Блоги

Точно так же – особняком – стоит в мире и подлинно русский человек. Он, несмотря на тысячелетнюю историю, по-прежнему ищет себя, раздираемый ересями, революциями, ложью. И точно так же ищет себя Россия, всё более и более превращаемая в нечто на себя непохожее.

И подумайте, что всё-таки важнее лично вам: оскоплённая пропагандой «информация», призванная во что бы то ни стало удержать в коме социальное неведение, пока не рванёт изнутри, или крайне неприятная и опасная для вашего душевного спокойствия правда, кромсающая вашу действительность по живому, пока вам настойчиво...

В храмах искусств ещё не режут кроликов, не дёргают зубы и не принимают роды под симфонический оркестр. Но на некоторых сценах уже давно и вальяжно потрясают членами любителей "серебренников" и испражняются на рояль.

Позвольте напомнить шаблонное вечное, не смываемое никаким потопом: в отличие от сотрудника спецслужб, задача журналиста не фильтровать и ретушировать, а добывать и подавать в эфир реальную информацию, без оглядки на её возможные идеологические интерпретации или последствия таковых.

Если бы проект Власова осуществился и в какой-то момент он присоединился бы к англо-саксонским державам, уже разбомбившим в пух и прах Германию, посланная им в помощь для добивания противника русская армия сыграла бы роль вспомогательного войска, не более того. И в ходе подписания капитуляции русским, наверное,...

Ужесточение режима и дистанцирование от Запада есть необходимое условие нашей самобытности (хотя бы в потенции) и общественного многообразия в мире вообще, чтобы он подольше длился именно как многообразный и по-хорошему сложный, не превратился окончательно в один и тот же всемирный торговый центр с одними и теми же...

Вам правда не кажется, что люди, много раз пойманные на вранье и вранья своего так и не объяснившие, вряд ли могут рассчитывать на доверие тех, кто объяснения не дождался?

Мы искали не свободы, а Свободы, не понимая, что в пределе своем такая Свобода разрушительна и почти смертельна, как смертельна Любовь, если она уже не просто любовь, и Вера, если она уже не просто вера.

Сейчас я, как и наш Наибольший, считаю, что это была страшная катастрофа, причём не столько в физическом смысле, сколько по-настоящему, то есть, в сознании людей. И нам по счетам этой катастрофы ещё придётся расплачиваться.

В 1991 г. казалось, что нужно лишь немного потерпеть и дальше все наладится. К 2021 г. выяснилось, что тогдашними давними бедами все далеко не исчерпывается.