Россия находится близко к точки бифуркации.

Внешний политический контур близок к предельному напряжению. Противостояние с Западом, конфликт на Донбассе, новая арктическая гонка, вступление в ближневосточную игру ? все это делается на пределе возможностей современной России.

Бессмысленно ностальгировать по временам СССР (сегодня сильно мифологизированным) ? мол, мы бы уж тогда… Не спорю. Потому что, повторюсь, бессмысленно. Сейчас ? так. Сейчас это предел.

В равной степени лишены смысла камлания на тему «а зачем?». Зачем Сирия, зачем Крым, зачем противостоять Западу, зачем арктический шельф, зачем новый космодром на Дальнем Востоке… Это все равно как Нилу Армстронгу аккурат на стартовом столе на мысе Канаверал в 1969-м сказать: «Ну зачем тебе Луна, а?».

Мы так устроены. И, кстати, очень похожи в этом на американцев.

Каждый раз, когда я выслушиваю критику в адрес США за нарушение тех или иных норм международного права, за резкие односторонние действия и поведение в стиле шерифа Земного шара, я слышу терции и обертона тоски по подобному же могуществу нашей страны. Мы тоже своих парней в Гаагу сдавать не будем… Это наша сфера национальных интересов… Какое-такое международное право, когда речь о Крыме… Ну или просто: это наше, и все тут. Как там Рейган говорил? Мир с позиции силы? Вот это нам подходит!

Что ж, на внешнем контуре нас не удалось задвинуть в угол, как какую-нибудь страну Третьего Мира. Вся мировая пресса только и говорит об этом сейчас: Путин сумел сделать это, Кремлю удалось сделать то, Москва поставила Запад в тупик тут, Россия преуспела там…

В действиях политического руководства страны действительно усматривается наличие внятной стратегии, равно как и адекватной этой стратегии тактики. Россия успешно продолжает вбивать сразу несколько клиньев между странами Евросоюза, играет на противоречиях Вашингтона и Брюсселя, осуществляет грамотные и неожиданные ходы на Ближнем Востоке.

Все это было «гениально угадано» Полом Вулфовицем в 1992 году в пресловутой доктрине его имени: Россия снова попытается стать сверхдержавой и играть самостоятельную роль в целом ряде регионов мира, втянуть в свою орбиту бывшие республики СССР и, цитирую, «создавать собственные альянсы и союзы, чья совокупная мощь может быть сопоставима с мощью США». Сегодня сложно сказать, могли ли Соединенные Штаты как-либо предотвратить то, что в доктрине Вулфовица названо «весьма вероятным националистическим реваншем в России». Но это уже неважно. Время ушло.

Однако Советский Союз пал не под ударами вооруженных сил США и НАТО. Советское руководство, отчасти успешно отражая атаки Запада на внешнем политическом контуре, не смогло обеспечить функционирование контура внутреннего.

А ведь именно внутренний контур подпитывает сверхдержаву, обеспечивая веру в ее «правильность», успешность и долговечность не только у ее собственных граждан, но и граждан других стран.

Иными словами, успешное противостояние (или соревнование, сосуществование, устойчивый мир) с Западом зависит от того, насколько хорошо будет обустроен и «напряжен» внутренний политический контур России.

Тут рейтинги, увы, не в счет. За океаном, на территории нашего главного геостратегического «партнера», у Буша, Клинтона или Обамы может быть насколько угодно низкий рейтинг. Но рейтинг их политической системы, их экономики, юриспруденции и правосудия, их инфраструктуры и (возможно, главное!) их гражданства остается на высоте.

И с этим у нас проблема.

Лично Владимир Путин может к радости сограждан разрешить в неделю один-два кризиса из десятков тысяч. Остальные же кризисы, если и разрешаются, то к радости бюрократа, вора или иностранца, но никак не в пользу русского человека, у которого в буквальном смысле слова земля уходит из-под ног. Он не чувствует себя хозяином своей земли, своей страны, своей судьбы, он перестал быть кузнецом своего счастья.

Я бы последнее словосочетание занес в будущую Конституцию России, как американцы занесли в свою «стремление к счастью».

Мы находимся в точке бифуркации. То есть результат выбора будет настолько существенен завтра (хотя поначалу и не ощутим сегодня), что мы даже не можем представить себе масштаб будущих перемен к худшему или к лучшему.

И выбор идет не между стратегиями ? нет покамест таковых, ? а между наличием стратегий на внутреннем политическом контуре и их полным отсутствием. Первое ? исторический шанс. Второе ? гарантированное повторение судьбы СССР.

* * *

В статье Ильи Смирнова на «PI» мне более всего понравился следующий умозрительный сюжет:

«Представьте себе, что вы мэр города, в котором надо построить мост. Как? … Вы собираете десять самых авторитетных профессоров по мостам… Пять специалистов вам лгут. Трое в ответ на конкретный вопрос произносят нечто заумное, что вообще невозможно понять… Двое самых честных просто не приходят на совещание. В результате мост трещит и разваливается. Кто виноват? Вот положение, в котором постоянно оказывается руководство России».

В красках и по делу. Схожую историю за океаном могли бы привести в пример на президентских дебатах. Но там после «сюжета» шла бы мораль ? консервативная или либеральная, правая или левая, либертарианская или централизованная.

Вот только наши представления о «левом» и «правом», либертарианском и государственном безумно устарели. Илья Смирнов обращает внимание публики на то обстоятельство, что «левое» для нас ? это в общем и целом коммунизм со сталинским привкусом, а «правое» ? как правило, дело клиентурное, чуждое, госдеповское.

Вольно же каждому себе придумывать сказки на ночь, но со времени, в котором черпают вдохновение конституционные фундаменталисты в США и отечественные воздыхатели «времен очаковских», прошло немало лет.

Мир изменился. И не один раз.

Роботизация со страниц фантастических романов шагнула не только в промышленность, но и в сельское хозяйство ? сегодня в США многопоколенная семья из 7-15 человек (где ты, Мизулина?!) управляет фермой в несколько тысяч гектаров из своей усадьбы с применением дронов, беспилотных тракторов, автоматизированных загонов для скота и специально обученных стай собак, каждой из которых в загривок внедрен чип GPS.

Информационная среда пронизала все сферы деятельности человека. Еще вчера рабочий был грязным измученным человеком с тяжелой тачкой, а инженер ? человеком с артритом и варикозом за кульманом. Сегодня оба сидят в анатомических креслах и двигают джойстиком или мышкой. Двадцать лет назад так называемый «системщик» был полубогом, сегодня он пролетарий. Слово дизайнер буквально недавно произносилось с придыханием, а теперь это рядовая инженерная профессия ? только экран монитора стал четче, шире и дешевле. 3D-принтеры вообще смешали все карты ? стало непонятно, где гнусный «офисный планктон», а где гордый производственник…

При этом сохраняется насущная необходимость управлять «старым» технологическим укладом в новых условиях. Транспорт, упомянутой Ильей Смирновым, ? отличный пример. Не соглашусь, что поголовное обеспечение автомобилями ? тупиковый путь. Именно об этом «тупике» мечтают все жители России. И за пределами крупных мегаполисов, которых не так много, эта мечта напрямую связана с развитием территорий. При этом автомобили становятся «умнее» и требуют столь же умно устроенной дорожной сети.

Есть и такие просторы, где нет и в обозримом будущем не будет дорог. И не только у нас. На Аляске малая авиация решает 80% всех транспортных проблем. Только в этом одном штате 200 авиакомпаний ? Росавиация с ума бы сошла в полном составе.

Возвращение на севера, развитие сельского хозяйства до уровня пусть не американского или австралийского, но достаточного для обеспечения пресловутого импортозамещения, доставка до стола жителя Саратова, Архангельска и Брянска дальневосточных крабов и гребешков, желательно в удобоваримом виде, обеспечение геологоразведки, закладка новых заводов ? все это требует сложной транспортной инфраструктуры. Включая дорожную сеть и малую авиацию.

Страна не может больше утрамбовываться в несколько крупных мегаполисов, жить, работать производить нужно по всей стране. А значит необходимо стремительное развитие и разрастание одноэтажной России, куда будет подана связь, где в домах будет вода, тепло и свет, не говоря уже об инфраструктурных потребностях заводов и фабрик, где будет производиться все то, что сейчас завозится из-за границы.

Каким образом решать эти задачи? Наделить еще большей властью ту же Росавиацию и энергетические монополии, предварительно проведя в них чистку? Или снять административные барьеры для развития частного транспорта, включая воздушный, и поощрять снижением налогов ? вплоть до полной их отмены ? всех частников, участвующих на местах в обеспечении связью, добыче воды, генерации электроэнергии и тепла, развитии энергосбережения, пусть для 2-3 домов или маленькой, на 7 человек, фабрички?

На место прежнего, устаревшего «левого» и «правого» (в стиле профсоюзных лидеров с красными бантами и «капиталистов в цилиндрах») пришла новая дихотомия: кто же будет управлять всей этой пестротой технологических возможностей для ответа на вызовы современности? Государство в лице какого-нибудь Института Самых Умных (а, быть может, суперкомпьютер?) или каждый конкретный индивидуум, вступая в свободные информационно-экономические связи с себе подобными?

Как-то раз на одном из телеканалов перед началом эфира я имел удовольствие поговорить с Анатолием Вассерманом, который убеждал меня, что крах социализма был обусловлен недостаточным развитием вычислительных мощностей. Сегодня же, убеждал он меня, мощностей вполне хватает, чтобы обеспечить общество всем необходимым, а каждого конкретно ? тем набором материальных благ, которых он заслуживает… Заслуживает, видимо, по расчетам некого суперкомпьютера.

И ведь это не частное мнение эксцентричного российского умника. Уже давно в Европе и Америке раздаются голоса о том, что, введи человечество беспристрастное и научно выверенное распределение благ, голод бы исчез. Да что там голод! Исчезли бы социальная несправедливость, сократилась бы детская смертность, возросла бы средняя продолжительность жизни и т.п.

Возможно, что и так. Вот только не всех устраивает такое коллективное счастье, подчиненное некому аналогу системы «Скайнет» из серии фильмов про Терминатора.

Очень многие полагают, что к научно-техническому прогрессу можно вместо того самого Института или суперкомпьютера пристроить совсем другой управляющий модуль ? распределенную сеть автономных пользователей. Если вассермановские вычислительные мощности и правда так хороши сегодня, то они запросто обеспечат работоспособность распределенной сети вместо центрально-интегрированной. Частный самолет или дрон ни с кем не столкнется, поскольку два устройства вовремя вступят во взаимодействие, минуя обходные пути через центральный узел, так же поступят фермеры, торговцы, инженеры и сантехники. Зачем им «Скайнет», если есть децентрализованная сеть? А поскольку военные, полицейские, спецслужбисты, парламентарии и прочие государственные мужи будут в той же сети, то вот вам и воспетый в СССР народный контроль! Это и есть современное либертарианство, а вовсе не та карикатура на него, которую у нас пытаются изобразить, показывая пальцем на олигархов, купающихся в шампанском, пока умирают дети… сами выберите, где и отчего.

Вернемся к примеру с мостом в городе. Его можно построить, выбрав разработанный Институтом Умных проект и запросив через госкомпьютер его постройку, а можно устроить тендер независимых мостостроителей, отдав предпочтение тем, что платят налоги в том же регионе, дабы поддержать его развитие. Это и есть выбор внутренней стратегии. В первом случае государство делает всё сверху, в тех объемах и порядке, которые им самим и предусмотрены, во втором ? гарантирует свободу граждан по самостоятельному обеспечению себя всем необходимым. В первом случае 90% средств изымается и затем перераспределяется по заранее оговоренным алгоритмам, во втором ? остается в распоряжении местного самоуправления, предпринимателя, общины, семьи.

Чего совершенно точно нельзя делать, так это не выбирать стратегию совсем. Уж тогда точно чиновник увернется от решения сложных вопросов. Его стратегией будет лишь сохранение кресла, а мост… Ну что мост? «Я за Путина. Это просто. А мост ? вопрос сложный, мы его рассматриваем»… «Двое самых честных» не пришли на совещание ровно потому, что совещание это ничего не решает.

У нас таких «мостов» в России пруд пруди. Пенсионный фонд давно обанкротился, медицинская реформа подорвала доверие к обязательной медицинской страховке, но зарплатные налоги исправно взымаются, оказывая непосильную нагрузку на предприятия, особенно в ситуации кризиса. Пенсии не индексируются, платные медицинские услуги растут в ассортименте каждый день, однако просто не платить налог, получать деньги на руки и самому платить за себя нельзя, а куда пошли налоги ? нет ответа. Находчивый местный чиновник скажет: пошли наверх. Находчивый высокопоставленный отрапортует: направлены вниз. Что, кстати, и произошло на недавнем совещании у Президента по вопросам развития Крыма.

Транспорт, коммуникации, тарифы, налоги, землепользование, технологии, суды, полиция, образование ? ответов нет.

Какой уж тут мост!..

* * *

В свое время соблюдение некоего среднего политико-экономического курса и даже неопределенность в том, куда же мы идем и какое общество строим, имели смысл ? Россия боролась за свою целостность и стабильность, за минимальный уровень функциональности.

Это время прошло, как прошло и время спокойствия на внешнем контуре государства. И элементарной функциональности уже не хватает. Государству, столь серьезно ввязавшемуся в битву за место под солнцем, нужно укреплять внутренний контур. И стратегическую линию изменений необходимо выбирать максимально быстро.

Полумерами уже обойтись не получится. Если речь идет об экономике, то надо или существенно снижать налоги и запрещать всякие проверки на предприятиях, или вводить в бухгалтерию каждой фирмы государственного аудитора и обязывать его перечислять согласованную с правительством сумму в бюджет ежемесячно. Или отменять зарплатные налоги, вводя полностью платную медицину и сохраняя пенсии только для людей, уже ее получающих, или вводить уголовное наказание за тунеядство, при этом гарантируя реально бесплатную (а не условно страховую) медицину. Или отдать вопросы развития технологий и инфраструктуры в руки компаний и муниципалитетов, или… я уж не знаю… создать федеральные техноармии какие-нибудь.

Ни то, ни сё ? в прошлом.

Верховному главнокомандующему вовсе не обязательно завтра подписывать указ о выборе той или иной стратегии развития. Куда эффективней заставить эти стратегии конкурировать. Но тогда уже не будет места ни для технических министров, ни для технических мэров или губернаторов. Выборы «крепкого хозяйственника» превратятся в выбор стратегии, а назначение такового станет стратегическим, а не тактическим.

В любом случае каждый гражданин страны должен наконец на себе прочувствовать, что внутренний контур проходит по нему, что внешнеполитические успехи страны, которые ранее он мог приветствовать безо всякой личной ответственности за каждый свой шаг в персональной экономической и социальной жизни, теперь зависят от него.

Зависеть от него будет и его собственная жизнь. Проголосовал за Институт Самых Умных ? принимай распоряжения от него и строго выполняй. Отстранил его от власти ? не стони и у государства ничего не проси. Кроме минимума ? сильной армии, эффективной госбезопасности и разумной дипломатии.

Нынешним чиновникам и членам парламентских фракций в этом случае не позавидуешь, но что поделать! Будут просто гражданами. Великой страны.

Писатель, политолог, публицист, специалист по современным США

Похожие материалы

А.П. Бородину удалось создать образ талантливого, решительного, энергичного, работоспособного,...

Богословскую сердцевину либерализма составляет наиболее радикальное из возможных отвержение...

Главным фактором рекрутирования в высшую элитную прослойку на Западе может считаться наличие...