Документальная хроника севастопольского восстания февраля-марта 2014 года «Чегевара прилетает утром…» с подзаголовком «воспоминания сепаратистов», составленная участниками той победоносно завершившейся русской революции, интересна именно тем, что позволяет почувствовать, понять и сопережить то, что ощущали в великие дни «Русской весны» люди, которые смогли привести Севастополь в Россию.

16 февраля сайт Русская Idea и Филиал МГУ в Севастополе при содействии сайта "Форпост" провели в стенах Филиала научно-практическую конференцию "Русская весна в большой русской истории: к 5-летию события". Участниками конференции стали многие наши авторы (здесь - ссылка на анонс конференции с нашего сайта), а также активные участники самих севастопольских событий 23 февраля 2014 года. Предлагаем вниманию наших читателей видео-запись мероприятия.

Ничего не надо делать, совсем ничего, “без вас разберутся”. Но “единственная просьба: если кто-нибудь спросит, не отрицайте, что вы” – “глубинный народ”. Ведь чем мы более безвестны и темны, чем меньше нас невидно и неслышно, тем меньше с нас можно о чем-то спрашивать и тем меньше мы сами можем задавать какие-либо вопросы.


Выбор редакции

2018: топ-5 статьи

Русская Idea поздравляет своих авторов и читателей с...

Русская Idea

Блоги

2018: топ-5 блоги

Русская Idea поздравляет своих авторов и читателей с...

Русская Idea

Сайт «Русская Idea» и Филиал МГУ им. М.В. Ломоносова приглашают принять участие в научно-практической конференции в формате круглого стола ««Русская весна» в большой русской истории: к 5-летию события». Мероприятие пройдет 16 февраля в 13.00 в Филиале МГУ им. М.В.Ломоносова по адресу: г. Севастополь, улица Героев Севастополя, 7, Учебный корпус, ауд. 211.

Честный диагноз тяжелейшей болезни – «искусственная дебилизация» подрастающего поколения – совершенно необходим. Стремительно стареет преподавательский контингент. Пресекается преемственность поколений. Молодые люди, которые приходят в гуманитарные дисциплины, - это, как правило, не ученые и не педагоги. Их набирают по каким-то другим критериям, о которых я сейчас распространяться не буду. Мы подошли к точке, после которой начинается необратимое разрушение. Осталось максимум 5-10 лет.

В постапокалиптичные для российской цивилизации 1990-е иной духоподъемной, «мобилизационной» музыки, кроме русского рока, уже не было: в силу второго начала термодинамики ломать всегда легче, чем строить, вандалов всегда больше, чем архитекторов (учитывая к тому же, что строительство по западным проектам оказалось равносильным вандализму). И вот именно в этот период русский рок доказал свою аутентичность: для критики созданного другими большого ума не надо, будь это песня или целая социальная система.