Заявление США о выходе из Совета ООН по правам человека (СПЧ) вызвало нарекания практически у всех держав. Нарекания были преимущественно ритуальными – держав, тем более великих, чрезвычайно озабоченных правами человека и ставящими их во главу угла всей своей политики – fiat iustitia, pereat mundus, — особо не наблюдается, правозащита совсем не главное в политике. Однако прямолинейность, с которой американская администрация отрясла прах СПЧ, дипломатическую общественность покоробила. Свое «фе!» высказали не только Россия и Китай, т. е. политические соперники, но и Европа, и даже – страшно сказать – сам Борис Джонсон.

Ибо уж очень это напоминало нравы Тит Титычей – «Не моги ндраву моему препятствовать». А равно картину, изображенную Е. А. Евтушенко в поэме «Казанский университет», посвященной 100-летию со дня рождения В. И. Ленина

«Первогильдейно крякая,

Набрюшной цепью брякая,

Купчина раскорякою

Едва подполз к стене.

Орет от пьянства лютого,

От живота раздутого:

Желаю выйти тутова,

Рубите дверь по мне!»

Именно к этому сводились объяснения американских официальных лиц. Постпред США при ООН Никки Хейли объяснила, что решение и выходе было принято после того как другие страны «не захотели присоединиться к нашей борьбе», чтобы реформировать «лицемерный и служащий только собственным интересам» орган. То есть в чистом виде «Желаю выйти тутова, а кому не мило, тому в рыло».

При этом, вопреки некоторым критикам, США в тактическом плане ничего особенно не теряют. СПЧ не обладает принудительными полномочиями, все что он может – это делать заявления, не производящие никакого действия. Они даже не способны произвести потрясающего впечатления, поскольку авторитет и известность Совета откровенно невелики. У какой-нибудь HRW повыше будет.

К тому же, ничто не мешало США доселе и вряд ли будет мешать впредь выставлять всему миру свои оценки, разочаровываться, осуждать, требовать etc. непосредственно от имени Госдепартамента США. Хор вассалов тут не слишком обязателен.

Наконец, сегодня не времена президента Джимми Картера. В баснословные сегодня 70-е гг. активное использование темы прав человека во внешнеполитической риторике было свежей и удачной находкой, производившей действие. Спустя сорок лет много переменилось, а саму правозащитную тему использовали настолько в хвост и в гриву, что в наше время словосочетание «права человека» далеко уже не обладает столь сильным электрическим действием. За сорок лет случилась большая инфляция.

Так что, от выхода США из СПЧ ни СПЧ, ни текущей международной политике, ни самим США ни жарко, ни холодно. Очередное громкое заявление, а дальше госдеп будет точно так же упражняться в невыносимо выспренной риторике.

Тем не менее в долгосрочном плане последствия будут и скорее для США отрицательные.

Дипломатия – искусство долгопротяжное и при этом очень избыточное. Она состоит из великого множества невесомых, интегральных ходов, каждый из которых не имеет решающего значения (а многие – даже и никакого значения, они пропадают впустую), но со временем сплетаются в общую сеть. Дипломатия –

«… Та же добыча радия.

В грамм добыча, в годы труды.

Изводишь единого слова ради

Тысячи тонн словесной руды».

И, конечно, все эти членства в международных организациях не могут сулить немедленную отдачу. Они для другого существуют – также, кстати, как и посольства. А именно для того, чтобы завязывать контакты, получать информацию, доносить свою точку зрения и в результате долгой, кропотливой работы добиться – быть может – того, чтобы враг сделался нейтралом, а нейтрал – союзником. За всяким таким результатом стоит огромная подготовительная работа, а на виду только дипломатическая мишура – приемы, завтраки, обеды, бокалы шампанского и всякие брехинги.

Такова насчитывающая не одну сотню лет методика работы, которая, наверное, раздражает неофита своей расточительностью и вызывает желание все оптимизировать, чтобы поверить деятельность бездельников во фраках твердой ебитдой – как это во всех MBA учат. Примерно как осенью 1940 г. фюрер издал приказ, запрещающий дальнейшую разработку тех видов оружия, которые не могут быть поставлены в армию в течение одного года. Эффективный менеджмент. Впрочем, нет нужды так далеко ходить. И в нашей новейшей истории довольно случаев, когда оптимизации подвергалось все, не сулящее немедленной отдачи. Свинья под дубом вековым интернациональна.

Похоже, и американская дипломатия ощутила себя под дубом вековым и стала производить решительную оптимизацию.

 

Наш проект осуществляется на общественных началах. Вы можете помочь проекту: https://politconservatism.ru/podderzhat-proekt

Журналист

Похожие материалы

Если ваш либерализм, ваши биографии и ваш успех неразрывно связаны с вот этим, если Березовский -...

Национальный парк федерального значения будет защищён от местных дрязг до тех пор, пока местные...

Русские и нерусские национализмы 90-х и нулевых тоже схлынут и забудутся, если нам удастся...