее вложиться, на такие вложения не скупится.

В любой стране всегда, при желании, можно найти уязвимые места и болевые социальные точки, по которым можно нанести удар. Зачастую находится и «пятая колонна», которую можно использовать и «в темную», и «за 30 сребреников». А от предательства не застрахован никто, особенно, если его не ждешь.

Русская монархия (и в этом её историческая вина), на пике развития своей страны, и в полу шаге от победы в Мировой войне, ожидала чего угодно, но только не предательства своей военной элиты. Самое красноречивое свидетельство тому – запись в дневнике Государя Императора накануне своего, так называемого, отречения: — «…кругом трусость, обман и предательство».

Так что пора нам прекратить позволять рассказывать себе сказки. Про отсталую Россию и темное православие, как это делает Владимир Познер. Пора нам начать смотреть на историю своего Отечества трезво, вдумчиво и непредвзято. Именно там, в нашей истории содержатся и уроки, которые мы должны усвоить, и ключи, которыми мы сможем отворить двери в будущее.

 

Наш проект осуществляется на общественных началах. Вы можете помочь проекту: https://politconservatism.ru/podderzhat-proekt

Российский архитектор, автор государственного мемориального комплекса "Катынь"

Похожие материалы

Заняв пост премьера, Примаков попытался встать над линией внутриэлитных споров и затянувшихся...

Именно Февральская революция нанесла сокрушительный удар по босфоро-дарданелльским надеждам, ведь в...

Изоляционизм очень соблазнителен, но миссия у России всемирная, эсхатологическая, и изоляционизм...