Эмоциональный фон спортивных баталий сошел на нет еще в конце прошлого года. Решение ехать в Пхенчхан под нейтральным флагом было принято, и каждый определился со своим отношением к нему. Кто-то такое решение понял и теперь болеет за «атлетов из России» так, как будто и ничего особенного не случилось; кто-то не согласился — у этих людей осталась одна эмоция: глухое раздражение, потому что Олимпиаду нам теперь наваливают из всех возможных утюгов под лозунгом «поддержим наших ребят».

В любом случае, всё уже случилось, и теперь можно спокойно посмотреть на произошедшее, с прагматической точки зрения. Что же мы получили в итоге?

Во-первых, серьезно подорвано доверие как к нашим властям, так и к их информационным рупорам. Когда человек читает в новостях «Россия получила очередную медаль», он понимает, что ему тупо врут — никакой России на Олимпиаде нет. Есть ряд российских граждан, но и только. Болеете за всех российских граждан? Что ж, поддерживайте тогда и Михаила Касьянова, когда он едет в Вашингтон выклянчивать санкции. Пишите и об этом с придыханием — наши добились успеха в Америке. В конце концов, господин Родченков тоже гражданин России.

Во-вторых, стала заметна интеллектуальная убогость многих идеологических конструктов, которые нам предлагает пропаганда. К примеру: «американцы не хотели нас видеть на Олимпиаде, а мы всё равно приехали, и теперь они рвут на себе волосы, беснуются в прессе, — это наша победа». Оказывается, наша политика состоит в том, чтобы американцы бесновались и рвали на себе волосы. Мы всякий раз поступаем назло им. Это подростковая модель поведения. Или, если хотите, украинская. Выдавать свое поражение за победу, основываясь на недоказуемых предположениях о том, что твои недруги чего-то там хотели, а ты поступил им наперекор. Удивительно здесь то, что подобное озвучивают убеленные сединами наши самые опытные депутаты. В такие моменты пугаешься: неужели у нас законы принимают люди, которые пользуются вот таким вот логическим аппаратом.

Вообще, увлеченность троллингом, кукишами в кармане (а мы вот кусочек флага им показали — съели, выкусили?) весьма и весьма печалят. Речь идет о серьезных вещах, а у нас кривляются, подхихикивают, уходят от нормального разговора. Ситуация с МОК катастрофична именно в этом плане: есть некая организация взрослых, они принимают решение, они учат нас жить, а мы себя ведем, как нашкодившие школьники: публично гундосим «простите нас, Марь Иванна, мы больше так не будем, мы исправились, пустите нас в класс». А сами за спиной Марь Иванны корчим ей рожи, подставляем ей рожки, думая, что это изрядно веселит собравшихся. Так вот, никого это никак не веселит.

После олимпийских решений нашего руководства складывается ощущение, что у нас одновременно есть две внешние политики с двумя абсолютно разными векторами. Одна — это политика в Сирии, гибкая и твердая, где наша дипломатия подкреплена нашими ВКС, где за каждый выпад в нашу сторону следуют пуски Калибров. А другая внешняя политика — в Южной Корее. Нас унижают, а мы покорно унижаемся, нам плюют в глаза, а мы говорим, что это Божья роса. Нас презрительно щелкают по носу, а наши депутаты объясняют нам, что нам не больно, это наша победа, потому что наших противников это злит. Как можно совмещать две таких политики и не выглядеть со стороны шизофреником, я не знаю. Потому что одна политика — это политика национальных интересов, политика национальной солидарности, а другая — это политика «каждый сам за себя» и «спасайся, кто может».

Нельзя одним и тем же говорящим головам одновременно отстаивать обе эти политики как правильные. Выглядит это дико. Пропаганда может быть какой угодно, но она не может столь явно противоречить сама себе буквально в рамках одних и тех же программ. То есть она может, но она тогда перестает действовать вообще.

Из-за интересов нескольких спортивных чиновников и двух сотен спортсменов на карту было поставлено слишком многое. Пришлось перечеркивать всё, над чем работали восемнадцать последних лет. Оказалось, что были правы либералы. Они хотят хамон и пармезан, а им не дают из политических соображений. Чем такие либералы хуже спортсменов? Почему спортсмены могут ехать без флага на Олимпиаду, а либералу уже и пармезана не поесть? Почему за этот пармезан не сдать Донбасс, к примеру? Он же у нас останется в сердце и в душе. А зато еще и сыр будет.

Никто так и не смог объяснить, почему одни спортсмены, которые всю жизнь тренировались ради Олимпиады, на нее едут, а другие нет, и чем первые лучше вторых.

Самое плохое, что огромный пласт наших политиков на публике показательно путает разные понятия. Нам прямо с экранов кричат: «вы что же, хотите самоизоляции, ведь именно этого добиваются наши враги?» Здесь нас пытаются уверить, что самодостаточность равносильна самоизоляции. Что если мы хлопнем дверью и прекратим ездить на Олимпиаду, то это обделит нас самих. В чем-то обделит, да. Но в чем-то усилит. Причем, обделит один раз, а усилит надолго.

Это вопросы гораздо шире спортивных. В конце концов, сегодня большой спорт — это всего лишь одна из частей глобального шоу-бизнеса. Никогда не слышала, чтобы наши люди жаловались на отсутствие развлечений. «Скажите, а чего вам не хватает? Что у нас в стране надо срочно подтянуть? — Думаю, нам надо срочно создать еще сто-двести телеканалов, открыть пять развлекательных парков, три новые социальные сети». Ну, потому что ЖКХ, здравоохранение и образование у нас уже на очень большой высоте. Хлеба нам достаточно, зрелищ нам давай.

Вместе с тем, отчего бы и не давать зрелищ? Мы же хотим, чтобы развивался наш кинематограф? Но при этом не тянул бюджетные деньги из Минкульта, а зарабатывал в прокате. Спорт — это такой же бизнес. Да, в нем есть серьезная идеологическая составляющая, как и в кинематографе. Но разве мы не хотим, чтобы наш спорт на нашем внутреннем рынке приносил деньги, а не откачивал их бесконечно из казны?

Наверняка у нас многие знают Тайгера Вудса. Это, наверное, один из самых богатых, если не самый богатый американский спортсмен. Его вид  (гольф) не является олимпийским. Вздрогнет ли он, если ему запретят выступать где-либо, кроме США? Да чихал он на всё мировое сообщество.

Мы понимаем, что в современных условиях нам необходима продовольственная безопасность, нам необходимы свои платежные системы, свое станкостроение, свои высокие технологии. Но почему-то не понимаем, что и всё остальное нам тоже необходимо свое. Что чем больше мы будем самодостаточны, тем как раз менее мы будем находиться в международной изоляции.

Но у нас по-прежнему особое внимание приковано к тому, что говорит о нас международная княгиня Марья Алексеевна.

Мы тут вроде как разрушением однополярного мира занимаемся. От нас нового миропорядка ожидают, а мы едем на Олимпиаду и публично едим там чижика.

публицист

Похожие материалы

Граждане теперь стоят перед непростым выбором. С одной стороны, все понимают, что власть...

Взрослый человек должен уметь объяснять в первую очередь, разумеется, себе: почему он любит свою...

Если дубина псевдо-патриотического рэкета начнет ударять и по левым, и по правым, и по тем, кто...