Случаются такие вещи, после которых сидишь – и вдохнуть не получается. Надо воздух силком в лёгкие заталкивать. Потому что – непонятно, как жить с происходящим в одной реальности. Вот рядом с метро «Октябрьское поле» ходит женщина с головой четырехлетней девочки в руках.

Ходит и страшно кричит.

В Москве, которая «звонят колокола» и «златые купола». Которая «Детский мир» и где на носу Масленица.

Кажется, еще вчера никто и не мог себе представить, что такое в Москве может произойти. И не только обыватели. Кажется, чуть ли не впервые российские телеканалы испугались показывать произошедшее. Пара невнятных сюжетов в новостях, одобрение правильного поведения из Небесных Чертогов, и… тишина. И поспешные публикации – не связывайте это с национальным вопросом! Так, я хочу напомнить, что из Небесных Чертогов вам сказали, что «это слишком чудовищно, чтобы это показывать по телевизору».

Но испуг оказался столь чудовищным, что трагедия полностью выпала из эфира.

И синхронно молчат те, кто, вроде бы, должен быть озабочен судьбами нации, кто при случае громко вещает о Русской Идее и консервативных ценностях, о важности семьи и прочих важных вещах. В Думе и вовсе сказали, что ««Не слышал, а что там случилось? Не видел, не слышал, не знаю, о чем речь. «Октябрьское Поле» — это в Москве или Петербурге?», искренне недоумевал уже 1 марта член комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, депутат Госдумы Алексей Казаков.

Молчат депутаты, молчат лидеры партий, отчаянно взывает не связывать с исламом трагедию муфтий…

А я, вот, думаю, да какая к чёрту национальная идея, если все эти люди живут в совершенно иной реальности. Поскольку, иначе я не понимаю, где они были раньше. Включая и господина Астахова. Поскольку, в той реальности, где живу я, газеты и новостные агентства сообщают вот о таких вещах:

Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту убийства в Томске 7-летнего ребенка. В страшном преступлении призналась его мать. По предварительным данным, 28-летняя томичка жестоко избила своего сына вечером 7 февраля в собственном доме. Ребенок получил тяжелые травмы, которые оказались несовместимыми с жизнью. Перепуганная женщина сама привезла избитого сына в больницу. Однако медики уже не смогли его спасти. Мальчик умер.

В Санкт-Петербурге мать убила ребенка за ложку меда.

Жильцы дома в Барнауле отравили ребёнка газом из-за шума.

Родители двухлетней Сони, накануне пропавшей в подмосковном городе Пушкино и объявленной в розыск, признались полицейским в том, что сами убили своего ребенка.

Суд арестовал пермяка, подозреваемого в убийстве 10-летнего сына.

В Якутске мать убила трехлетнего сына за отказ учить стихи.

Убийство шестерых детей и их матери в Нижнем Новгороде.

Продолжить, или достаточно? Продолжать можно бесконечно – ежегодно в России погибает более двух тысяч детей.

Я повторю – более ДВУХ ТЫСЯЧ.

И знаете, что объединяет все эти случаи? Что все они практически выпадают из поля зрения наших ревнителей традиционных ценностей, и, в лучшем случае, становятся добычей желтой прессы и сальных ток-шоу в зомбоящике.

Хотя, давно уже пора криком кричать – в России люди истребляют детей. Своих и чужих.

Это уже не просто проблема. Это признак массового нездоровья, пора в колокола бить, происходит распад основы общества – семьи.

Но слишком много крайне неудобных вопросов поднимают такие трагедии, как на Октябрьском поле. И национальный вопрос тут не на первом месте, хотя и он сейчас встанет очень остро. Но, господа борцы за консервативные ценности, кому как не вам задавать неудобные вопросы?

— как так получается, что Москва стала лидером Европы по количеству мигрантов?

— как так получилось, что огромная их часть пребывает здесь нелегально? И работает — в том числе, с детьми?

— почему мама этой девочки не имела возможности устроить ее в специализированный детсад? Не знала? Значит, хреново информируете.

— почему настолько огромно количество преступлений против детей, совершаемых в нашей стране?

И, наконец, почему молчат о происходящем те, кто должен бить во все колокола, кто должен организовывать широкую общественную дискуссию и искать выход из сложившейся ситуации.

Шок именно от этой трагедии понятен. К ужасу от убийства ребенка добавился страх перед террором, страх перед ЧУЖИМ, глубинная неприязнь коренного населения к мигрантам (для кого-то секрет, что она есть?). Но несчастный ребенок, убитый 29 февраля в Москве – один из двух тысяч. Вдумайтесь – один из.

Каждое такое убийство – это соломинка на спину нашего верблюда-общества. И если молчаливо наваливать их, стыдливо отводя глаза, делая вид, что ничего особенного не произошло, так, бытовуха, срастется, то хребет сломается непременно.

И тогда начнется хаос.

Журналист, писатель

Похожие материалы

Все поражения России на постсоветском пространстве были нередко связаны вовсе не с нашей резкой...

Сегодня в лице борьбы севастопольского ЗС с градоначальниками всех видов и мастей мы имеем дело с...

Примеры образовательных проектов компании «Таврида-электрик» и Объединенного института ядерных...