Под руку подвернулась женщина, и все завертелось. Подвернулся бы револьвер, герой бы пошел в народовольцы. В XVIII веке такой бы шепнул на ушко случайному гостю, что он-де, не смотритель станции, а якобы убиенный царь Петр, чудом спасшийся. И все бы, разумеется, завертело… Впрочем, в 1905 и 1917 на топливе из таких людей, глубоко не удовлетворенных счастливой, на самой деле, жизнью, всё и завертелось.

Превратные идеи иногда надолго переживают автора, но это не значит, что они побеждают. Впрочем, взгляд Пайпса на Россию все еще остается для многих политиков нормативным: в России «вотчинный режим», правитель здесь по-прежнему является одновременно владельцем земель и хозяином царства, разговор на равных эта власть не понимает, и потому западному миру, правильно устроенному, всегда действующего разумно и прагматично, необходимо использовать все инструменты принуждения к приемлемому Западу поведению.

Бездействие в подобном случае представляется весьма непродуктивным; у одних в подобном случае возникает сильный сооблазн вообще ничегоне делать, у других – изменить все слишком радикально. Нечто подобное имело место незадолго до Октября 1917 г. и накануне распада Советского Союза. Повторение подобного сценария представляется крайне нежелательным, в то время как творчески-консервативный ответ на существующие проблемы и вызовы российского общества, его элиты и государства, вовлеченных в единый проект развития, видится наилучшим разрешением ситуации.


Блоги

Мистерия в ПАСЕ

На прошлой неделе член украинской делегации Алексей...

Андрей Бабицкий

Выбор редакции

Как гора Гасфорта разделила российских патриотов?

Севастополь – город, который в значительной своей степени –...

Любовь Ульянова

Русская Idea публикует видео передачи телеканала Культура «Дело №», посвященный теме «Сергей Зубатов. Гений тайной полиции». Ведущий - Феликс Разумовский. Эксперт в студии – кандидат исторических наук, главный редактор сайта "Русская Idea" Любовь Ульянова.

Став эпицентрами протестных настроений, университеты постепенно снизили накал страстей среди молодежи, предоставив радикальным учащимся и учащим почувствовать себя преобразователями мира. Правда мир остался в основах своих прежним, изменилось лишь воображение о нем. И основой этого «нового воображения» стали гуманитарные науки.

Парадоксальна сама роль «патриотов» и «хранителей скреп», принятая на себя байкерами – представителями не просто субкультуры, а субкультуры, в основе своей враждебной обществу, подчеркнуто воинственной, анархичной, часто даже криминализованной. Парадоксально сочетание «темной» эстетики и символики – волчьи головы, огонь, черепа, обилие черного цвета – и постоянных апелляций к традициям, религии, нравственности. Характерно, что друг и идеологический «спонсор» Залдостанова, пишущий для него тексты речей – Александр Проханов: идеолог, для которого «священное безумие» стало некоей визитной карточкой, во взглядах которого можно найти все, кроме рациональности и последовательности.