Вам знакомы имена Одиссея и Пенелопы? Нет, я не выпендриваюсь и не иронизирую, я лавирую: это такой хитрый ход, чтобы ввести в сюжет не в слишком грубой форме. Пoтому что ругаться под катом очень хочется, но никак нельзя.

Вы, разумеется, знаете, кто такие Одиссей и Пенелопа, чем они знамениты и даже, благодаря кому.

А имя Лорены Джерман вам знакомо? Разумеется, нет. И это не подвох. Hе запоминайте. Лорена Джерман, и перебесившись, останется в истории не как низвергательница мировых авторитетов, но исключительно как представительница той части человечества (наименьшей и наихудшей его части…), которая попыталась отомстить за собственную бездарность и личные фрустрации заплёвыванием чужих талантов и разрушением большой литературы.

Таких обычных снулых «представительниц» ущемлённой зависти — пруд пруди в любой окололитературной тусовке. Просто эта оказалась настырнее прочих и замахнулась не на абы какого удачливого современника, а на самого «дедушку Гомера». Точнее сказать, с Гомера она начала и продолжила целой плеядой признанных, вплоть до Фитцджеральда. Да так решительно замахнулась, что удостоилась отдельной статьи о своих гомерических намерениях не абы где, а в самом «The Wall Street Journal«. То есть, в газете, до сих пор крепко державшейся за возжи карающей политкорректности и ни на миг от неё не отступавшей. Но здесь, констатируем, и уолл-стритное терпение прорвало.

Лорена Джерман — одна из основательниц очередного революционного движения под меткой «Ворвёмся в тексты» (модно говоря, хештэг #DisruptTexts), суть которого в буквальной чистке тех классических литературных авторитетов, которые с недавних пор не соответствуют «новым ценностям» и пересмотренным понятиям сегодняшней диктатуры политкорректности.

Некоторые классики, заявляет Лорена, «писали более 70 лет назад» (я очень надеюсь, что хотя бы это она не о Гомере…), а потому их книги кишмя кишат давно устаревшими, а то и открыто дискриминационными понятиями.

Все эти тексты, до сих пор, превозносимые и рекомендуемые для прочтения в школьных программах, следует перетрясти, как несвежее бельё и критически пересмотреть, на предмет нахождения постыдных пятен. После чего, либо застирать и перекроить, либо совсем убрать из библиотек и школьных программ. Говорит Лорена.

Единомышленники Лорены поддакивают в твиттерах и на волнах СМИ, обновлённых движением «BLM», призывая зачистить классическую литературу также и от чрезмерного количества «белых авторов», набрав на их место «более весомых и соответствующих новым нормам цветных литераторов».

Новые поколения, по мнению Лорены и соратников, вообще не должны читать весь несознательный брeд несправедливо почитаемых «титанов». Пусть учатся добру и справедливости через призму пересмотренных назначенными специалистами произведений, соответствующих не действительности, но её улучшенному варианту.

Сама Лорена опубликовала пока только одно бессмертное творение: «Антирасистский учитель : практическое пособие по чтению» — и прославилась такими глубокими по смыслу сентенциями, как, например : «Слишком многие зацикливаются на вопросе «как», но никогда не отвечают на вопрос «почему» или «что»» (с).

Фраза безусловно гениальная, из тех, что Паустовский называл «членистоногими»: её можно вставлять в любое место любого текста на любой сюжет — никто не заметит вклейки, не поймёт, о чём она и не расстроится.

Гомер не актуален, потому что не радел за права современных ему угнетаемых меньшинств. И вместе с Гомером не актуальны все те, кто писали не так и не о том.

Лорена, конечно, отнюдь не первопроходец, а обычный подключившийся к тренду обыватель-активист. Попытки «прочистить» и «переосмыслить» мировую литературу начались задолго до неё и c ней не остановятся.

Уже с 2013 года, итальянская организация «Gherush92» клеймила Данте «расистом», отыскав в «Божественной комедии» гомофобию (Ад, песнь XV), исламофобию (Ад, песнь XXVIII) и антисемитизм (Ад, песнь XXXIV). Призывы сократить «Комедию» во всех последующих переизданиях, а также изъять из школьных учебников и программ все «опасные» куски гулко отзвучали, но видимых последствий не заимели. Хоть, очень возможно, что мы просто пока ещё не имели счастья констатировать эти последствия.

Примерно в то же время и в той же Америке, из «Унесённых ветром» пытались убрать неприятные главы, посвящённые реальным истокам Ку-клукс-клана (XLIV, XLV и предыдущие), а также скорректировать речь персонажей, изъяв из неё все упоминания понятия «негр». Что, как вы понимаете, на практике оказалось невыполнимым… До поры.

И всё тогда же (2013), во Франции, из школьных программ изъяли знаменитое стихотворение Ронсара «Пойдем со мной, красотка…» как гимн мужскому доминированию и апологию сексуальной агрессии зeмлевладельца-эксплуататора над невинной пейзанкой.

Обо всём этом возмущённо писали, многослюнно дискутировали, настойчиво били в набат нервные публицисты и сочувствующие читатели.

И тем не менее, в самой глубине души, почти никто окончательно не верил, что всё это — первые ласточки того воспитательного трафарета, вползающего густой патокой в нашу заморенную проблемами повседневность, которая, в процессе целенаправленной и неутомимой дрессировки однажды приведёт к безропотономy принятию уже любого, грубо, гнусно и открыто навязываемого абсурда.

От признания врагами народов Гомера и Фитцжеральда, до канонизации наркомана и бандита-рецидивиста Джорджа Флойда и изгнания Чайковского и Минкуса из Парижской Оперы, как недостаточно радеющих за права меньшинств.

Далее — по надобности момента: от бессмысленных и беспощадных мер по истязанию прав и свобод земного населения, до насильственного признания этим населением «факта», что всё, написанное и усвоенное в период «доисторического материализма» можно перешибить одним решительным плевком. Всё, включая здравый смысл и неопровержимые доказательства.

Грубо перечеркнуть и намертво поверить, например, что некий невидимый миру вирус умеет прыгать на свои жертвы только с дистанции до полутора метров и только после восьми часов вечера. Что ватные палочки, выявляющие некую «инфекцию» у плодов киви и папайи, точно так же действительны для вашей носоглотки и что на их показателях отныне основан мир.

Вы напрасно морщитесь и презрительно поднимаете губу, насмешливо восклицая «какая связь». На самом деле, связь прямая и неразрывная: любая дрессировка начинается с согласия на абсурд.

И когда, перекромсав классику, на который выживали целые поколения вашей цивилизации, вам утверждают, что «мир никогда не будет прежним» и у вaс отныне нет выбора, кроме как покориться и это принять, — вам самое время вспомнить, что людям, не знающим собственного прошлого, легче всего придумать будущее.

А вам его очень настойчиво придумывают именно сейчас…

***

NB — Все рождённые в 70-е, может быть, вспомнят и вздрогнут над припевом старой «Песни об Одиссее«: «Шла бы ты домой, Пенелопа…».

А многие и не вспомнят, и не вздрогнут, и не задумаются: в Массачусетсе «Одиссею» уже исключили из школьных программ.

Это гораздо ближе, чем вам кажется.

 

_______________________

Наш проект можно поддержать.

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...

Автор заключает, что политическая полиция Российской империи являлась не репрессивным аппаратом, а...

Закон как будто специально составлен таким образом, чтобы исключить правовое разрешение конфликтов,...

Leave a Reply