Русская Idea уже обращалась к проблематике партийного представительства и его возможностей в современном мире. Так, в интервью нашему проекту социолог Игорь Вениаминович Задорин утверждал, что одной из особенностей современной России является отсутствие «партий интересов» — вместо интересов существующие партии оперируют ценностями, идеями и лозунгами. Соответственно, самые различные слои населения не связывают реализацию своих интересов с деятельностью каких-либо партий.
29 февраля 2016 года в Москве прошел съезд партии «Правое дело», на котором ее председателем был избран уполномоченный при президенте по правам предпринимателей Борис Титов и были озвучены некоторые внутрипартийные реформы. Некоторые СМИ уже поспешили окрестить «Правое дело» будущей «партией предпринимателей». Можно ли видеть в этом определенную тенденцию к возникновению отсутствующей связки: интересы определенного класса (в данном случае – класса независимых бизнесменов) – их выражение посредством политического представительства? Как обстоит дело с партиями предпринимателей в Европе, охваченной транснациональным глобальным капитализмом? И не свидетельствует ли нынешняя избирательная кампания в США о кризисе этого капитализма и возрождении национально ориентированного класса предпринимателей за океаном?

Об этом ответственный редактор проекта Любовь Ульянова побеседовала с руководителем Центра партийно-политических исследований института Европы РАН Владимиром Яковлевичем Швейцером.

 

Любовь Ульянова

Уважаемый Владимир Яковлевич! Возможны ли в современном мире глобального транснационального капитализма партии предпринимателей на национальном уровне? Да и вообще – сохраняют ли свое значение партии, которые отстаивают интересы какого-либо класса?

Владимир Швейцер

Такие партии были, есть и будут. Они существуют везде, поскольку существует класс предпринимателей – людей, проявляющих частную инициативу ради получения прибыли. Это требует определенного политического оформления. Таковым выступают – консервативные партии; похожие, но немного отличающиеся от консервативных партий партии демохристианские; а также либеральные партии. Это три основные силы, существующие в современной Европе.

Консерваторы – это, прежде всего, прагматики. Для них самое главное – это решение конкретных вопросов, без особых церемоний в отношении моральных, этических норм. Почему они и поддерживаются классом предпринимателей, заинтересованных в выдавливании прибыли.

Ближайшие родственники и соседи консерваторов – это демохристиане. В отличие от консерваторов они уделяют внимание социальной проблематике, социальному христианскому учению, отстаивают нормы, относящиеся к сфере морали. Их исторически поддерживают люди, которые зарабатывают себе на жизнь не предпринимательством, а наемным трудом. Демохристиане – это тоже версия консерватизма, но с социальным оттенком.

С либералами вопрос сложнее. Либералы исторически, да и сегодня, не любят, когда государство вмешивается в их дела, говорят о свободном рынке, игре рыночных сил. Очевидно, что они выступают и за свободу морали, за свободу в брачных, семейных отношениях, их поддерживают ЛГБТ-сообщества.

Любовь Ульянова

Можно ли назвать эти партии – прежде всего, консервативные и связанные с предпринимательским классом?

Владимир Швейцер

Наиболее яркие консервативные партии – в Великобритании, в Нидерландах, странах Севера Европы, скандинавских странах. Есть партия итальянских консерваторов, которой раньше руководил Сильвио Берлускони. В Испании – это Испанская народная партия, которая сейчас находится в промежуточном положении, непонятно, вернется ли она к власти. В Португалии консервативная партия называется социал-демократической – это дань исторической традиции, потому что партия возникла в 1970-е годы, когда было очень модным слово «социализм» в разных вариантах. Такой парадокс истории, что консерваторы называются социал-демократами.

Предприниматели – это основная сила многих партий. Именно от предпринимателей идет основная экономическая подпитка партий как таковых.

Любовь Ульянова

А существуют ли партии, представляющие интересы малого и среднего бизнеса, условно говоря – национально-ориентированные?

Владимир Швейцер

Нет таких партий, которые можно было бы определить, как партию малого бизнеса или партию среднего бизнеса. Единственное, что можно сказать по этому поводу: когда партия на первый план ставит проблемы не социальные, как у социал-демократов, не экологические – как у зеленых, а тему экономического развития – значит, это партия, в которой весомую роль играют предприниматели.

Любовь Ульянова

Можно ли утверждать, что предпринимательский класс – это люди, ориентированные на идеи национального суверенитета, протекционизма, защиты от давления глобального транснационального либерального капитализма, во-первых, а, во-вторых, люди, заинтересованные в локальных, работающих инструментах давления на власть? То есть что это такая группа людей, которые чуть ли не в наибольшей степени ориентированы на национально-демократические – условно говоря – идеи?

Владимир Швейцер

Разделить партии на те, которые ориентируются на международный капитал и на международные связи, и на те, которые замыкаются в национальных рамках, нельзя. В Западной Европе таких нет нигде. Все они заинтересованы и в глобальных связях, и в национальных рамках. Невозможно разделить предпринимателей на патриотов и не-патриотов, которые выступают за интернационализацию капитала в рамках транс-атлантического партнерства с США. Другое дело, что когда они приходят к власти, они проводят определенную политику в собственных интересах. Но они, естественно, считаются с тем, что живут в глобальном мире.

Любовь Ульянова

Скажем, Дональд Трамп в Америке – бизнесмен, но он очевидным образом выступает против власти глобального финансового капитала, управляющего США, да и миром тоже.

Владимир Швейцер

Я не занимаюсь Америкой профессионально. Мое же личное ощущение, что Трамп – это профессиональный, богатый клоун, изрекающий некие вещи, которые не ложатся ни в какие каноны. Его нельзя назвать ни правым, ни левым, ни националистом, ни глобалистом. Он – один из крупных американских предпринимателей, который играет в собственную политическую игру. Вопрос в том, поддержит ли его финансовый и промышленный капитал США. У меня есть большие сомнения в этом. Это непредсказуемый человек. Такого человека нельзя подпускать к власти. В США уже были люди с большими деньгами, которые пытались войти во власть, но неудачно. Думаю, что на каком-то этапе Трампа отсеют. Как отсеют – вопрос. Но есть ощущение, что до президентского кресла он не дойдет.

Любовь Ульянова

Разве Трамп в данном случае не является симптомом некой тенденции протеста против глобального либерального авторитаризма? Это тоже капитализм, но он – другой.

Владимир Швейцер

Повторюсь – США не входят в круг моих профессиональных интересов. Трамп завоевал аудиторию своей экстравагантностью. Этакий ковбой. Ковбои бывают разные. Рейган, скажем. Вышел, условно, из ковбоев, но когда он пришел к власти, то вел совершенно определенную линию. В экономическом плане он был совершенно таким же, как все прочие демократы и республиканцы. Он ничем от них не отличался. Потому что взорвать Америку изнутри невозможно. Она очень сплоченная и монолитная. Трамп просто работает на публику.

Любовь Ульянова

Существует точка зрения, что в современном мире, когда у людей много разных потребностей, целая иерархия потребностей, множество разных интересов, партии уже просто не могут отражать интересы какой-то крупной социальной группы. Согласны ли Вы с этой точкой зрения?

Владимир Швейцер

Нет. Связь между экономическими интересами капитала и их политическим выражением через партии очевидна. Нет никакого обособления, ухода от партий в какие-то иные формы. Ничего другого современный западный мир не придумал. Другое дело, что многое зависит от ситуации. Например, в Великобритании подготовка к референдуму о членстве в ЕС выявила, что абсолютное большинство предпринимателей хочет остаться в ЕС. Это британские консерваторы. Меньшинство хотело бы иметь какую-то свободу, но и они не понимают, как смогут ее реализовывать. Поэтому референдум обречен быть для них неудачным. Они будут голосовать за сохранение членства Великобритании в ЕС, им это очень выгодно с точки зрения их интересов, так как позволяет сохранить монополии, выстроенные принципы взаимоотношений с трудящимися. Они к этому привыкли, они получили хорошие возможности от соглашения, заключенного Дэвидом Кэмероном и руководством ЕС. У них есть возможность брать из ЕС всё, что им нужно.

Любовь Ульянова

Возможно ли возникновение партии предпринимателей в России?

Владимир Швейцер

Я понимаю, что Вы хотите сказать. Речь идет об организации Бориса Титова. Скажу так. Я считаю, что в России нет партийной системы, она находится в зачаточном состоянии. Кроме того, российский электорат не имеет представления о том, что такое партии. А элита знает, что это такое, но еще не решила – нужно ей это или нет. За последние 25 лет пытались имитировать партийную систему, в какой-то момент пытались подогнать эту имитацию под европейские стандарты. Сейчас от этого отказались. С большой натяжкой можно говорить о партиях, которые представляли бы интересы рабочих, людей, живущих в деревне, малых предпринимателей. Всё смешалось, всё свелось к личностям.

Любовь Ульянова

Может быть, как раз сейчас и начинается этот процесс – осознание определенными группами своих интересов (в данном случае – предпринимателей) и попытка оформить их через политическое представительство?

Владимир Швейцер

Можно декларировать цели и написать программу. Но в условиях России придумывать еще одну партию… У нас уже есть партии, которые выражают интересы предпринимателей. Это Единая Россия. И даже коммунисты, которые имеют довольно сильную поддержку среди мелких и средних предпринимателей, правда, не в крупных городах, а в провинции. Поэтому говорить о том, что будет создана какая-то партия… Да, она будет создана. У нее будет лидер. Но я с трудом представляю, чтобы к ней слетелись все предприниматели и принесли туда свои деньги. Сейчас все ориентируются на уже имеющуюся власть.

Отличительным признаком партийной системы является ее приоритетность  в процессе формирования органов и законодательной, и исполнительной власти. Именно политические партии инициируют создание правительств. В российском же случае  с партиями лишь согласуют  формирование высшего органа законодательной власти. В таком контексте партии являются лишь  дополнением к системе власти, а не ее основой, как это имеет место в большинстве европейских государств

Руководитель центра партийно-политических исследований института Европы РАН.

Похожие материалы

Я не жду не только концептуальных перемен во внешней политике Соединенных Штатов, я не жду и...

Нам, архитекторам, проще работать с теми регионами, где желание развития территорий исходит от мэра...

На нерасчленённую целостность «религия-искусство-философия» можно, ведь, смотреть и с точки зрения...