Вчера вечером, когда Путин прилетел в Крым запускать первую линию энергомоста, обитатели социальных сетей забеспокоились. Как же так? Президенту же завтра в Кремле выступать, а он в Крым уехал. Может быть, он оттуда, из Крыма, будет зачитывать Послание?.. Волновались напрасно. Путин включил рубильник, поблагодарил энергетиков и крымчан и улетел в Москву – выступать перед элитой.

В прошлый раз, это было послание нации (тогда прозвучало даже имя этой нации, «многоликой, но монолитной» — русская нация). В этот раз – по крайней мере, на мой взгляд – это было в первую очередь послание элите. Хотя и нации, конечно, тоже. В конце концов, элита – хотя бы теоретически – тоже является частью нации.

За несколько дней до оглашения Послания журналисты начали названивать политологам и экспертам, допытываясь, о чем скажет президент 3 декабря, чему уделит больше внимания, а чему меньше. Ответы, в большинстве своем, не поражали оригинальностью: в центре внимания будет внешняя политика, проблемы безопасности и борьбы с терроризмом, но внутренней политике тоже будет уделено свое место, потому что нельзя же совсем о ней не сказать. При всем том было ясно, что внешняя политика у нас очень яркая, местами даже блестящая, дипломатия сейчас, вероятно, лучшая в мире, а вот во внутренней политике все гораздо хуже. Проблемы есть, понятно, и там, и там, но если на внешних рубежах мы с ними как-то справляемся, громим ИГИЛ в Сирии, спасаем Асада в Вене, грозим выщипать перья турецким «ястребам» в телевизоре, то внутри страны проблемы обозначаются, но не решаются. «Платон» тот же самый пресловутый, гомерическое воровство на строительстве космодрома «Восточный», падение курса национальной валюты, коррупционные скандалы, и много чего еще. Да вот хотя бы недавний блэкаут Крыма – можно, конечно, возразить, что это не совсем внутриполитическая проблема, но ведь это лукавство. Если Крым – Россия, то блэкаут там ничем не отличается от блэкаута в Москве, и не важно, что в первом случае причиной стали террористические действия крымско-татарских экстремистов, а во втором – приватизация столичного энергокомплекса. И то, что для решения проблемы блэкаута понадобилось личное вмешательство Путина, довольно символично. Все уже привыкли к тому, что «ручное управление» — единственная эффективно работающая модель решения проблем в нашей стране. Однако проблем очень много, а президент – один. Поэтому из года в год в Послании повторяются одни и те же важные – даже смыслообразующие – сюжеты. В прошлом году речь также шла о развитии производства, о прекращении административного давления на бизнес, о свободе предпринимательства – но, судя по всему, подвижки в этой области были настолько незначительны, что президенту пришлось вновь заострить на этом внимание.

«Надо максимально снять ограничения с бизнеса, избавить его от навязчивого надзора и контроля», — призывал президент год назад. «Опросы показывают, что предприниматели пока не видят качественных подвижек в деятельности контрольных и надзорных ведомств. Все поручения на этот счет давно и не единожды даны… Целая армия контролеров по-прежнему мешает работать добросовестному бизнесу», — заявил он сегодня. Это как раз тот случай, когда режим ручного управления не срабатывает. Президент может поставить на личный контроль прокладку энергомоста в Крым, но не в состоянии осуществлять надзор над деятельностью «армии контролеров», продолжающих кошмарить бизнес. Между тем, в стране выросло и окрепло целое сословие «контролеров», которые ничего не производят и даже не перепродают, а только доят мелких и средних предпринимателей. «Попрессовали, обобрали и отпустили», — лаконично описал президент популярную модель отношений между этими «контролерами» и бизнесменами.

Именно эта часть Послания, на мой взгляд, является ключевой. Здесь, по сути, содержится предложение нового общественного договора – на сей раз не между властью и обществом, как было в 2000-2010 гг., а между силовиками и бизнесом, чьи отношения в последние годы зашли в тупик, не позволяющий развиваться экономике страны. Система, которая позволила России выбраться из болота ельцинского правления – госкапитализм, опирающийся на крупные корпорации – не позволяет сегодня двигаться дальше, эффективно решая встающие перед страной проблемы. Вот простой пример: Путин говорил о дальнейшем развитии Северного морского пути, важнейшей транспортной артерии, которая должна стать связующим звеном между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Для эффективного развития СМП необходимы, в том числе, геофизические исследования, требующие, в свою очередь, использования высокоточных приборов (донные станции, магнитометры и т.д.). До введения санкций в отношении России эти приборы в основном закупались за рубежом, теперь же многие из них оказались в «черных списках». Казалось бы, приоритетное направление для импортозамещения! И в России есть небольшие предприятия, выпускающие подобное оборудование. Те же канадские магнитометры, попавшие под санкции, могут быть заменены отечественными протонными магнитометрами, которые производит петербургская фирма «Геология». Могли бы быть заменены… если бы крупные корпорации обеспечивали «Геологию» заказами. Но заказов нет, не в последнюю очередь, потому, что корпорации предпочитают оборудование с международным сертификатом, а получить такой сертификат для наших маленьких производств – большая проблема, особенно в нынешних условиях. Для поддержки производства в таких случаях вводятся протекционистские меры, но похоже, что нашему бизнесу требуется двойной протекционизм – от внешней конкуренции и от внутренних «контролеров», давящих любой начинающий приносить прибыль проект.

Разумеется, президент говорил не только об экономике, но экономика – основа всего. Обозначенные в Послании амбициозные цели (среди которых я бы выделил развитие системы образования с акцентом на инженерные специальности и национальную технологическую инициативу) могут быть в полной мере реализованы лишь в случае, если мы сумеем построить действительно эффективную экономику, основанную на высокотехнологичном производстве.

Сейчас это кажется утопией. Но пятнадцать лет назад утопией показалось бы и то, что сейчас мы воспринимаем как должное. Страна, пережившая кошмар 90х, сумела вновь стать крупным международным игроком, отстояла свое право именоваться сверхдержавой, доказала, что является центром притяжения для насильственно отторгнутых от нее регионов. Почему же она возродилась, почему не рассыпалась на десяток соперничающих друг с другом государств, на что надеялись наши геополитические противники? Рискну предположить – потому, что общество сумело остановить процесс своей атомизации, запущенный в 1991 г. – и вновь соединилось в полноценный живой организм, спаянный теми самыми «духовными скрепами», над которыми так любят насмехаться наши либералы. Именно этой интеграцией общества, произошедшей в первое десятилетие XXI в. мы и обязаны нынешнему возрождению России.

Теперь нам нужно подняться на новый уровень интеграции. Общество, осознавшее себя единым организмом по отношению к внешним силам (как враждебным, так и дружественным) должно осознать свое единство и внутри себя. Только тогда будет преодолена ситуация, при которой «силовики» кошмарят «бизнюков», как новых врагов народа, а крупный бизнес относится к своим же согражданам, как белые колонизаторы – к туземцам. И только тогда отпадет необходимость в режиме ручного управления, при котором надежды всего общества связаны с одним человеком, который, как пел Гребенщиков, «придет и молча поправит все».

Думаю, что президент это хорошо понимает. Поэтому и завершил свою речь цитатой великого русского ученого Дмитрия Ивановича Менделеева: «Разрозненных нас сразу уничтожат. Наша сила в единстве, в воинстве, в благодушной семейственности, умножающей прирост народа, и в естественно росте нашего внутреннего богатства и миролюбия». В сочетании с приведенной в начале Послания цитатой из Карамзина («Кто сам себя не уважает, того, без сомнения, и другие уважать не будут. Не говорю, что любовь к Отечеству должна ослеплять нас и уверять, что мы всех и во всем лучше. Но русский должен знать цену свою») это звучит, как программа, позволяющая нации не просто выжить физически, но и достичь предназначенных ей Богом и историей высот.

Главный редактор сайта "Русская Idea". Писатель, политолог, автор романов в жанре социальной фантастики.

Похожие материалы

Есть мнение, что с демократами будет приятнее иметь дело, чем с непредсказуемым Трампом, который...

Для всех, кто знал Бориса Федоровича, он дорог не только своими крупными исследованиями, широким,...

Сегодня, под эгидой тотальной благотворительности, заключающейся в фактическом обожествлении уже...