Севастополь – город, который в значительной своей степени – в силу почти четвертьвекового пребывания вне России – по психологии его жителей еще пребывает в эпохе великого советского модерна. По существу, весь костяк Русской весны в городе - это представители военно-технической интеллигенции или же выходцы из этой среды. Что касается «Ночных Волков» - то это продукт постмодернистского сочетания западной право-радикальной стилистики, «крымнашистской» патриотической риторики и постсоветской военно-феодальной психологии.

Роман Тургенева о конфликте Европы и России, старого и нового. Но только… кто в книге какую сторону воплощает? А вот тут у нас сюрприз. Потому что – как мы видим из текста, который надо читать, а не Толковать – отсталые реакционные помещики Кирсановы воплощают Европу. А вот отсталый, дремучий Восток – донельзя энергичный, казалось бы, Базаров.

Если суммировать одним словом все рассмотренные характерные черты дурака, то можно сказать, что дурак – это не-субъект: он лишён самосознания, рефлексии, целеполагания, способности свободно распоряжаться своей жизнью и нести за это ответственность. Русский народ даже в сказках не стремится доверить дураку власть над собой. Что же делать с дураками, вносящими определяющий вклад в так называемый «человеческий фактор» аварий, катастроф, бедствий, несчастных случаев и чрезвычайных ситуаций? Беда номер один становится, по сути, проблемой номер один на пути развития России.


Блоги

«Соборная Россия» как заложник циклов Большой Европы

Стратегические циклы динамики взаимоотношений между Европой...

Евгения Гринберг

Выбор редакции

«Перестройка могла стать новым “разгонным блоком” для Союза и всего Восточного блока»

Главным сторонником консервативной модернизации Союза...

Зигмунд Станкевич

С одной стороны, русская душа не ищет своего и не угашает духа; с другой – всегда норовит сорваться в родимый хаос. Строить цивилизацию на таких исходных затруднительно. Наша безмерность всегда будет чревата падением в нигилизм и анархию; европейская осмотрительность – в смерть духа. Для сохранения веры в несбыточное Европе дана Россия. Для сохранения чувства меры России дан Пушкин. И если спасение всего человечества (В.Шубарт) или творение новой религии (О.Шпенглер) – яркая, но явно избыточная для нас сегодня цель (во всяком случае, в качестве политического кредо), то спасение культуры – цель не только оправданная, но и вполне нам посильная.

Голословные обвинения являются не более чем дымовой завесой в очередной антироссийской западной комбинации на «великой шахматной доске». Башар Асад в Сирии не только выдержал атаку проамериканских боевиков, но и практически полностью разгромил их. Тем самым, перспективы газовой трубы «Катар-Европа» оказались сведены к нулю. А торговый путь Китай-Европа – это не только экономический рывок для России, но и смерть вековому морскому торговому пути через Индийский океан, Суэцкий канал и Средиземное море. Это конец морского доминирования Запада в этом регионе. Партия входит в эндшпиль. Запад заходится в истерике.

В 1954-м году Гейнц Гудериан, чьи танкисты осенью 1941-го рассматривали в бинокли стены Москвы, выпустил небольшую брошюру под скромным названием «Можно ли защитить Западную Европу». Этот труд по сию пору является настольной книгой русофобов всех мастей и национальностей – от Генсека НАТО до последнего журналиста Daily Mail. Любую главу этой книжицы можно смело печатать в сегодняшних западных СМИ, и никто не поймёт, что это было написано более полувека назад.