Древние сказания христианской Европы современный либеральный масс-культ использует для разрушения условно традиционной культуры... Но и Запад, даже отрекаясь от своей собственной традиции, не может обойтись без Артура и Мерлина.

Без последних страниц «Три разговора» читаются особенно современно. Изъятый итог превращает философское произведение в свободный от идеологий детектив, этюд в глобальных тонах, в котором невозможно найти виновного точно так же, как невозможно решить мировоззренческий спор героев и привести фильм к единственно возможному концу.

Развесистая индустрия партпочкования и не рассчитана на решение каких-либо политических задач, даже мелко-пакостных, вроде спойлерства. Она имитирует общественную жизнь там, где её реальное наличие нежелательно, параллельно удовлетворяя личные потребности участников, которые в этом шоу просто артисты.


Выбор редакции

Осмысление Литвы: евразийские заметки

Не только руководство РФ и Беларуси, но и российское и...

Максим Медоваров

Выбор редакции

Май 2020

10 мая 1940 года Уинстон Черчилль получил должность...

Моргана Девлин

Мы надеемся, что торжества, посвященные 200-летнему юбилею Н.Я. Данилевского, будут проходить на территории возрождённой, ухоженной и почитаемой Мшатки, что у каждого древнего дерева будут стоять таблички с названием и датой его посадки, что на могиле ученого будут цвести любимые им розы, а рядом с могилой будут построена часовня и открыт музей. Мшатка должна занять свою достойное место в пантеоне великих памятных мест России.

Перманентное научно-техническое и экономическое развитие вполне совместимо с консерватизмом, нисколько ему не противоречит, и даже наоборот, прямо необходимо с точки зрения возможности отстоять у современного мира своё право быть консерватором. Поэтому необходима консервативная критика накопленного человечеством багажа экономических учений и выработка актуальной модели, способной обеспечить более прочный фундамент развития, чем не имеющие ценностного базиса и стратегического видения ситуативные решения государства.

Философия, вопреки распространенному стереотипу, не имеет права замыкаться в «башне из слоновой кости». Она обязана всегда сохранять связь с почвой, с народом и обществом, которые ее породили, с их нуждами и проблемами. Философ в общем-то рассуждает о том же самом, что и публицист в газете, он просто поднимает проблему на более высокий уровень.