Мы обратились к некоторым из наших авторов, а также непосредственным участникам событий, с двумя простыми и короткими вопросами: 1. - Что Вы ощущали в дни "русской весны" - в момент севастопольского восстания, в момент, когда поднялись города Крыма? О чем думали, на что надеялись, были ли готовы к тому, что эта революция победит? 2. - Чего больше сегодня в воспоминаниях о событиях февраля - марта 2014 года – грусти, разочарования, радости, счастья, равнодушия?

В Соединённых Штатах, считающих себя твердыней демократии, можно встретить пони-мание того, что пора отказаться от традиционного предубеждения американцев против аристократии и аристократизма. Так, бывший президент Йельского университета Энтони Кронмэн пишет: «Очень важно сохранить несколько островков, проникнутых аристокра-тическим духом, как ради них самих, так и для блага всей демократической культуры». Такими островками, по мнению Кронмэна, должны стать университеты. Образование – самый верный путь к возобновлению хотя бы некоторых элементов аристократической традиции.

В мире американской политике именно Коалиция Карлсона, при всей ее очевидной неустойчивости, представляет собой единственное явление, которое внушает мне надежду. Ее представители, по-видимому, понимают, насколько важно держаться принципа «истины» как своего рода сакральной ценности даже в царстве политики. Либерализм рождается из отвержения сакрального и признания его полнейшей отчужденности от политики.


Выбор редакции

Департамент полиции и славянофильский политический дискурс

Руководство политической полиции Российской империи не...

Любовь Ульянова

Выбор редакции

«Мир во всем мире – это очень банально, но хорошо!»

Я считаю, что усилия премьер-министра Невилла Чемберлена по...

Моргана Девлин

Ирредентизм – концепция, вызывающая вполне конкретные исторические и идеологические аналогии. Она, наверное, вполне приемлема для рассуждений за научной кафедрой и в узких экспертных кругах, но, вынесенная на широкое обсуждение, неизбежно будет возбуждать излишние эмоции у общественных активистов и других и так легко возбудимых граждан. Издержки именно в такой постановке вопроса однозначно превышают гипотетические приобретения.

Руководство политической полиции Российской империи не употребляло «реакционно-охранительный» дискурс, не разделяло его, а симпатизировало умеренно-либерально-консервативному варианту политического развития. В Департаменте полиции было популярно лояльное отношение к земскому самоуправлению и земским деятелям, завуалированная критика «бюрократического средостения», стремление договориться с общественными деятелями путем личных переговоров, намеренное воздержание от репрессивных мер реакционно-охранительной направленности по сохранению незыблемым «самодержавия». Деятелям Департамента полиции была близка именно славянофильская общественно-политическая доктрина.

Русская Idea поздравляет своих читателей с наступающим Новым годом и представляет топ-5 самых читаемых материалов за 2019 год