Россия, несмотря ни на что, продолжает вести диалог с Западом. Это отчетливо показал визит президента России Владимира Путина в Италию и Ватикан.

  
Италия поддерживает санкции против России, но, создается впечатление, не очень охотно. Премьер-министр Италии Маттео Ренци никогда не говорит об «агрессии России». И настроен он в отношении России достаточно тепло. Он активно обсуждает с Владимиром Путиным больные проблемы, такие как Сирия, Ирак, и прежде всего, Ливия – бывшая итальянская колония. Премьер уверен, что  Россия может, если захочет, помочь в их разрешении.

Ренци — один из немногих европейских лидеров, с которыми возможен для Путина почти нормальный разговор, то есть разговор не только об Украине. Тень украинского кризиса, конечно, налагает свою печать, но остаются возможными теплые приветствия, шутки, угощение русским квасом. Сегодня в европейской стране это уже немало.
  

Разговоров по существу с президентом Италии ожидать не стоит. Как выразился Путин, санкции обсудили «приземленно», то есть просто посетовали на убытки. Но сейчас важно поддерживать даже такие не существенные беседы, поскольку за ними стоит возможность начала  диалога и по существу. Нынешняя Италия не начнет этого диалога, но и в ней готовится среда для него.

Итальянцы экспрессивно приветствовали Путина. В парламенте страны формируется группа «Друзей Путина», которую продвигает «Лига Севера», а значение ее для итальянской политики не следует преуменьшать.

Премьер-министр из левых Маттео Ренци, и «Лига Севера», лидер которой Маттео Сальвини в октябре прошлого года встречался с Владимиром Путиным, ? это разные внутренние альтернативы Италии. Стоит говорить и с той, и с другой. Ренци – современная Европа с ее левыми и толерантными ценностями. Сальвини – нарождающаяся Европа с ценностями традиционными и консервативными, которые близки России. И это тот Запад, к которому апеллирует сегодня Россия, с которым и возможен настоящий диалог,  настоящее сродство.

В этот раз Путин не встречался со своими сторонниками в Италии. Но он встретился с Папой Римским Франциском, что можно рассматривать в той же плоскости. Не потому, конечно, что Папа сторонник Путина, но потому что он сегодня во многом является выразителем ценностей современного Запада.

И одной из тем встречи Путина с Папой стала проблема ценностей.

Конечно, нынешний Папа не европеец по происхождению, но в силу своего статуса главы католического мира, он воплощает  для России католический Запад, с которым веками были такие сложные и напряженные, часто конфронтационные отношения. Католический Запад сегодня стал гораздо ближе России из-за нарастания секулярных тенденций нынешней аморальной, толерантной цивилизации. Это и делает Ватикан сегодня союзником России.

Папа Франциск не случайно занимает доброжелательную к России позицию по поводу украинского кризиса, говорит о конфликте внутри христианского народа, «братоубийственной войне». Не случайно дистанцируется от украинских греко-католиков. Он стремится не покоробить Россию, не оттолкнуть ее. Сохранить возможность вести с ней диалог о ценностях христианских. Ни с кем из лидеров Запада он не может о них говорить.

Папа Франциск жестко говорит о современной Европе. В декабре прошлого года, выступая в Европарламенте, он сравнил Старый континент с «пожилой дамой». Ее образ связывают в мире с «усталостью и старением», а не с «живостью и плодотворностью… с этим расширенным и более влиятельным Европейским Союзом все чаще связывают представление о состарившейся и сжавшейся Европе, которая все меньше чувствует себя главным действующим лицом на мировой арене… Большие идеи, которые когда-то вдохновляли Европу, кажется, потеряли свою привлекательность… Европа, закрытая для возвышенного измерения жизни, — это Европа, которая рискует медленно потерять свою душу…».

Этот взгляд на современную Европу кажется очень созвучным ее видению Россией. Эту Европу Папа стремится изменить, сделать вновь настоящей. Именно той Европой, к которой и может обращаться Россия, с которой она и сможет строить отношения.

Неизвестно, касались ли этой темы Путин и Франциск во время своей встречи, или поговорили о традиционных ценностях в другом аспекте, но, наверняка, они друг друга поняли. В любом случае, они коснулись темы, которая должна была бы волновать Европу, но которая, кажется, ее совершенно не касается: преследования и убийства христиан в мире, в первую очередь, на Ближнем Востоке. Европа молчит, потому что она перестала чувствовать себя частью христианского мира, стала «постхристианской».

  
В своей проповеди на всенощной службе в Риме по случаю католической Страстной пятницы Папа Римский обрушился на крупнейшие международные организации, осудив их молчание по поводу случаев массового убийства христиан, которое понтифик назвал заговорщическим. «Мы все еще видим, как наших братьев преследуют, обезглавливают и распинают за веру в Тебя [Иисуса] ? часто с нашего молчаливого согласия», ? сказал понтифик. Это больной вопрос для Папы Франциска и для России, для Православного мира и мира Католического.

Этот же вопрос могла бы задать западным народам и Россия.

Общий взгляд на проблему сближает Россию и Ватикан. И ставит для них обоих новые проблемы, ответ на которые стоит искать совместно.

Разговор Владимира Путина с Маттео Ренци важен, но разговор с Папой Франциском гораздо важнее. Далеко не в том только смысле, о котором говорят многие комментаторы, что, дескать, этот разговор показывает непродуктивность той политики изоляции, которую проводят в отношение России США и их европейские подпевалы.

  
Ватикан не имеет слова в вопросе о введении или снятии санкций, он не касается проблем экономического сотрудничества. Диалог ради диалога не нужен, и нет самоцели показать, что изоляция России не удалась. Диалог нужен для того, чтобы говорить о чем-то действительно существенном. И тут Ватикан важен для России. В его лице Россия говорит с тем Западом, которого сегодня уже и пока еще нет.

Возродись этот Запад, и мы вновь вступим с ним в конфронтацию, потому что есть нечто, что в нас непримиримо. Но сегодня нужно, чтобы тот Запад возродился, потому что с сегодняшним Западом совершенно невозможна идейная, но  плодотворная конфронтация. Нынешний Запад не будит глубокую мысль, глубокое чувство. С ним нет общей базы для диалога культур, потому что наши культуры все больше расходятся, в них не остается того единого, на основе чего возможна дискуссия. И Россия ищет ее в том, что для современного Запада выглядит уже совершенно отжившим, но остается святая святых для католического мира.

  
А разве Италия, ее премьер Маттео Ренци, имеет голос в вопросе о санкциях?

  
Имела бы ? не подключалась бы к санкциям. Но Италия, как и вся Европа, утратила самостоятельность под давлением глобальной силы – США. Маттео Ренци в своих беседах с Владимиром Путиным часто касается темы культуры, культурной взаимосвязи Италии и России. Но эта взаимосвязь относится к прошлым временам, к Италии, творившей свою идентичность, к католической Италии.

А потому с Ренци Путин поговорил об экономике, прошелся по злободневным политическим вопросам, поулыбался, попил кваску… Показал миру, что с желающими из числа Большой Семерки «Россия готова развивать двусторонние отношения». Но настоящую работу он провел в Ватикане.

Кандидат исторических наук, доктор культурологии. Ведущий научный сотрудник Социологического института РАН (Санкт-Петербург)

Похожие материалы

Глупость всегда завоёвывает мир через благие намерения. Легче всего прочего глупость завоёвывает...

Стоит помнить, что именно так начинаются войны. Все вокруг хорошие ребята, и артисты неплохие, и...

Севастополь должен стать полноценной культурной альтернативой космополитической Москве с ее уже до...