Всю эту «темную» неделю крымчане, встречаясь друг с другом, удивленно отмечали, что Крыму помогают небеса: так было в прошлом году, когда хляби небесные разверзлись и наполнили иссушенные водохранилища до краев, так случилось и нынче. Обычно ноябрь в Крыму промозглый, с колючими ветрами и унылыми дождями — а всю неделю, которую полуостров провел в кромешной тьме по милости жалкой кучки изгнанных с его территории «национальных лидеров крымскотатарского народа», было тепло до безобразия — в какой-то день температура за окном дошла даже до 20 градусов.

Это позволило отключить котельные, а освободившиеся 20 мегаватт отдать на более нужные позиции. 18 мегаватт дал в общую кассу троллейбус, который заменили маршрутками. Свою долю внесли остановившиеся относительно крупные промышленные предприятия — так с миру по нитке набрали энергию, которую направили в населенные пункты, остававшиеся без электропитания несколько суток.

Что имеем сейчас: в крупных городах электроэнергию населению дают по графику с перерывом в 9-10 часов. В сельских районах сложнее — там включают на час дважды в сутки. Для современного человека на самом деле это катастрофа: мы не умеем жить без телефона, холодильника, телевизора и не умеем оставаться наедине со своими мыслями. Добавим сюда вынужденный отпуск, темноту за окном вечером, небо в тучах днем — и пожалуйста вам, депрессия, злость, агрессия и все вытекающие отсюда радости. То есть то, чего и добивались организаторы этого террористического акта.

Рискую быть обвиненной в розовых соплях, но это меня не пугает, потому что подтверждение моих слов читатель легко может найти в соцсетях: крымчане не испугались, в уныние не впали. В начале недели, когда было особенно тепло и был период неизбежной в таких случаях организационной неразберихи только что объявленного чрезвычайного положения, народ по вечерам высыпал на улицы, устраивал народные гуляния, кто-то приносил такое забытое чудо, как гармошка, кто-то организовывал бесплатный чай… В общем, было весело.

1.jpg

Случилось это потому, что крымчане подспудно ждали, кто украинская сторона обязательно устроит нечто подобное. И понимали, что за свое решение, сделанное в марте прошлого года, нужно «отвечать» — то есть принять спокойно и с достоинством все пакости, которые устроит разлагающееся государство, из которого крымчане только что вырвались в едином порыве.

Специально пошла на рынок — именно там, как известно, можно узнать настроение людей. Хорошее настроение у людей! Отменное. Все всё понимают правильно. Особенно понравилось, что нигде и ни разу — ни в магазинах, ни в транспорте, ни на рынках не услышала даже намека на то, что кто-то обвиняет крымских татар в отсутствии света. Думаю, эта простая мысль, что лидеры меджлиса все эти годы не народу служили, а своим заокеанским хозяевам, которые с самого начала превратили крымскотатарский народ в инструмент борьбы с русскими на полуострове, а затем и в целом с Россией, теперь дошла не только до политологов и журналистов, которые все эти годы об этом писали. Как видите, понадобилась всего лишь неделя…

Нет, не хочу сказать, что крымчане сплотились в едином порыве — конечно, есть недовольные, есть раздражение, их тоже можно заметить. Но в целом запущен процесс некой социальной консолидации. Особенно это заметно по журналистам — они ведь сразу все выплескивают на публику. Так вот, в прошлом году, когда Крым так же внезапно остался без мобильной связи, журналисты запустили в соцсети группу, где обменивались добытыми телефонами чиновников и их пресс-секретарей. Раньше у каждого был свой «заветный блокнотик», а сейчас все до сих пор делятся контактами. Попроси, если надо — и тебе обязательно дадут заветный номерок.

А сейчас журналисты в качестве рабочего места освоили кафе — работа на публике для публики даже как-то бодрит. Такого у нас не было — а теперь наверняка останется. По радио услышала, что есть крымчане, которые приглашают к себе тех, кому нужно зарядить телефоны, а один ялтинец сказал, что готов принять к себе на барбекю тех, кто готов разделить с ним обесточенный вечер…

Знаете, такое не придумаешь. Это как раз те моменты, когда проверяется на прочность и твой характер, и твои политические взгляды, и человеческие качества. Печально, что те, кто представляет сектор торговли, опять подтвердили свое главное предназначение — везде и во всем извлекать выгоду. В начале недели поползли вверх цены на ГСМ, попытались продавать дороже хлеб, другие продукты, лекарства. К концу недели правительству удалось с этим совладать.

Сегодня первые лица республики говорят о том, что после окончания режима ЧС каждый получит по заслугам, как «получил свое» уже уволенный министр топлива и энергетики. По большому счету, можно было бы уволить еще дюжину: слишком много хаоса было поначалу, да многое остается бестолковым и по сей день. Но народ к ситуации отнесся в целом с пониманием, была и есть лишь одна серьезная претензия: почему имеющиеся мегаватты распределяются несправедливо — одни кварталы сияют огнями без перерыва, а другие получают свет на два часа, и то ночью.

Люди недоумевают, почему еще в прошлом году отказались от идеи добавить мощности Симферопольской ТЭЦ — сейчас к этому вернулись, но год потерян. Почему так неторопливо строится энергомост — ведь то, что его нужно однозначно строить, было понятно изначально: на Украине нет государства, способного выполнять свои обязательства по договорам, еще с февраля прошлого года. Надеяться на обратное — пребывать в иллюзиях.

Спустя неделю в Крыму наконец появилось солнце, воздух стал прозрачным, заметно похолодало. Время включать котельные — их и включили, правда, не все и не везде. Сергей Аксенов осторожно высказался насчет того, что энергомост с Кубани, возможно, запустят не к 20 декабря, как обещали президенту, а на две недели раньше. А тут и Киев, не имеющий никакой возможности справиться с десятком отморозков у взорванных ЛЭП устами министра топлива Демчишина и даже самого Яценюка заявил, что готов дать ток в Крым через таки восстановленную опору в обмен на поставку с Донбасса угля. А Александр Захарченко подтвердил: дадим уголь, если на полуостров пойдет электроэнергия.

Может быть, все срастется, и уже сегодня-завтра крымчанам станет легче. Эта ЛЭП даст 220 Мвт, энергомост принесет 350-400, да своих есть примерно столько же. Надо больше, но если все сложится, то мы будем считать два-три часа не включенного электричества дома, а выключенного. Проживем! Зато мы уже получили бесценный опыт выживания. Мы поняли на себе, что мы не одни: все эти дни нам звонили родные и знакомые с материка, тема обесточенного Крыма не сходила с первых позиций практически во всех СМИ (даже в либеральных, где с нескрываемой радостью рассказывали о наших трудностях). Мы пересказывали друг другу слова Владимира Путина, который благодарил крымчан за стойкость. Мы принимали специалистов и бесценные грузы в виде генераторов, которые нам присылали со всей страны.

В такой стране можно жить.

Главный редактор газеты «Крымское Эхо», журналист

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...