Вам знакомы имена Одиссея и Пенелопы? Нет, я не выпендриваюсь и не иронизирую, я лавирую: это такой хитрый ход, чтобы ввести в сюжет не в слишком грубой форме. Пoтому что ругаться под катом очень хочется, но никак нельзя.

Вы, разумеется, знаете, кто такие Одиссей и Пенелопа, чем они знамениты и даже, благодаря кому.

А имя Лорены Джерман вам знакомо? Разумеется, нет. И это не подвох. Hе запоминайте. Лорена Джерман, и перебесившись, останется в истории не как низвергательница мировых авторитетов, но исключительно как представительница той части человечества (наименьшей и наихудшей его части…), которая попыталась отомстить за собственную бездарность и личные фрустрации заплёвыванием чужих талантов и разрушением большой литературы.

Таких обычных снулых «представительниц» ущемлённой зависти — пруд пруди в любой окололитературной тусовке. Просто эта оказалась настырнее прочих и замахнулась не на абы какого удачливого современника, а на самого «дедушку Гомера». Точнее сказать, с Гомера она начала и продолжила целой плеядой признанных, вплоть до Фитцджеральда. Да так решительно замахнулась, что удостоилась отдельной статьи о своих гомерических намерениях не абы где, а в самом «The Wall Street Journal«. То есть, в газете, до сих пор крепко державшейся за возжи карающей политкорректности и ни на миг от неё не отступавшей. Но здесь, констатируем, и уолл-стритное терпение прорвало.

Лорена Джерман — одна из основательниц очередного революционного движения под меткой «Ворвёмся в тексты» (модно говоря, хештэг #DisruptTexts), суть которого в буквальной чистке тех классических литературных авторитетов, которые с недавних пор не соответствуют «новым ценностям» и пересмотренным понятиям сегодняшней диктатуры политкорректности.

Некоторые классики, заявляет Лорена, «писали более 70 лет назад» (я очень надеюсь, что хотя бы это она не о Гомере…), а потому их книги кишмя кишат давно устаревшими, а то и открыто дискриминационными понятиями.

Все эти тексты, до сих пор, превозносимые и рекомендуемые для прочтения в школьных программах, следует перетрясти, как несвежее бельё и критически пересмотреть, на предмет нахождения постыдных пятен. После чего, либо застирать и перекроить, либо совсем убрать из библиотек и школьных программ. Говорит Лорена.

Единомышленники Лорены поддакивают в твиттерах и на волнах СМИ, обновлённых движением «BLM», призывая зачистить классическую литературу также и от чрезмерного количества «белых авторов», набрав на их место «более весомых и соответствующих новым нормам цветных литераторов».

Новые поколения, по мнению Лорены и соратников, вообще не должны читать весь несознательный брeд несправедливо почитаемых «титанов». Пусть учатся добру и справедливости через призму пересмотренных назначенными специалистами произведений, соответствующих не действительности, но её улучшенному варианту.

Сама Лорена опубликовала пока только одно бессмертное творение: «Антирасистский учитель : практическое пособие по чтению» — и прославилась такими глубокими по смыслу сентенциями, как, например : «Слишком многие зацикливаются на вопросе «как», но никогда не отвечают на вопрос «почему» или «что»» (с).

Фраза безусловно гениальная, из тех, что Паустовский называл «членистоногими»: её можно вставлять в любое место любого текста на любой сюжет — никто не заметит вклейки, не поймёт, о чём она и не расстроится.

Гомер не актуален, потому что не радел за права современных ему угнетаемых меньшинств. И вместе с Гомером не актуальны все те, кто писали не так и не о том.

Лорена, конечно, отнюдь не первопроходец, а обычный подключившийся к тренду обыватель-активист. Попытки «прочистить» и «переосмыслить» мировую литературу начались задолго до неё и c ней не остановятся.

Уже с 2013 года, итальянская организация «Gherush92» клеймила Данте «расистом», отыскав в «Божественной комедии» гомофобию (Ад, песнь XV), исламофобию (Ад, песнь XXVIII) и антисемитизм (Ад, песнь XXXIV). Призывы сократить «Комедию» во всех последующих переизданиях, а также изъять из школьных учебников и программ все «опасные» куски гулко отзвучали, но видимых последствий не заимели. Хоть, очень возможно, что мы просто пока ещё не имели счастья констатировать эти последствия.

Примерно в то же время и в той же Америке, из «Унесённых ветром» пытались убрать неприятные главы, посвящённые реальным истокам Ку-клукс-клана (XLIV, XLV и предыдущие), а также скорректировать речь персонажей, изъяв из неё все упоминания понятия «негр». Что, как вы понимаете, на практике оказалось невыполнимым… До поры.

И всё тогда же (2013), во Франции, из школьных программ изъяли знаменитое стихотворение Ронсара «Пойдем со мной, красотка…» как гимн мужскому доминированию и апологию сексуальной агрессии зeмлевладельца-эксплуататора над невинной пейзанкой.

Обо всём этом возмущённо писали, многослюнно дискутировали, настойчиво били в набат нервные публицисты и сочувствующие читатели.

И тем не менее, в самой глубине души, почти никто окончательно не верил, что всё это — первые ласточки того воспитательного трафарета, вползающего густой патокой в нашу заморенную проблемами повседневность, которая, в процессе целенаправленной и неутомимой дрессировки однажды приведёт к безропотономy принятию уже любого, грубо, гнусно и открыто навязываемого абсурда.

От признания врагами народов Гомера и Фитцжеральда, до канонизации наркомана и бандита-рецидивиста Джорджа Флойда и изгнания Чайковского и Минкуса из Парижской Оперы, как недостаточно радеющих за права меньшинств.

Далее — по надобности момента: от бессмысленных и беспощадных мер по истязанию прав и свобод земного населения, до насильственного признания этим населением «факта», что всё, написанное и усвоенное в период «доисторического материализма» можно перешибить одним решительным плевком. Всё, включая здравый смысл и неопровержимые доказательства.

Грубо перечеркнуть и намертво поверить, например, что некий невидимый миру вирус умеет прыгать на свои жертвы только с дистанции до полутора метров и только после восьми часов вечера. Что ватные палочки, выявляющие некую «инфекцию» у плодов киви и папайи, точно так же действительны для вашей носоглотки и что на их показателях отныне основан мир.

Вы напрасно морщитесь и презрительно поднимаете губу, насмешливо восклицая «какая связь». На самом деле, связь прямая и неразрывная: любая дрессировка начинается с согласия на абсурд.

И когда, перекромсав классику, на который выживали целые поколения вашей цивилизации, вам утверждают, что «мир никогда не будет прежним» и у вaс отныне нет выбора, кроме как покориться и это принять, — вам самое время вспомнить, что людям, не знающим собственного прошлого, легче всего придумать будущее.

А вам его очень настойчиво придумывают именно сейчас…

***

NB — Все рождённые в 70-е, может быть, вспомнят и вздрогнут над припевом старой «Песни об Одиссее«: «Шла бы ты домой, Пенелопа…».

А многие и не вспомнят, и не вздрогнут, и не задумаются: в Массачусетсе «Одиссею» уже исключили из школьных программ.

Это гораздо ближе, чем вам кажется.

 

_______________________

Наш проект можно поддержать.

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Мы гордо вещаем о "своём собственном пути развития", но при этом изо всех сил стараемся не отстать...

Складывается впечатление, что Горбачёв оказался в состоянии, которое англичане называют splendid...

Если чета Нуланд-Кейган в компании других неоконов и либеральных ястребов снова выдвинутся на...

One Comment
 
  1. Владимир Кудрявцев 01.02.2021 at 12:11 Ответить

    Так и есть. Читая от свежих блогов к старым нахожу подтверждение того, что автора гложет не какой-то набор частных проблем по той или иной теме, а кардинальная ставка нынешней цивилизации на абсурд. Вот что было невыносимо для истинного консерватора во все времена, поверяющего все исключительно здравым смыслом. Ответ противоположной стороны классически прост: «Это не абсурд. Это не авантюра. Это большой скачок.» То есть, простите, не «скачок», а культурная революция. «Скачок» это тоже о революции, но в экономике. Впрочем, у нас нынче на дворе и то, и другое.
    Раз явление определено, революция, но надо задать производные от него термины. Это очень важно, потому что есть поверие, что как корабль назовешь, так он и поплывет. В той классической простоте культурные революционеры звались хунвейбины. Термин этот с одной стороны закрепившийся, но импортный и малопонятный, а главное не соответствующий ценностям нынешней революции, а потому как нет в нем женского рода. Долой мачизм! А посему следует и его исправить, скажем на хуннавыйбину. Хунна или гунны это самоназвание давних культурных революционеров, которые когда-то совершили одну из первых культурных революций в Европе, называемой почему-то нашествием. А выйбина отдаленно напоминает о некоем русском неприлично произносимом понятии, которое имеет полуприличное обозначение как «выпендреж». Получается очень милое, а главное точное сочетание смыслов и все это в женском таком снисходительном роде, мол, какой спрос с женщины, лишь бы не плакала. А главное это точный русскоязычный аналог исторического самоназвания современных культурных революционеров «пусси райотс». Так что не только Гомера будем править. Всех пороть! В смысле учить и перевоспитывать. А теперь когда этот корабль назван пусть плывет, если сможет.

Leave a Reply