Всякое время под солнцем интересно своим неповторимым своеобразием, не исключая той эпохи, которую мы сейчас переживаем и способны изменить, если правильно поймём. Фрэнсис Дарвин вспоминал о своём отце, что тот обладал «особенным чутьем» на исключения из правил, и это «сыграло выдающуюся роль в осуществлении им его открытий». При изучении «второй природы» (т.е. человеческого общества) тоже следовало бы обращать больше внимания на неожиданное и непредсказуемое, на такие «мелочи», которые плохо вписываются в привычную схему. Надо же: всегда было так, а последние 5 лет стало по-другому. И знакомое слово значит уже совсем не то, что раньше.

Коммунисты (и те, кого по привычке именуют левыми) оказались на обочине, потому что даже лучшие из них погружены в прошлое: кто-то достраивает сталинский «социализм», кто-то до сих пор сражается с буржуями в цилиндрах. Все свои способности (иногда немалые) эти музейные революционеры обращают на то, чтобы доказать: за 150 лет в обществе ничего принципиально не изменилось.

С точки зрения марксизма – это вопиющая нелепость, ведь грандиозные изменения производительных сил в ХХ столетии просто обязаны были преобразовать классовую структуру и все отношения между людьми.

 
Но и прочим (некоммунистическим и условно правым) общественным движениям не свойственна особая познавательная активность в отношении ХХI века, его специфики и перспектив. «Русской весне» уже больше года, но за это время гражданам так и не было представлено внятных программ развития основных отраслей.

Как должны быть устроены финансовые учреждения, чтобы обеспечивать прогресс высоких технологий, а не только роскошные интерьеры для себя любимых и копошение нереальной экономики вокруг?

Что делать с образованием? В ожидании ответа руководители отрасли развлекают народ взаимоисключающими заявлениями, один зовёт back to USSR, другой в Болонью по «индивидуальным траекториям».

Как организовать транспорт на наших бескрайних просторах? Ясно, что американский подход (по отдельной автотачке для дедки, бабки, внучки и жучки ) — тупиковый. Японский нам вряд ли подойдёт географически. Надо разрабатывать свой, соответствующий географии, экологии и здравому смыслу.  

Как вообще должны складываться у независимой России отношения с её родной природой? Через бухгалтерию, как велят переводные учебники «Экономикс»? Или более предусмотрительно, с учетом того, что деньги нельзя есть, пить и дышать ими тоже почему-то не получается?

С весны прошлого года предпринимались титанические попытки сформулировать «Основы государственной культурной политики». Смысл очевиден – чтобы в любом городе России мэр имел перед глазами ориентир, на что следует тратить деньги налогоплательщиков, а на что не следует, и в конкретной ситуации мог сослаться:

Мы, конечно, были бы рады материально поддержать ярких молодых художников Бендера с Воробьяниновым, тем более, за них ходатайствуют такие знаменитые люди из  Москвы. Но извините: закон не позволяет!

Столь же очевидно было с самого начала, что знаменитые люди из Москвы (по привычке именуемые «творческой интеллигенцией») постараются не допустить такого развития событий и будут сознательно топить документ в пустой болтовне «за всё хорошее, против всего плохого» — именно для того, чтобы сделать его непригодным к практическому применению[1]. И чтобы они могли дальше самовыражаться за счёт бюджета, не неся никакой ответственности за результат.

Примерно так и получилось.

Рано утром проснешься и откроешь газету, там в разделе «Культура» золотые слова (буквально золотые, если пересчитать в инвестиционные монеты с Победоносцем).

Кирилл Серебренников успешно освоил помещение б. драматического театра имени Гоголя, подаренного ему правительством Москвы, и средства из городского бюджета. В 2015 г. он радостно переключился на бюджет федеральный: в балете Большого театра числится одновременно режиссером-постановщиком, художником, писателем (автором либретто) и художником по костюмам. Странно, что не дирижирует оркестром и не исполняет главные партии — то есть, часть денег всё-таки миновала карман разностороннего дарования. Очевидная недоработка директора ГАБТ. Там же, в Большом театре РФ будет развивать оперное искусство непрошеный соавтор Р. Вагнера. Своего рода премия, выписанная из казны Т. Кулябину за то, что он устроил в Новосибирске.

Вот такая культурная политика. Распишитесь в получении, дорогие налогоплательщики.

Отраслевые руководители боятся конкретного разговора по делу. А страну тем временем заливают потоки самодовольного пафоса на тему «великой России», «русского мира» и «национального духа». Конечно, это лучше, чем потоки помоев, характерные для недавнего прошлого (не только для 90-х годов, но и для нулевых, когда вышеупомянутый Серебренников поздравлял ветеранов с 60-летием Победы посредством шоу «Голая пионерка», и ни в одном общедоступном СМИ нельзя было даже возразить).

Но пафос уместен в спортивных кричалках: «Спартак» чемпион, и в таблице первый он!»

К сожалению, в похожем стиле составляются заявления официальных лиц, интервью, аналитические статьи. Читаю заголовок: «Россия готова к стратегическому рывку». К внешнеполитической части, в которой уважаемый профессор В.А. Никонов критикует политику НАТО, претензий нет. Но как только речь заходит о делах внутренних, содержание вступает в некоторое (местами анекдотическое) противоречие с заголовком. Что за стратегический рывок? По каким направлениям? В чём конкретно он должен состоять? Неужели в ускорении юридической процедуры по ликвидации «Рогов и копыт», торговавших среди бела дня фальшивыми дипломами о высшем образовании? То есть, не в ликвидации даже, а только в ускорении процедуры. Или в том, что «на Западе public administration –
это только магистратура, а у нас еще и бакалавриат»?

Шаманское камлание: «хей, хей, наше племя всех сильней» – именно та музыка, которую международная олигархия хотела бы слышать из лагеря своих противников. Ведь с самовосхвалением и у Саддама Хусейна, и у Каддафи, и у Милошевича всё было в полном порядке, даже лучше, чем у нас. Но не помогло.

Под такую музыку легко активизируются не только услужливые льстецы (готовые в любой момент переметнуться на другую сторону), но и обычные провокаторы. Из гигиенических соображений не хотелось бы произносить лишний раз фамилии. Кто интересуется политикой, сообразит. Один персонаж прославился тем, что объявил 22 июня «днём отмщения» русским хамам и азиатам со стороны «белых европейцев». Другой (тоже совсем недавно) требовал разрешить в Москве гей-парады и однополые «браки» с усыновлением детей. Обоснования похожие: раз в цивилизованной Европе так принято, кто мы такие, чтобы возражать?

 
После освобождения Крыма оба внезапно стали суперпатриотами, минуя стадию прямохождения. И атакуют Путина уже с другой стороны. Почему Россия до сих пор не вмешалась открыто в украинский конфликт? Президент у нас не тот. Слабо ему воевать с Евросоюзом и НАТО. Поскольку соотношение сил общеизвестно, провокаторы рассчитывают на то, что если их призыв будет услышан, то развалины русских городов скоро станут площадкой для вполне легальных гей-парадов. Другим путем – к той же вожделенной цели. Механизм провокации довольно примитивный («слабо тебе, Васька, ограбить табачный киоск»).

Удивительно другое. Люди, считающие себя патриотами без кавычек, тиражируют и всерьез обсуждают продукцию ООО «Азеф и сыновья».

Видимо, совсем стёрлись границы между жанрами.

Другая беда общественного сознания – исторический эскапизм. Самостоятельность России сводится к тому, что по этому поводу в позапрошлом веке сказал один уважаемый литератор или политический публицист другому (весьма почтенному). По сути, то же самое, что у музейных революционеров, только вместо Владимира Ильича — например, Фёдор Михайлович. Поймите правильно. Как историк, я не могу иметь ничего против тщательного изучения исторических источников. Более того. Охотно допускаю и всячески приветствую извлечение из них полезного опыта, который пригодится в настоящем и будущем. Например, как Пётр Великий через гвардию формировал кадровый резерв специалистов в разных отраслях и фактически новую генерацию правящего класса.

Можно даже отправиться вслед за Н.Н. Миклухо-Маклаем на Новую Гвинею исследовать там  систему экологически устойчивого земледелия, которую далекие предки аборигенов создали 7 тысяч лет назад, и что-то из нее применить в сельском хозяйстве. И, конечно же, старинные философы по многим конкретным вопросам экономики и политики высказывались намного убедительнее, чем профессура нынешнего ВШЭ. Но научная истина конкретна, современные проблемы не сводятся к историческим предпосылкам, тем более к размашистым аналогиям через столетия, каковые аналогии зачастую основаны на совпадении слов, но не явлений, то есть, по сути, на созвучии. «Либерал» во времена Салтыкова-Щедрина – совсем не то, что во времена Жванецкого и Задорнова.

Безусловно, князь Пожарский, маршал Жуков и космонавт Гагарин – герои. Следует воздавать им всяческие почести  и торжественно отмечать юбилеи их исторических подвигов. Но не прятаться же в эти юбилеи от себя самих и не драпировать знамёнами из музея нынешнюю леность и трусость. Мы-то что делаем в Космосе такого, что давало бы основания проходить мимо памятника Гагарину без стыда? Ах, как быстро Пожарский восстановил полностью разрушенное государство! Слава Пожарскому. Но мы уже не годами — десятилетиями не можем решить элементарные проблемы, например, прекратить «озеленение» и «благоустройство» под формат американского кладбища[2]. Причем, с моей точки зрения, главная беда не в чиновниках, которые на этом наживаются, а в тех тысячах (если не десятках тысяч) граждан, которые имеют дипломы биологов-экологов и спокойно ходят на работу мимо вредителя с триммером и бульдозера, зачищающего парк. Если бы хоть один из трёх  вмешался в происходящее с использованием своего служебного положения, мы жили бы в зелёных городах, комфортных в любую погоду, дышали чистым воздухом даже в центре столицы, а сэкономленные деньги пошли бы на что-то полезное (на роддома в сельской местности или мост в Крым). Но такой скучной конкретикой озабочены одинокие отщепенцы от профессионального сообщества или вовсе для него посторонние люди.

  
Гораздо интереснее – возвышенно-отвлечённые, никого ни к чему не обязывающие и не угрожающие никакими конфликтами (особенно по месту работы) рассуждения об экологии планеты, высокой духовности или об исторических судьбах России.

Что в итоге? Управление без стратегического планирования и профессиональной экспертизы:

1.  симптоматическое: раздражитель – реакция («партнёры» заблокировали наши банковские карточки, после чего мы занялись созданием собственной платёжной системы) 

2. ручное, причём это руки одного человека, вынужденного решать как частные, так и общие проблемы в самых разных сферах.

Если бы В.В. Путин  лично не посетил Санкт-Петербург и не разобрался в делах тамошнего Дома ветеранов сцены им. М. Г. Савиной, то территория памятника истории и культуры федерального значения была бы радостно сдана под элитную застройку при полном равнодушии (в лучшем случае) или даже активном соучастии соответствующего творческого союза. Если бы тот же В.В. Путин не приказал выводить предприятия из оффшоров, права собственности на наши заводы и полезные ископаемые по-прежнему регистрировались бы через Крокодиловы острова по утерянным паспортам бомжей. А тысячи, с позволения сказать, учёных экономистов (и международных юристов) доказывали бы друг другу, что это нормально.

Самое смешное — когда подобная публика предъявляет Путину претензии, с одной стороны, за нерешительность, с другой – за авторитарные и диктаторские замашки. Больше всего возмущаются коррупцией в верхах те, кто у себя на работе уже продал всё, что можно, а то, что нельзя было вынести на продажу, привёл в негодность (таковы на сегодня основные достижения столичного «креативного класса»).

Нам на самом деле очень повезло, что на рубеже веков во главе государства оказался человек с уникальными способностями к симптоматической политике и к одновременной игре на 10 досках против намного более сильных внешних «партнёров» и собственного ненадёжного окружения.

Однако он всё-таки человек, а не суперкомпьютер и не аватара тысячерукого божества. Он не успевает решать за других все их проблемы. Не может знать всего на свете и в результате, конечно, ошибается. Особенно в таких ситуациях, когда насквозь прогнившее профессиональное сообщество упорно подсказывает неверные решения (как это, на мой взгляд, имело место в образовании).

Представьте себе, что вы мэр города, в котором надо построить мост. Как? Будучи ответственным руководителем, вы не берете на себя смелость судить о том, чему специально не учились. Вы собираете десять самых авторитетных профессоров по мостам, согласно табели о рангах, принятой в соответствующей науке. Пять специалистов вам лгут. Трое в ответ на конкретный вопрос произносят нечто заумное, что вообще невозможно понять, тем более, применить к делу. Двое самых честных просто не приходят на совещание. В результате мост трещит и разваливается. Кто виноват?

Вот положение, в котором постоянно оказывается руководство России.
Огромная страна не может полностью зависеть от личности (и даже от нескольких личностей). Нужно перспективное планирование (а не пассивное реагирование) и такие цели, которые могли бы вдохновить людей (как когда-то космическая программа) и ради которых стоило бы рисковать, вступая в противоборство с глобальной антиутопией. Но это, как вы понимаете, не Диснейленд.  И даже не чемпионат мира по футболу.

___________________________

[1] Одна из немногих формулировок, допускающих прямое действие: «Утверждение в общественном сознании традиционных семейных ценностей, повышение социального статуса семьи». Именно её пытаются использовать, чтобы прекратить пропаганду перверсий за счет бюджета. Результаты не слишком обнадёживают.

[2] Интересный феномен: когда под патриотическим соусом внедряется глобальный стандарт, подчёркнуто безразличный к местным традициям и природным условиям. А потом еще гордятся плодами своего дизайна, как Эллочка Людоедка «мексиканским тушканом».

Смирнов Илья (1958), автор книг по истории русского рока и не только. Беспартийный марксист. Поддерживал перестроечное «демократическое движение» до того момента, когда в нем обозначился курс на развал СССР

Похожие материалы

В Соединённых Штатах, считающих себя твердыней демократии, можно встретить пони-мание того, что...

В мире американской политике именно Коалиция Карлсона, при всей ее очевидной неустойчивости,...

Ирредентизм – концепция, вызывающая вполне конкретные исторические и идеологические аналогии. Она,...