Спасибо Ричарду Докинзу.

Но сперва поблагодарю участников обсуждения моей статьи «Зоология человека». Особенно тех, кто по этому поводу старательно и достоверно изображал прохудившуюся канализационную трубу[1]. Эти господа (и примкнувшие к ним дамы) не только сделали хорошую рекламу публикации в «Известиях», но и подтвердили мою правоту. Судите сами: в ходе тысячеминутки ненависти у десятков (если не сотен) граждан с высшим образованием не нашлось ни одного конкретного контр-аргумента, и даже чувства юмора не проявилось, всё их несогласие сводится к стандартному набору личных оскорблений, который в этой среде воспроизводится уже несколько лет  по разным поводам и адресам [2] .

Теперь по порядку, начиная с предыстории.

В недоброй памяти 90-е годы автор этих строк вместе с группой товарищей (социалистов, коммунистов, либералов в хорошем смысле и просто научных работников разных специальностей) старался противодействовать  проникновению в школы, вузы и НИИ псевдонаучных фантазий, оккультизма и разнообразной мистики, в ассортименте от вальдорфской антропософии до имяславия.

На тех же позициях стою и по сей день.

Полагаю, что государственное образование должно быть научным, даже конфессиональные предметы с почтенной родословной здесь неуместны  — по причинам, во-первых, строго юридическим, во-вторых, появление таких предметов подрывает общую логику в системе и ее единообразие на территории большой страны, что чревато нехорошими последствиями[3]. Есть и «в-третьих», впрочем, это тема отдельного разговора.

С самого начала было понятно, что в своей оппозиции «Духовному Возрождению» до уровня ХVI века мы «на языке одном о разном говорили». Некоторых принципиально не устраивала сама необходимость приспосабливать научные данные к идеологии.  К марксистско-ленинской или к белогвардейско-монархической – всё равно. Так рассуждал мой учитель В.Б. Кобрин, за что его объявили отставшим от жизни «позитивистом» , а он был просто профессионал. С другой стороны, решительные противники Закона Божьего оказывались вдруг вполне терпимы к тому, что тысячи академических часов забиваются «экономиксами», «стратегическими менеджментами», «культурологией» и прочими сугубо светскими предметами, только издали похожими на науку[4].

Другая проблема: в пылу борьбы трудно удержаться на тонкой грани, на «лезвии бритвы» (как сказал бы И.А. Ефремов) и не стать таким «революционером», который мстит Христу за невежество конкретного священника и переносит на родную страну пакостное впечатление от конкретного чиновника. В 80-е годы с моим поколением произошло нечто подобное. 

Английский биолог своим ярким публицистическим словом отвратил от повторения этого печального опыта.

Лично для меня момент истины наступил, когда выяснилось, что соратники по борьбе со средневековым мракобесием сильно увлечены сочинениями Ричарда Докинза. Я стал знакомиться с новым направлением, призванным, как мне сказали, объединить естественников и гуманитариев «в их земной юдоли». И был сильно удивлён. То, что я читал, напоминало «новую хронологию» и «научный креационизм».

Как вообще образованные люди могли принимать подобные тексты всерьез?

Биолог Докинз  вторгался в чужие дисциплины, не потрудившись ознакомиться даже со школьным учебником по предмету, который собрался переформатировать. А за ним выстраивалась целая как бы исследовательская школа  и принципиально новое понимание того, как развивалось человечество и что такое культура.

Между тем, подаренная гуманитариям с барского биологического стола «теория мемов» — вообще никакая не теория.  В истории, как и в любой науке,  теория – это обобщение высшего порядка, а для начала нужно грамотно  — по определенным правилам – исследовать источники и систематизировать извлеченную из них информацию. Ничем подобным десант Докинза не занимался. Вклад в гуманитарное познание сводился к поэтической аналогии между генетикой и культурой, которая – вот неожиданная новость! – тоже передается от поколения к поколению, при этом видоизменяясь. Значит, в ней, по образцу генов, должны присутствовать некие «мемы», «единицы культурной информации».

Ура. 

Проблема в том, что ген – совершенно конкретный объект, «участок молекулы ДНК (у некоторых вирусов РНК) со специфическим набором нуклеотидов» (БЭС, 2008). В культуре нет  ничего подобного. Соответственно, «мемом может считаться ЛЮБАЯ идея, символ, манера или образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку посредством речи, письма, видео, ритуалов, жестов и т. д.» Политическая структура, народный танец, отношения собственности, фасон шляпы, ремесленный навык и сложная технология, театральный спектакль в целом и отдельно решение каждой роли (а также сценография, особенности освещения и форма номерка в гардеробе), статья, которую вы в данный момент читаете, любое слово, составляющее эту статью и любая буква в слове.

«Мем» может означать всё, что угодно, «и т.д.». То есть, ничего.  Модное словечко вставляется в описание конкретного процесса или явления с таким же успехом, как, например, «блин». Никакого нового знания и понимания эта игра не добавляет.

Вопрос: какой смысл? Ведь не дети же малые её придумали и распространили.

А смысл есть, и очень серьезный.

Предоставим слово главному пропагандисту (и «научному редактору») Докинза в России доктору биологических наук А.В. Маркову.

«Видовая принадлежность потенциальных читателей этой книги неизбежно придает определенную направленность их интересам…. Но у этого интереса есть досадные побочные следствия, такие как склонность к завышенной самооценке и чрезмерной серьезности. А еще — к проведению четкой разграничительной линии между «людьми» (нашими, своими, такими как я) и «животными» (неразумными, примитивными и волосатыми). Я должен честно предупредить тех читателей, которые еще не избавились от подобных предрассудков: эта книга не собирается щадить ваши чувства…

Мы обезьяны, как бы ни травмировал этот факт наше Чувство Собственной Важности и как бы ни ныла от таких слов верхняя височная борозда у таксономистов старой закалки…

Нам приятно считать себя «вершиной эволюции», но комар и дельфин имеют не меньше оснований считать вершиной эволюции себя, а не нас»

Цитата – с одного из сайтов фонда «Династия», собственная книга (точнее, двухтомник) А.В. Маркова, в которой это мировоззрение пропагандируется, вышла в «Библиотеке фонда «Династия» и получила от того же фонда премию «Просветитель».

Перед нами не просто очередное проявление редукционизма (сведения сложного к простому), но радикальное расчеловечивание нашего знания о человеке. Обрезаются «высшие проявления», отменяются особое положение Хомо сапиенс среди живой и неживой природы и «особая форма движения материи» — социальная, которая, как нас когда-то учили, так же несводима к биологии, как биология к химии.  Никакого специального гуманитарного знания больше не нужно, поскольку нет специфики предмета.

Общественными отношениями может с успехом заниматься этология – отрасль зоологии, ответственная за поведении животных. Отсылка к стаду обезьян становится важнейшим аргументом при оценке любого явления, будь то мировые войны (обе сразу, чтобы не углубляться в различия) или попрошайничество в  метро. Как с иронией отмечает авторитетный представитель НАСТОЯЩЕЙ этологии Е.Н. Панов, «любопытной особенностью творчества популяризаторов типа Дольника и Маркова, которые проводят широкие аналогии между поведением животных и человека, оказывается то, что они никогда не заглядывают в специальную литературу о естественном поведении людей».

«Убогая обывательская идейка, согласно которой представление об уникальности человека основывается на нашем «высокомерии» вступает в противоречие с любым традиционным вероучением. Отсюда – постоянные нападки на религию и верующих, которые подаются как «научная критика», но и по форме, и по содержанию относятся совсем к другому жанру.

В конце книги Р. Докинза «Бог как иллюзия» рекомендован «полезный адрес» для лиц, «желающих избавиться от религии и нуждающихся в поддержке». National Secular Society. 25 Red Lion Square, London. Докинз является идейным наставником и почетным членом полезной организации, возглавляет ее Терри Сандерсон, популярный в определенных кругах составитель «Камасутры для геев» Адепты подвергаются в этом «светском обществе»… Нет, не тому, о чём вы сразу подумали (или не только этому), но некоему «раскрещиванию»  за деньги Еще одна форма «поддержки для желающих избавиться от религии» — публичное похабное глумление над ее святынями, в частности, над образом Иисуса Христа. По поводу Secular Society есть разные мнения, некоторые считают его неоязыческой сектой, другие полагают, что в нем нет ничего религиозного, только бизнес. И то, и другое, как вы понимаете, имеет самое прямое отношение к научному просвещению.

Есть, к чему приобщать Россию.

Казалось, не может быть более глубокой архаизации (и деградации) общественных наук, чем спихивание их на донаучный, летописный уровень. Но увы, и это не предел.

На избранном пути назад и вниз, в животный мир «этологи человека» принципиально расходятся не только с носителями религиозной, как они академично выражаются, «заразы», но и со всей традицией светского гуманизма. С классиками той науки, на которую сами же ссылаются.

«Изучение поведения высших животных,  вопреки  мнению  некоторых,  вовсе  не  приводит к тому, что  ты начинаешь  недооценивать различия  между ними и человеком.  Наоборот,  я  утверждаю,   что  только  те,   кто по-настоящему разбирается  в поведении  животных, способны  в полной мере  оценить то  особое возвышенное  место, которое в мире живых существ занимает человек.

Сравнение  человека  и  животных,  которое  играет  такую значительную роль в наших исследовательских методах,  унижает его не более, чем  принятие теории происхождения видов.  Суть эволюции  органического  мира  в  том  и заключается, что она создает абсолютно новые и более высокие признаки, которые  на предыдущей  стадии не  существовали даже в зачатке.  Конечно, и в наши дни  в человеке есть еще  что-то от животного, но  в животном  от  человека  ничего. Генеалогические исследования, по  необходимости   ведущиеся  от   низшего,  от    животных, позволяют нам  особенно ясно  увидеть человеческую  сущность, великие достижения человеческого разума и этики, которых  мир животных вообще  не знает»

(Конрад Лоренц)

«Чтобы воспрепятствовать возрождению вольности, олигархи ставили задачей сломить волю своих подданных, искалечить их психически. И к осуществлению этой задачи повсеместно пытались привлечь ученых. К великому счастью, деградация биологических наук на Тормансе не позволила такого рода «ученым» добиться серьезных успехов в тех зловещих отраслях биологии, которые в отдельных странах Земли в свое время едва не привели к превращению большинства народа в тупых дешевых роботов, покорных исполнителей любой воли…

Превращение закона Финнегана в Стрелу в человеческом обществе становится бедствием, потому что — бьет именно по высшим проявлениям человека, по всему стремящемуся к восхождению…

После страшных потрясений и дегуманизации ЭРМ мы стали понимать, что действительно можно уничтожить душу, то есть психическое «я» человека, через наружное и самовозносящееся умствование…

Даже самые важные научные теории в духовно-моральном отношении находятся на уровне мышления каменного века, если не будут переведены в сознательную мудрость человеческой морали…» (И.А. Ефремов)

Это именно мировоззренческое расхождение, а не научная дискуссия. Наука здесь вообще ни при чем: обсуждаемые сюжеты находятся явно за рамками биологии, а «этологи человека» — за рамками общественных наук: не знают таковых и знать не хотят. Давайте для полной ясности – где исследование, где шарлатанство – подробно разберем тему передачи политических взглядов с генами, которая постоянно муссируется ресурсами, подотчётными фонду «Династия». Прочитав такую фразу: «политические пристрастия в значительной мере являются наследственными», даже далекий от историографии человек испытает некоторое замешательство. 

Ведь общественные организации и партийные программы трансформируются намного быстрее, чем сменяются поколения людей. Каким образом у Барака Обамы могла возникнуть наследственная приверженность к Демократической партии, если это изначально партия белых плантаторов?  Более того. Вся история человечества свидетельствует о том, что дети расходятся в убеждениях с родителями, и даже отдельно взятый человек меняет свои взгляды, порою несколько раз в течение жизни (видимо, вместе с генотипом).

Какие же удалось найти доказательства, чтобы всё это – огромный опыт, зафиксированный разными научными дисциплинами – в одночасье опровергнуть и пересмотреть?

Чтобы меня не обвинили в выдергивании цитат из контекста, воспроизведу описания сенсационных исследований,  как они изложены А.В. Марковым.


«Для участия в эксперименте были отобраны 46 добровольцев — жители г. Линкольн
(штат Небраска), имеющие четкие политические убеждения. В ходе тестирования участники должны были выразить свою позицию по 18 вопросам, так или иначе связанным с общественной безопасностью и целостностью «своей» социальной группы. В роли «своей» группы в данном случае выступали Соединенные Штаты Америки. Участники должны были указать, являются ли они сторонниками роста расходов на вооружение, смертной казни, патриотизма, школьных молитв, истинности Библии, войны в Ираке, запрета абортов и порнографии (положительные ответы на эти вопросы интерпретировались как поддержка «защитных мер»); а также одобряют ли они пацифизм, иммиграцию, запрет на ношение оружия, помощь другим странам, политические компромиссы, добрачный секс, гомосексуальные браки (для этих вопросов индикатором поддержки «защитных мер» являются отрицательные ответы). Авторы не утверждают, что запрет гомосексуальных браков или абортов действительно способствует общественной безопасности, но они обоснованно полагают, что те из современных американцев, кто сильно озабочен проблемами общественной безопасности, склонны поддерживать подобные меры. По интегральной величине «поддержки защитных мер» все участники были разделены на две группы (назовем их условно «сторонниками» и «противниками» защитных мер). Авторы не пользуются привычными терминами «консерваторы» и «либералы», поскольку они учитывали не все, а только часть характерных признаков консерватизма/либерализма (например, не учитывалось отношение испытуемых к большинству актуальных экономических проблем).
  

Каждому испытуемому затем показывали на экране одну за другой 33 картинки, из которых 30 были нейтральными, а 3 — страшными (огромный паук, сидящий на чьем-то перекошенном от ужаса лице; человек с окровавленным лицом; открытая рана с копошащимися личинками мух)…


У людей, озабоченных общественной безопасностью, физиологическая реакция на оба вида пугающих стимулов оказалась гораздо более сильной. Например, при виде страшных картинок у них резко возрастала электропроводность кожи, тогда как у лиц c противоположными политическими взглядами этого не наблюдалось».

Результат: «обнаруженная корреляция между физиологической реакцией на испуг и политическими убеждениями»

Более поздний (и основательный) вариант: «у либералов и консерваторов мозг по-разному реагирует на неожиданные ситуации: когда на экране компьютера появляется не то, что ожидалось, у либералов сильнее возбуждаются участки мозга, отвечающие за восприятие новизны (Amodio et al., 2007. Neurocognitive correlatesof liberalism and conservatism). Кроме того, в ряде психологических исследований была показана связь между поиском новизны и склонностью к политическому либерализму. Исходя из этих фактов авторы решили проверить, не влияет ли ген DRD4, и в особенности его аллель 7R, на политические убеждения.


… У 2574 участников были взяты пробы ДНК и определено аллельное состояние гена DRD4. В выборке обнаружилось 5% гомозигот по аллелю 7R (то есть носителей двух копий этого аллеля), 33% гетерозигот (носителей одной копии) и 62% гомозигот по отсутствию этого аллеля. В подростковом возрасте все участники были подробно протестированы, в том числе их просили указать имена своих самых близких друзей. Можно было написать от 0 до 10 имен (максимум — 5 мужских и 5 женских). Затем, по прошествии восьми лет, когда участникам было от 18 до 26, их протестировали на политические взгляды. В частности, нужно было оценить собственные убеждения по пятибалльной либерально-консервативной шкале: участник должен был указать, являются ли его взгляды «очень консервативными», «консервативными», «промежуточными», «либеральными» или «очень либеральными».


Тщательный статистический анализ полученных данных…., показал, что между наличием аллеля 7R и «идеологией» (положением на либерально-консервативной шкале) нет прямой связи. Но это не обескуражило исследователей, потому что они изначально предполагали, что влияние гена может быть не прямым, а опосредованным, и проявляться только в комплексе с каким-либо социальным фактором.


Это предположение подтвердилось. Авторам удалось показать, что идеология достоверно зависит от комбинации двух факторов: наличия аллеля 7R и количества друзей в юности. Если у человека две копии аллеля 7R и при этом много друзей, то вероятность того, что он окажется либералом, существенно повышается …


У людей, гомозиготных по отсутствию аллеля 7R, количество друзей не влияет на политические взгляды. При любом количестве друзей их положение на шкале остается примерно одинаковым: в среднем около 2,8 баллов (где 2 — консервативные взгляды, 3 — промежуточные, или умеренные, 4 — либеральные). Напротив, у лиц, имеющих две копии аллеля 7R, положение на этой шкале линейно зависит от числа друзей в юности: от примерно 2,8 при отсутствии друзей до 3,2 при наличии 10 друзей. Иными словами, большое число друзей может продвинуть носителя двух копий 7R почти на половину (40%) расстояния от «консерватора» до «умеренного» или от «умеренного» до «либерала»

Не правда ли, солидно? До тех пор, пока не начинаешь читать внимательно, вдумываясь в смысл. Тогда вопросительные знаки надо ставить после каждого слова. То есть, мема.

Откуда взялись в США либералы и консерваторы?
  

Там, вроде, борются за власть несколько иные партии. Или ученые экспериментаторы второпях перепутали собственную страну с Великобританией? «Рост расходов на вооружение, смертная казнь, патриотизм, школьные молитвы, истинность Библии, война в Ираке, запрет абортов и порнографии. Пацифизм, иммиграция, запрет на ношение оружия, помощь другим странам, политические компромиссы, добрачный секс, гомосексуальные браки». Не хватает только королей и капусты. На основании каких источников составлены (и противопоставлены друг другу) два джентльменских набора?

Что конкретно означает каждый пункт – например, «патриотизм»? Как они взаимосвязаны? Неужели сторонники «гомосексуальных браков» очень склонны к компромиссам? Или к пацифизму? Глядя на нынешнюю администрацию США, я бы этого не сказал.
Самое забавное, что «либералами» в сексуальной сфере сейчас оказались как раз те политики, которые  искореняют традиционный американский индивидуализм в интересах гипертрофированной бюрократии. Соответственно, стремление самому определять свою судьбу, принимать смелые решения, не полагаясь на начальство – качество скорее консервативное.

Второе «исследование» ничуть не лучше. Я, например, не в состоянии «оценить собственные убеждения по пятибалльной либерально-консервативной шкале» — за отсутствием внятного определения, что считать либеральным, что консервативным. Думаю, американские юноши тоже заполняют анкету «от балды». Количество друзей по собственному признанию – еще один замечательный параметр для объективного исследования, учитывая, что люди понимают слово «дружба» по-разному: кто-то так, как в Фейсбуке, а кто-то так, как в песне В. Высоцкого.

В конечном итоге произвольно подобранные метафоры и политические ярлыки становятся предметом «тщательного статистического анализа». А из него извлекаются глобально –сенсационные выводы.

Как заметил палеонтолог И.А. Ефремов, которого мы здесь уже цитировали, «при необъятном многообразии мира математические методы похожи на язык. Ведь язык тоже одно из самых логических строений человеческой мысли. Словами можно играть, доказывая все, что угодно, и можно подобрать математические доказательства чему угодно. Такими шутками нередко забавляются ученые Земли».
  

И продолжают забавляться. Заметьте, что ни в медицине (при определении эффективности методов лечения), ни в настоящей биологии такие «исследования» невозможны: мы тут посчитали ворон со слов гастарбайтера, который по незнанию русского языка, наверное, перепутал их с голубями, приплюсовали кошек и получили условно 45% прирост численности бродячих собак. Профессиональные научные работники, прекрасно понимая истинную ценностей подсчётов непонятно чего, тем не менее, их публикуют. А читатели, доверившись их академическим регалиям (полученным совсем в другой области), принимают за науку.

Я сам поначалу старался рецензировать подобную литературу не в издевательской манере фельетониста Авесхана Македонского, а куда более сдержанно – из уважения к биологии как таковой, к конкретным авторам, которых мне рекомендовали как серьезных специалистов, и в тайной надежде на то, что грубые ошибки стали результатом добросовестного заблуждения людей, случайно оказавшихся далеко за пределами собственной компетенции.

Надежда не оправдалась.

«Зоология человека» оформилась в классическую лженауку и политизировалась в соответствии с установками своего покровителя.

Кто хуже – «народный целитель» под девизом «кушай заячий помёт, он здоровый, он проймёт» или человек в белом халате с «оциллококцинумом» от гриппа? Полагаю, что второй, потому что он подрывает медицину как профессию (хотя непосредственный вред от «оциллококцинума» — в основном для кошелька: сахар в бакалее намного дешевле).

Опаснее та лженаука, которая лучше притворяется. Наш предыдущий просветитель Джордж Сорос тоже издавал хорошие книги. Надеюсь, сейчас уже ни у кого нет вопросов, зачем он это делал. Ради какой конечной цели, весьма далекой от интересов тех стран, которые он согревал своей заботой. «Династия» приняла эстафету. И дело не только в открыто политической составляющей, которая лежит на поверхности и не требует особых комментариев, но и в такой популяризации науки, когда она используется для промывания мозгов, и посреди осмысленного текста вдруг всплывает то «люди и другие обезьяны«, то «терпеть не могу ксенофобию во всех ее проявлениях, от нацизма до гомофобии», то еще что-нибудь жизненно важное для «инновационного будущего России».

Не только сами участники подобных манипуляций, но также их друзья, приятели и коллеги всерьез обижаются, когда вещи называют своими именами, и «зоологию человека» чётко соотносят с определённым социальным заказом.

Причем тут глобальная антиутопия, в которой человек, «освобождённый» от всего высшего и уникального, будет размят в биомассу, бессмысленно копошащуюся под ногами олигархии? Причем тут Югославия, Сирия, Донбасс и далее везде? Разве Докинз сбрасывал бомбы на ливийских детишек?

Что ж, продвинутые европейские ученые ХIХ столетия, которые доказывали идеалисту Н.Н. Миклухо-Маклаю, что аборигены колоний  — всего лишь промежуточное звено между Хомо сапиенс и обезьяной, тоже, наверное, были в быту симпатичными людьми. Лично не обидели бы не только темнокожего ребёнка, но даже соседского щенка. Их взгляды по расовому вопросу сформировались в результате очень – очень серьезных исследований.
  

А то, что эти научные разработки так удачно совпали с интересами колонизаторов – чисто случайное стечение обстоятельств.


[1]Например, актерский этюд на эту тему в исполнении проживающего в Испании кинокритика по имени Алекс Экслер.

[2] Для полной объективности упомяну частное письмо от бывшей соотечественницы, проживающей во Франции. Не оспаривая статью  по существу, она поставила автору в вину: 1. Игнорирование того факта, что, кроме упомянутого в статье агитпропа, структуры  Д.Б. Зимина  производили еще и большое количество добротной научной литературы; 2. Несвоевременность публикации в момент, когда эти  структуры подвергаются репрессиям (и вообще закрытию) со стороны российского государства. Данные возражения трудно рассматривать всерьез. СЭС закрывает кафе не потому что биологически активные добавки (с хитином) обнаруживаются во всех без исключения блюдах. Довольно и нескольких ярких примеров. При этом фонд «Династия» никто извне не закрывал. Всего лишь просили привести  бухгалтерию в соответствие с законодательством.  А когда руководство заняло принципиальную позицию — не желаем держать в России деньги, которые тамошние аборигены платят за мобильную связь! – был предложен другой вариант: отразить свою принципиальность в наименовании организации. После чего сама организация (в знак протеста) поставила вопрос о своем закрытии.

[3] Ср.: печальный итог «ленинской национальной политики» или западноевропейского «мультикультурализма».

[4] И по сию пору соотношение именно таково. Основной балласт, обременяющий наше образование – не православно-патриотический, а совсем наоборот, даже руководящим работникам в порядке повышения квалификации скармливают белиберду с наклейками MBA или MPA.

Смирнов Илья (1958), автор книг по истории русского рока и не только. Беспартийный марксист. Поддерживал перестроечное «демократическое движение» до того момента, когда в нем обозначился курс на развал СССР

Похожие материалы

Граждане теперь стоят перед непростым выбором. С одной стороны, все понимают, что власть...

Взрослый человек должен уметь объяснять в первую очередь, разумеется, себе: почему он любит свою...

Если дубина псевдо-патриотического рэкета начнет ударять и по левым, и по правым, и по тем, кто...