Прошло более четверти века, а сутью молодой Российской Федерации по сию пору является единство и борьба двух школ боевого национального нигилизма. То, что управляющий класс страны, состоящий из глубоко позднесоветских по карьерному генезису и типу мышления людей, хотя бы не принадлежит к школе «Граней слоновьего сноба», утешает. Но - не очень сильно

Вернемся к бердяевской оценке роли коммунистов Запада. Вместо «коммунистов Запада» возьмем «либералов (или демократов) России». Вместо «Третьего Интернационала» – «права человека». Вместо «мессианского призвания» России – «мессианское призвание» США. Подобные параллели для кое-кого в Литве могут прозвучать почти что кощунственно. Как и сравнение действий США в Афганистане и Ираке с хорошо известными действиями СССР в Венгрии и Чехословакии. Но статус гражданина страны, являющейся союзницей США, еще не освобождает от обязанности говорить правду. По крайней мере, до тех пор, пока этот гражданин не является литовским политиком.

Спустя несколько лет путешествия великого князя Николая Николаевича по Италии буквально никого из встреченных им в Италии монархов не осталось на своем месте. Все они, короли, вице-короли, великие и простые герцоги – были или изгнаны, или бежали, или с достоинством удалились из своих столиц. Итальянцы в середине XIX века ощутили себя нацией, и Россия при Александре II поддержала её порыв к единству и независимости. Спустя четверть века после путешествия по италийским землям, начиненным иностранными легионами, Николай Николаевич отправился на соседний с Апеннинским полуостров, - Балканский, дабы там поддержать славянские народы.


Выбор редакции

Политическая активность студентов: признак зрелости или симптом?

По всем штатам началось своеобразное соревнование по...

Василий Ванчугов

Блоги

Ж и П: женщины и политика

Одним из воплощений России служит образ Родины-матери, о...

Моргана Девлин

Как повлияли эти события на монархистов из «Аction française», которых министр внутренних дел Эжен Фро поспешил пугающе объявить «самой активной и решительной группой, имевшей конкретную цель»? «Правые движения оказались жертвой своих вечных разногласий и непрерывной войны между вождями, – констатировал П.Пеллисье, – нужен был Монк, как они говорили». Речь о британском генерале Джордже Монке – одном из любимых исторических героев Морраса – который служил Карлу I, затем Кромвелю, но после смерти «протектора» восстановил монархию, возвел на престол Карла II и удалился от дел. Во Франции Монка не было – и вожди «Аction française» знали это лучше, чем кто-либо.

Непримиримо противостояние руссоизму британской линии консерватизма, идущей от Эдмунда Бёрка. К ней можно отнести и Адама Мюллера вместе с его продолжателем Фридрихом Листом в Германии, и Николая Карамзина и славянофилов в России, а из французских мыслителей к ней достаточно близок окажется Бональд. Сущность этого направления в последовательном развитии идеи традиции как прогресса.

По всем штатам началось своеобразное соревнование по спасению студентов от политической депрессии, в которую они впали после выборов Дональда Трампа. В Центре по гендерным вопросам, сексуальности и активизму Бостонского университета состоялось собрание на тему «Восстановление после выборов». Пайпер Харрон (Piper Harron) в своем блоге «The Liberated Mathematician» («Эмансипированный /Освобожденный математик»), преподавательница математики Гавайского университета, призывала белых мужчин увольняться с работы: «Если вы белый цисгендерный мужчина (т.е. идентифицируете себя как мужчину и мужской пол указан у вас при рождении), вы точно должны уволиться с должности, которая даёт вам какую-либо власть».