Президентские выборы в США (да и партийные праймериз тоже) сегодня невозможно выиграть, обращаясь только к одной группе избирателей (пусть и очень большой) ― расовой, этнической, социальной или религиозной. Точно так же невозможно завоевать Белый Дом, сосредоточившись только на одном ― пусть и исключительно важном ― политическом вопросе… или группе вопросов.

Можно быть очень популярным политиком, можно выигрывать раз разом выборы в Палату Представителей и даже Сенат, но президентское кресло так не заполучить.

Необходимо создавать так называемые коалиции избирателей. Команда успешного кандидата должна уметь «сшить» между собой зачастую очень далекие друг от друга группы населения, найдя правильный алгоритм такой сшивки и выбрав правильную тактику и темп создания коалиции. Чуть раньше ― и никто не откликнется. Чуть позже ― и уже кто-то увел одну из частей твоей коалиции в свой стан.

Самый кризисный момент любой кампании ― переход от внутрипартийного отбора к национальным выборам. Необходимо переключаться с весьма идеологизированного, политически заряженного избирателя, голосующего на праймериз, на избирателя неопределившегося. Более того, неплохо было бы попробовать перетянуть на свою сторону избирателей противоположной партии и заставить прийти и проголосовать тех, кто, пусть и имеет собственную политическую позицию, но ходить на выборы не привык.

Рейгановское утро, обамовский change и центристская клинтономика

Рональд Рейган, возглавив так называемую «великую консервативную контрреволюцию», сумел не только мобилизовать религиозных правых, но и свести в один лагерь внешнеполитических, социальных и экономических консерваторов, не оставив Бушу-старшему ни единого шанса на праймериз. В то же время он смог увлечь и более либерально настроенных избирателей своим позитивным посылом о возрождении Америки и возможности закончить холодную войну.

На американском юге появились так называемые «рейгановские демократы», состоявшие не только из сторонников Демократической партии, но и из неприсоединившихся. На обоих побережьях за Рейгана с удовольствием голосовали умеренные либералы, уставшие от предыдущих откровенно провальных президентов, Джеральда Форда и Джимми Картера.

«Утро в Америке», ― таким стал предвыборный слоган кампании 40-го президента. О нем позже скажут, что он «изобрел 1980-е» 1, годы расцвета американской экономики, ВПК, космической программы и внешнеполитических успехов.

Барак Обама смог объединить самые различные меньшинства ― расовые, этнические, сексуальные и т.п. ― с либеральными интеллектуалами и жителями больших мегаполисов (в немалой степени этому способствовала его популярность у одиноких городских женщин). После пяти лет больших войн на Ближнем Востоке он призвал к миру, и его услышали многие, в том числе и в Республиканской партии. В конце 2006 года была основана общественная организация «Республиканцы за Обаму», видным деятелем которой стал Колин Пауэлл, тот самый, который, работая в администрации Буша-младшего, доказывал в ООН необходимость интервенции в Ирак.

На фоне усталости американцев от войны и низкой популярности республиканского президента, чей «ястребиный» преемник Маккейн рвался в Белый Дом, Обама сумел увлечь всех надеждой на перемены. Его «Change» стал не менее пассионарным и универсальным для Америки слоганом, чем рейгановское «Утро в Америке».

Не менее филигранную работу проделал Билл Клинтон в 1991-92 гг. Рейтинг действующего президента Буша-старшего, заканчивавшего свой первый срок, был чрезвычайно велик после Войны в Заливе 1991 года. Экономика росла не так быстро, как при Рейгане, но серьезных проблем не намечалось. Чрезвычайно популярный демократ Марио Куомо посчитал задачу перехвата власти невыполнимой и отказался участвовать в гонке. Даже будущий вице-президент Ал Гор уклонился от праймериз, сославшись на травму сына.

И все же Клинтон смог удивить и свою партию, и всю Америку. Он сделал неожиданный маневр в центр, заявив о себе как о так называемом «новом демократе». Неофициальным лозунгом его праймериз-кампании стали слова: «Это экономика, бестолочи!». Билл очень точно угадал изменения в индустриально-рыночной конъюнктуре Первого мира: все технологии, которые изобретались и нарабатывались в 1980-е, готовы были шагнуть в повседневную жизнь. Глобализация становилась реальностью. Вместе с тем, сильно поправевшая за времена Рейгана и Буша Америка была явно не готова принять лево-либерального президента.

Клинтон провозгласил смену поколений в политике, впервые вместе со своим вице Алом Гором всерьез заговорил об экологии, однако не стал выступать против семейных ценностей и свободы предпринимательства. Кроме того, он с сомнением относился к «большому правительству», чем привлек республиканцев и значительное большинство американского среднего класса. Билл Клинтон также сумел достучаться до чернокожих и испаноязычных избирателей.

Между ультра-консерваторами и лево-либералами оказалась огромная масса центристов, в равной степени и озабоченных завтрашним днем, и вдохновленных новым статусом Америки как единственной сверхдержавы. «Все дело в экономике», ― сказал им Клинтон. И этот ответ приняло большинство. Образ лидера, который приведет Америку в XXI век, оставив в прошлом старые представления о левом и правом, на заре интернета стал ключом к успеху.

Лидеры президентской гонки-2016, Хиллари Клинтон и Дональд Трамп, пока даже еще не приступили к сшивке своих коалиций. В Демократической партии Хиллари опережает других кандидатов за счет своего образа надежной не-республиканки, да еще существенно сдвинувшейся влево под давлением ультралиберального крыла партии.

Трамп же представляет своего рода протестного республиканского избирателя, уставшего от профессиональных политиков. По меткому выражению известного журналиста Майкла Бреднана Догерти 2, избиратель кандидата-миллиардера состоит в основном из «радикального центра», в то время как истеблишмент быстро разрушается, и его место занимает коалиция крайне правых политиков.

В отличие от позитивно настроенного центристского избирателя Билла Клинтона, радикальный центр рассержен, разочарован и напуган. Но при этом в прошлых политических кампаниях не был замечен в дисциплинированной явке на выборы.

Но что если он не придет и на праймериз? Что если в феврале-марте истеблишмент все-таки сможет мобилизоваться против Трампа?

Но даже если миллиардер счастливо избежит обоих этих сценариев, каков будет его посыл на общенациональных выборах? Почему за него должны проголосовать неприсоединившиеся избиратели и умеренные республиканцы? Исходя из принципа «Кто угодно, только не Хиллари»?

У г-жи Клинтон те же проблемы. Однако пока что, согласно опросам за прошедшие три месяца, она в противостоянии с Трампом должна победить.

И это большая проблема для Республиканской партии. Если Трамп остается лидером праймериз, шансы Хиллари выглядят предпочтительнее. Если же после супервторника 3, приходящегося в этом году на 1 марта, выяснится, что миллиардер отнюдь не на коне, «слонам» придется вручать номинацию кому-то из других кандидатов, а они существенно менее раскручены и известны избирателю (тем более среди неприсоединившихся и умеренных демократов), поскольку до этого времени находились в тени лидера.

В качестве решения проблемы свою кандидатуру предложил сенатор от штата Техас Тед Круз.

Три из четырех

Классическое представление о пост-рейгановской Республиканской партии таково, что ее сторонники принадлежат к четырем отчасти пересекающимся группам: (1) религиозные правые, (2) социальные консерваторы, (3) внешнеполитические консерваторы и (4) умеренные.

С выходом на большую политическую сцену Движения Чаепития и ростом популярности либертарианцев картинка несколько трансформировалась. Значительная часть консерваторов стала все более осознавать опасность государства тотальной прослушки, ведущего непрерывные войны. За вдохновением они обратились к конституции и заветам отцов-основателей. Так консерваторы разделились на конституционалистов (зачастую весьма радикальных) и сторонников жесткой линии в борьбе с терроризмом и преступностью (цель оправдывает не все, но многие средства).

Точную классификацию дать весьма непросто, однако можно разделить республиканских избирателей по направлениям предвыборной агитации. Что и сделал штаб Теда Круза.

Еще в октября 2015 года заявил в интервью изданию Politico, что республиканские избиратели идут на выборы четырьмя колоннами: (1) истеблишмент и умеренные, (2) консервативные «чайники», (3) евангелисты и другие религиозные правые и (4) либертарианцы. И если работать с первой группой до окончания праймериз смысла нет, то представителей остальных трех он намерен сделать своими сторонниками.

Начал Тед Круз, на первый взгляд, несколько неожиданно с религиозных правых. Объявление о своем вступлении в президентскую гонку он сделал в Университете Свободы (Liberty University), основанном Джерри Фаллуэлом, лидером движения «Моральное Большинство», которое помогло в свое время Рональду Рейгану стать хозяином Белого Дома.

Весной-летом 2015 года Тед Круз, Рэнд Пол и Марко Рубио считались главными лидерами Движения Чаепития, поэтому поход за голосами религиозных правых в самом начале кампании показался поначалу некоторым экспертам несколько нелогичным. Казалось, что куда правильнее было бы сразу попытаться или заручиться поддержкой двух молодых республиканских лидеров, или вытеснить их с «чайного» поля.

Но Круз сделал паузу, внимательно наблюдая за ходами своих соперников. Рэнд Пол совершил все мыслимые ошибки при попытке расширить свою электоральную базу. Главной из них была попытка усидеть на двух стульях ― остаться своим для сторонников отца и показать себя прочим республиканцам более умеренным, чем его отец Рон. В результате ни те, ни другие его всерьез не восприняли.

Марко Рубио, чьим наставником во Флориде был в свое время Джеб Буш, довольно давно заигрывал с «ястребами». Вскоре выяснилось (а, может быть, Круз это знал из своих источников заранее), что Рубио своими внешнеполитическими советниками сделал неоконсерваторов и даже выбрал лозунгом своей предвыборной кампании словосочетание «Новый американский век» ― в точности название неоконовского мозгового треста, у истоков которого стоял еще Пол Вулфовиц.

Учитывая, мягко говоря, натянутые отношения между «чайниками» и неоконами, Рубио достаточно быстро стал запасным вариантом республиканского истеблишмента, так что о поддержке Движения Чаепития где-либо, кроме Флориды, он мог благополучно забыть. Марко вскоре обошел своего наставника по рейтингу, и стал главной надеждой руководства партии, но попал под перекрестный огонь Рэнда Пола и Дональда Трампа.

И пока на «чайном» поле Рэнд Пол в одиночку вел разъяснительную работу, убеждая сторонников Движения Чаепития, что Трамп ― ненастоящий консерватор, а Марко Рубио сражался с Джебом Бушем за симпатии истеблишмента, Круз заручился поддержкой религиозных правых, которые хоть и были дезорганизованы как политическая сила, но оставались весьма многочисленной группой республиканских избирателей.

Как и в сезоны 2008 и 2012, к этой группе обращались также Майк Хаккаби и Рик Санторум. В Айове, где среди республиканских избирателей довольно высок процент религиозных правых, в 2008 году праймериз выиграл Хаккаби, а в 2012-м ― Санторум. Но в дальнейшем эти политики не продемонстрировали способности к политическому росту, так что в 2016-м к ним относились уже весьма скептически.

То, что Тед Круз накануне партийных выборов в Айове сравнялся по рейтингу с лидером гонки Дональдом Трампом и отобрал огромное количество сторонников у набожного Бена Карсона, показывает, что первую группу своих потенциальных праймериз-избирателей он убедить сумел.

Пришло время Чайной Партии. Не переставая напоминать о своей религиозности и говорить об Америке как о «Единой нации под Богом», в ходе республиканских дебатов Круз старался максимально подчеркнуть свой экономический консерватизм. Довольно серьезным ударом для кандидата стало то, что «чайная» селебрити ― бывший губернатор Аляски и кандидат в вице-президенты 2008 года ― Сара Пейлин поддержала Дональда Трампа.

Насколько это повлияло на избирателей, мы узнаем, увидев финальные цифры из Айовы, где Сара невероятно популярна, но очевидно, что вырастить свой рейтинг с 5% летом 2015 года до 20% в январе 2016-го он вряд ли бы мог без поддержки хотя бы части «чайников». Активной работой на «чайного» избирателя можно считать и жесткую атаку на неоконов, предпринятую Крузом в декабре 2015 года.

Впереди ― битва за либертарианцев. Первым сражением этой битвы станет главный консервативный форум Америки CPAC-2016 4. Традиционно на этом съезде сильны либертарианские настроения. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что Рон Пол выигрывал на нем мягкое рейтинговое голосование (straw poll) дважды, а его сын Рэнд Пол ― трижды, причем подряд: в 2013, 2014 и 2015 гг.

Считается, что в год выборов президента мягкое рейтинговое голосование CPAC можно рассматривать как неофициальные праймериз Республиканской партии.

В этом году форум начнется сразу после кокуса 5 в Айове, 2 февраля. А результаты straw poll станут известны 5 февраля, за уик-энд до праймериз в Нью-Гэмпшире. Неудивительно, что наиболее ожидаемыми спикерами форума стали Дональд Трамп и Тед Круз. Удивительно другое: на сайте форума нет информации о подтверждении участия Рэнда Пола в CPAC-2016…

Круз ― далеко не новичок на CPAC. В 2014 году он занял второе место, а в 2015-м ― третье, уступив Рэнду Полу и подававшему тогда надежду кандидату в президенты, губернатору Висконсина Скотту Уокеру.

В 2014-м Тед Круз назвал своими кумирами Рональда Рейгана и Рона Пола, вызвав овации зала. Думаю, он захочет повторить успех.

Но чтобы забрать себе либертарианских избирателей, недостаточно критиковать неоконов, хвалить Рона Пола и выступать за низкие налоги, минимальное государство, даже в условиях, когда рейтинг их любимца, Рэнда Пола, ниже 5%. Большинство либертарианцев нонинтервенционисты, их антивоенные настроения делают практически невозможной поддержку «ястреба», которым выставлял себя Тед Круз летом и осенью, обхаживая религиозных правых и богатых спонсоров.

И вот в декабре кандидат делает новый маневр. В большом интервью Associated Press он заявляет, что, несмотря на то, что «Асад ― без сомнения, плохой парень, для национальной безопасности США физически невыгодно отстранять его от власти». Он также высказался против отправки наземных войск на Ближний Восток, практики пыток, применяемых ЦРУ и другими спецслужбами к подозреваемым в терроризме. Свержение светских диктаторов в регионе он назвал главной причиной возникновения группировки Даиш, а главным оружием США на международной арене ― «умение говорить правду».

Попутно Круз продемонстрировал, что его внешнеполитическая позиция существенно отличается от позиции Хиллари Клинтон.

Что дальше?

Упомянутое в начале статьи интервью изданию Politico было опубликовано в октябре 2015 года. Круз уступал тогда в республиканских рейтингах не только Дональду Трампу, но и Бену Карсону, Марко Рубио, Джебу Бушу и даже Карли Фиорине. Его рейтинг едва перевалил за 6%. Однако за три с половиной месяца он стал вторым в республиканских рейтингах и готов двигаться дальше.

Тед Круз показал, что работающий план у него есть, во всяком случае, на праймериз. Точным оказался и расчет времени для работы с каждой группой республиканских избирателей. После Айовы и Нью-Гэмпшира, в крайнем случае после Южной Каролины, почти наверняка многие соперники сойдут с дистанции. Разговоры на дебатах станут предметнее и острее, внимание СМИ переключится на оставшихся в гонке, и в этой ситуации, по всей видимости, Тед Круз рассчитывает не только на свою харизму, но и на приличный запас денежных средств, собранных в предвыборный фонд.

Но каков его генеральный план на общенациональные выборы, где одной лишь критикой Хиллари Клинтон явно не обойтись?

Узнаем после супервторника.

Если Тед Круз выстоит и продолжит демонстрировать позитивную динамику, ему не обойтись без обнародования хотя бы части своего плана.

И вот тогда будет смысл поговорить не только об этих планах, но и о его биографии и карьере, его спонсорах и отношениях с коллегами-конгрессменами.

Действительно ли его отец герой кубинского сопротивления? Правда ли, что из-за того, что он родился в Канаде, он не может быть президентом США? И пойдут ли его соперники на то, чтобы выяснять это в суде? Как он увернулся от объятий неоконовского донора Шелдона Адельсона? Как не слишком высокооплачиваемый юрист из офиса генпрокурора Техаса заполучил в жены топ-менеджера группы Goldman Sachs и заставил ее стать домохозяйкой?

Наконец, каковы шансы Теда Круза стать 45-м президентом США?

Об этом ― во второй части, выход которой в свет зависит исключительно от одного человека. Самого Рафаэля Эдварда Круза.

Notes:

  1. Автором словосочетания является американский историк и политический комментатор Джил Трой. Его книга «Утро в Америке: как Рональд Рейган изобрел 1980-е» (Gil Troy, Morning in America: How Ronald Reagan Invented the 1980s., Princeton University Press, 2005) была впервые издана в 2005 году и позже неоднократно периздавалась.
  2. Не путать с кинопродюсером Майклом Догерти и республиканским политиком из Нью-Джерси Майклом Дж. Догерти.
  3. Супервторником называется день, когда одновременно проходят праймериз в нескольких штатах. В этот день кандидат может заручиться поддержкой большего количества делегатов итоговой партийной конференции, чем в любой другой день проведения праймериз. Традиция супервторников восходят к 1976 году. В каждом электоральном цикле супервторник приходится на разные даты, равно как разным может быть и состав штатов, в которых в этот день проводится внутрипартийный отбор. Решение о дате праймериз принимает избирательная комиссия штата по согласованию с партийными комитетами обеих партий. Участие штата в супервторнике гарантирует повышенное внимание центральных СМИ к электоральным событиям в нем, однако не все штаты к этому стремятся. Так, Айова, Нью-Гэмпшир и Южная Каролина гордятся своими ранними праймериз, а Калифорния предпочитает проводить внутрипартийный отбор уже летом. В 2016 году супервторник приходится на 1 марта. В этот день будут проходить праймериз в двенадцати штатах. Существуют и «малые» супервторники (супервторник-2, 3 и т.д) ― в эти дни проходят праймериз в 4-6 штатах.
  4. CPAC (Conservative Political Action Conference) ― Консервативная конференция политического действия. Проводится ежегодно с 1973 года. В 1975 году на ней впервые выступил Рональд Рейган, а конференция была показана по телевидению. Мягкое рейтинговое голосование (straw poll) проводится с 1976 года.
  5. Непрямые праймериз, проводимые по принципу многоступенчатых (от муниципалитетов к штату) партийных съездов.

Писатель, политолог, публицист, специалист по современным США

Похожие материалы

И когда персонажи второй, современной линии романа «В Эрмитаж» приезжают в октябре 1993 года в...

Мамардашвили, со студенчества и до 1980-х годов живший в Москве, противопоставлял реальной России в...

Крайне правые партии в Российской империи традиционно представляются как сторонники агрессивного...