Допустить на трибуну людей, говорящих простые вещи, имеющие смысл, причем говорящих такие вещи спокойно и без истерики, значит подвергать себя серьезному риску. Может образоваться точка консолидации вменяемых людей, а публике, причем не только простой публике, но и нотаблям может – horribile dictum – понравиться идея умеренного консерватизма в рамках законности, как альтернатива нынешнему обрыдшему меню из двух блюд.

Если у России и существует некий особый «цивилизационный код», то он состоит в явном сопротивлении тренду на дискредитацию фигуры Отца-Царя-Бога, то есть в спасении основ патриархальной цивилизации, но - в рамках христианства. При всем ясном понимании, что именно христианство, в отличие от других монотеистических религий, наиболее уязвимо для всех тех социо-культурных тенденций, которые нацелены на разрушение патриархального общества.

При ближайшем знакомстве с американскими «алешами» — Николай Лосский заметил, что хотя они и очень хороши своим поведением, но их добрые качества созданы бессознательною практикою социального общения; а «сознательная мысль у них слабо развита». Они мало способны к длительному и отвлеченному размышлению, и Лосскому, как представителю науки, требующей именно этого качества, было досадно видеть неустойчивость их мысли.


Выбор редакции

О друзьях и недругах России. Часть 2.

Далеко не у всех поляков вызывало неприятие «государство...

Юрий Каграманов

Блоги

«Лето» — там будет то и будет это!

Опа, как хочется, абсолютно не являясь поклонником Майка и...

Моргана Девлин

В интересах России – баланс и беспристрастие в Закавказском регионе. В интересах России – треугольник мира и дружбы Москва – Анкара – Тегеран. При этом крайне важно, что президент Эрдоган уже демонстрировал свою способность отхода от «тюркской» догматики кемализма в пользу имперского неоосманского мышления, способность договариваться даже с Ереваном (когда в 2009 году дело шло к открытию нынешней турецко-армянской границы).

Когда 10 лет тому назад, на исходе лета 2008 года мы взялись за разбор опубликованных материалов по Государеву Делу, всего-то предполагая подготовить скромный обзор имеющихся источников, нам и в голову не приходило, каково настоящее положение вещей в этой области. Уже вскоре выяснилось, что исследователь, предпринимая даже самые первичные шаги в направлении научного, или, по старинке, - хотя бы научно-популярного подхода к материалам Дела, вынуждается начинать буквально с "азов".

Так называемая сакрализация власти в ее русском варианте свидетельствует не о силе идеи власти или государства, но о ее слабости в уме и душе народа. Самодержавие приходилось укреплять религиозным авторитетом именно потому, что собственного авторитета ему никогда, «от призвания варягов», не хватало.