Ухода Дмитрия Овсянникова с поста губернатора Севастополя ждали довольно давно, по крайней мере с января текущего года. Тогда от ряда лиц в Москве я слышал, что эта отставка, скорее всего, состоится в ближайшее время, возможно, даже в марте. В мае-июне более осведомленные, чем я, журналисты говорили, что отставка уже ли де факто состоялась, и власти в Кремле только ждут подходящей даты.

Политическая судьба губернатора стала ясна после появления в городе Дмитрия Саблина как главы местной ячейки «Единой России». Саблин не скрывал своей независимости от губернатора, он не согласовывал с ним свои действия в рамках избирательной кампании, и это не могло не свидетельствовать об утрате главой Севастополя влиятельной поддержки в Кремле.

Если что и спасало Овсянникова, то это заметное нежелание руководства системы внутреннего управления идти на поводу у гражданского общества и местной представительной власти в стремлении избавиться от столь неудачного губернатора. Вероятно, те кто рулят внутренней политикой, хотели бы отложить момент отставки, произведя ее после выборов в севастопольское Заксобрание. Думаю, что своим политическим демаршем, неожиданным вступлением в предвыборную гонку в качестве самовыдвиженца Алексей Чалый нарушил какие-то хитроумные планы и резко ускорил события.

Как это может повлиять на исход выборов?

С одной стороны, как говорят сейчас оппоненты Чалого, у той кампании, которую вели его сторонники, теперь исчезла позитивная повестка. По существу, единственная цель кампании, как она была заявлена самим Чалым, состояла в том, чтобы сформировать в региональном парламенте устойчивое большинство, которое смогло бы выразить недоверие действующему губернатору. Теперь выражать недоверие стало некому, едва ли новый градоначальник за два месяца сможет сотворить нечто ужасное, и поэтому той группе общественных деятелей города, которую называют «чаловцами», нужно срочно искать иные основания для возвращения в публичную политику. Оппоненты предполагают, что найти новые мотивы им не удастся.

Мне представляется, что дело не так безнадежно, но к этому мы еще вернемся.

С другой стороны, Чалый продемонстрировал свою исключительную политическую силу. Третий раз за последние пять лет по его инициативе в городе меняется власть. Первый раз это произошло в феврале 2014 года, второй – в июле 2016 и вот теперь, в июле 2019 – уже третий. Опять же за оставшиеся два месяца представителям системы трудно будет убедить растерянных и колеблющихся избирателей, что это все случайность, и никакой особой харизмы у Чалого нет, и при новом губернаторе его обязательно, как у нас выражаются, «сольют». Сегодня, 12 июля 2019 года, рядовому избирателю в это очень сложно поверить. И вне зависимости от того, оправданно или нет это представление об исключительной политической удачливости Чалого, избиратель сейчас имеет дополнительный мотив поддержать на выборах того человека, имя которого сегодня слишком отчетливо ассоциируется со словом «победа».

Если отвлечься на минуту от текущих политических раскладов и задуматься о произошедшем, зададимся вопросом, какие выводы мы можем сделать из всей картины севастопольской политической жизни, как она предстает нам сегодня, по прошествии более пяти лет после воссоединения города с Россией. Еще в 2015 году я сравнил роль Севастополя в сегодняшней России с ролью Новгорода в Московском царстве до того момента, как Иван Грозный не срезал вечевой колокол и не ликвидировал последние остатки городской свободы. Вольного самоуправляющегося города внутри централизованной империи.

Однако обе исторические логики имеют свое право на существование – и имперская, и гражданская. Как известно, еще со времен французской историографии эпохи Реставрации, подъем Запада объяснялся сосуществованием этих двух разных исторических логик, каждая из которых не могла полностью отменить другую.

В статье «Девятнадцатый век» будущий славянофил Иван Киреевский указывал в качестве одного из факторов отсталости России неспособность принять в себя Новгород и Псков именно в качестве «вольных городов», обладающих долей независимости от верховной власти. Думаю, что подъем России и в наше время также обусловлен тем, сможет ли она вместить себя Севастополь как город, обладающий своим собственным политическим лицом, со своей политической спецификой. И в этом смысле факт наличия здесь неподконтрольного исполнительной власти заксобрания важнее появления здесь приличного губернатора. В этом тезисе я, возможно, не найду понимания у многих коллег из Севастополя, и их можно понять, люди хотят жить просто в обычном городе с нормальной властью, а отнюдь не в символической столице российского парламентаризма, раздираемом бесконечным конфликтом ветвей власти.

Казалось бы, что может быть проще – почему бы не направить в Севастополь какого-нибудь обычного честного чиновника, умеющего работать не только с деньгами, но и с людьми. Прошу прощения, но даже Украина смогла в конце концов подарить горожанам руководителя, который сумел заслужить своей деятельностью их признание – Владимира Яцубу. Но есть что-то роковое в российской бюрократической системе, что она по какой-то таинственной причине не может, просто не способна представить нам идеальный образец губернаторской порядочности. Не только, кстати, в Севастополе.

Кого бы мы могли сегодня назвать губернатором мечты, если судить по всей России? В голову приходят только имена 67-летнего Анатолия Артамонова и 69-летнего Евгения Савченко. А где тот самый идеальный молодой технократ, которого с таким усердием формировали руководители программы «Лидеры России»? Где вот этот безупречный во всех отношениях менеджер, умеющий легко распутывать самые трудные узлы, находить общий язык, снимать острые проблемы? Если такой и есть один во всей России, почему мы не знаем его имени? Как знаем имена тех, у кого сложная ситуация в регионе, и кто по этой причине нуждается в помощи политтехнологов?

Почему севастопольцы надеются, что федеральная бюрократия подарит им какого-то чудо-богатыря? Дай то Бог, чтобы пришел просто умный человек, который не станет демонстрировать, кто в городе хозяин и признает, что в Севастополе имеется гражданское общество и с ним нужно считаться. Очень может быть, что Михаил Развожаев как раз именно такой человек, идеальный медиатор, готовый договариваться, учитывать чужое мнение, не стремящийся унизит оппонента. Но, конечно, нет ни малейшей гарантии, что все недостатки бюрократической системы вдруг исчезли в ночь с 11 по 12 июля, и теперь Севастополь и вся Россия будет жить в обществе взаимного компромисса и согласия.

Поэтому любая, самая хорошая и просвещенная власть в городе, обязательно требует наличия здесь отлаженной системы сдержек и противовесов. А это всегда возможно только при существовании независимого от администрации представительства, способного ударить по рукам любого казнокрада. Только в этом случае смогут эффективно работать суд и прокуратура, а также контрольные органы, следящие за финансовой дисциплиной. Если бы Севастополь смог бы показать пример правового государства в пределах одного города, это было бы колоссальным вкладом в дело национального возрождения страны.

И, разумеется, именно эта задача должна стать главной целью избирательной кампании. Какая из идущих сегодня на севастопольские выборы партий в наибольшей степени адекватна этой задаче? Мне кажется, это в первую очередь севастопольские «зеленые», ведомые общественными активистами Вячеславом Гореловым и Сергеем Кажановым. Но также и «Родина», возглавляемая в городе не менее уважаемыми людьми – Ольгой Тимофеевой, Иваном Комеловым, Григорием Донцом. Думаю, было бы неправильно говорить, что эти люди проводили в жизнь интересы Алексея Чалого как бизнесмена и политика. Дело обстоит противоположным образом, Чалый своими ресурсами поддерживал те инициативные группы, которые защищали общественные пространства от хищнического их разграбления застройщиками и дружественными им администраторами. Если оттесненные в так наз. непарламентскую оппозицию общественные группы победят и сформируют в новой легислатуре устойчивое большинство в союзе с другими силами, это и станет главным итогом нового витка городской революции, которую мы называем Русской Весной. Не стоит ждать кадровых подарков от нынешней системы. Надежные гарантии от бюрократического произвола в виде ответственного заксобрания на сегодня самая важная задача для города, который остается для всех нас образцом настоящего патриотического поведения.

А на него в нынешней России отваживаются немногие.

 

Первая публикация данного текста состоялась на сайте ForPost: https://sevastopol.su/news/tretiy-etap-sevastopolskoy-revolyucii

 

Историк философии, политолог, доцент философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Председатель редакционного совета портала "Русская идея".

Похожие материалы

Не стоит противиться историческим императивам логики развития нашей государственности. В том числе...

Войны пока нет, но о ней все пишут — значит, будет. Оружие непрерывно сравнивают, и обе стороны...

Неполиткорректная масса огорчённых репортажей по самым политкорректным телеканалам уже показала...