Автор: Андрей Тесля

Общая рамка – как раз популярный в это время сюжет о «романтизме» и «реализме». Николай Огарев буквально в то время, когда «Обыкновенная история» будет публиковаться в февральской книжке «Современника» за 1847 год, будет писать Александру Герцену и московским друзьям о том, как занимается вещами положительными,...

Для кого-то – до 1848 – 1849, для других – как те московские славянофилы – до 1854 – 1855 годов мир будет оставаться «наполеоновским», то есть его восприятие, ожидания – будут ориентированы на возможность всеобщей перемены, решительной и эффектной смены декораций: возможности новой «Империи», новой, подлинной...

Разумное устроение жизни, которое проповедовали еще несколько лет назад собратья Рязанова, приводит к странному итогу – что у всего, что есть – у всей окружающей жизни, поротых мужиков, глупых крестьянских разговоров, бьющего морду мирового посредника, у помещика, забирающего себе землю, некогда купленную его...

Русская Idea начинает публикацию заметок «на полях» философа Андрея Тесли, сделанных Андреем Александровичем во время чтения художественной литературы, исторической публицистики и философских произведений. Мы надеемся, что со временем этот цикл публикаций превратится в отдельную рубрику под названием «книжная...

Имена М.Н. Каткова и И.С. Аксакова с середины 1860-х упоминали столь же часто вместе, через запятую, как и противопоставляли, – и для того, и для другого восприятия были свои вполне глубокие основания. В статье анализируются основные элементы публичного образа и позиций в национальном вопросе двух ведущих публицистов...

«Официальная государственность» предстает, несмотря на разнообразие изменчивых характеристик, неизменной в одном – в сущностной безыдейности, в то время как общественность – чем бы ее конкретные группы не увлекались, имеет «связь с народной жизнью».

Ценнейший аспект нового исследования, посвященного Владимиру Мещерскому – рассмотрение технической стороны его издательской деятельности. Так, начиная «Гражданин», Мещерский активно советуется со славянофилами, в первую очередь с Ф.И. Чижовым, пытаясь через него получить доступ к капиталам московского купечества...

Вопрос не в том, что поэтизации быта нет в литературе. Вопрос в том, почему это не прививается, почему это не входит в усредненное культурное восприятие. А потому, что весь окружающий быт хрупок, нелеп, дыряв. Об этом и будет «Апокалипсис нашего времени» Розанова. Он будет говорить, что в сердцевине всего обнаружилась...

Книга Чулкова тем и примечательна, что открывает другой голос – причем не одинокий, внятный окружающим, не считающим его анахронизмом, понимающим, о чем идет речь и полагающим возможным, чтобы этот голос стал одним из «больших», «главных голосов»

РI: Русский консерватизм последнего времени устойчиво ассоциируется с этатизмом и сверх-государственничеством. Часто можно слышать, что этими чертами он противоположен консерватизму европейскому и особенно англо-саксонскому. В определенной степени так оно и есть – ценность государства, причем, как выражаются...