Керченское лекарство от войны

Аджимушкай – это школа мужества, любви и веры в будущее. Так, повествуя о героических и трагических страницах военной истории Керчи, писал хорошо известный всем исследователям крымского этапа ВОВ публицист Всеволод Валентинович Абрамов. Позволю себе несколько перефразировать своего однофамильца. Сегодня, в 2016 году, для меня очевидно: школой истинного мужества, любви и веры в светлое будущее является вся Керчь и её жители.

К такому заключению несложно прийти, всего на несколько дней погрузившись в атмосферу этого города, официально признанного самым древним в России. Керчи больше 2600 лет. Весь украинский период город-герой Керчь пребывал в небытии и забвении: деньги из Киева туда практически не доходили, инфраструктура и заводы разрушались, производства закрывались… Коренные керчане рассказывают, что за 25 лет в городе не было построено ни одного нового здания. А границы Керчи остались такими же, какими их застал год распада СССР.

Законсервировав город, прежние нерадивые власти невольно сослужили городу добрую услугу. Тем самым они способствовали созданию условий, при которых жители Керчи сплотились вокруг самого главного – исторической памяти и любви к Отечеству. Они как будто всегда знали, чувствовали, что придут времена, когда на нашу священную память о Великой Победе начнут покушаться.

Керчане определенно готовились к новой атаке.

И не случайно уже четвертый год подряд видные учёные, историки, философы, археологи, представители поисковых движений и музейные работники со всей России собираются в Керчи на научно-практической конференции «Военно-исторические чтения». В феврале 2016 года на протяжении трёх дней автор этих строк в компании уважаемых коллег также обсуждал самые острые проблемы, стоящие перед нашей историей, и искал ответы на вопросы: «Каков же рецепт против войны? Что мы должны сделать для предотвращения войны в России и вблизи её границ? Что предпринять для сохранения нашей правды и великой истории?».

mit2_1

Один из докладчиков, известный публицист и политический аналитик, искренне полюбивший Керчь, Егор Холмогоров предлагает в качестве лекарства от войны, в классическом её понимании – с человеческими жертвами и применением смертоносного оружия — использовать новые смыслы. Если раньше вождь всех народов с трибуны или газетной полосы произносил: «Ни шагу назад!», это сразу становилось руководством к действию, спускаемым по вертикали вниз. Это было верным. Сейчас же слова первого лица государства о том, что «Порошенко – наш добрый партнёр», например, добровольцы, воющие на Донбассе, вряд ли будут воспринимать буквально. Сегодняшняя международная политика живёт по принципу: говорим одно, а делаем другое. И в связи с этим, считает Холмогоров, нам следует озаботиться поиском новых смыслов, которые бы сами по себе стали руководством к действию, силой сродни пропаганде в годы СССР.

«В ядерный век, когда две страны, США и Россия, могут стереть друг друга с лица земли за несколько минут, мы вынуждены искать нелинейные технологии ведения конфликтов, которые бы не вовлекали ядерный потенциал независимых государств», — считает Холмогоров. Таковыми могут быть всевозможные виды санкций, информация, пропаганда, неопознанные вооруженные формирования, которые, например, два года назад мы все наблюдали в Крыму. С одной стороны, смотришь на «зелёного человечка» и понимаешь, что перед тобой профессионально обученный военный. С другой, он никак не «подписан», на нем нет опознавательных знаков, говорящих о принадлежности к вооружённым силам конкретной страны.

США и Россия активно применяют опыт создания таких вооруженных формирований всю вторую половину XX века – говорит Холмогоров. Таких партизан, народных ополченцев мы можем встретить и в войне в Южном Вьетнаме, в гражданских конфликтах в Ираке, Ливии, на Донбассе. Однако сразу возникает проблема в невозможности управлять «армиями» такого типа классическими рычагами. На них не действуют в полной мере ни формальная дисциплина, ни классическая пропагандистская машина. На данном этапе в игру вступает новая технология, которую Холмогоров назвал смысловым управлением ситуацией. «Это когда огромное количество не связанных, не знакомых друг с другом людей, действуют совершенно на разных уровнях, руководствуясь общими смыслами и символами, которые придают синхронность их действиям лучше, чем приказы товарища прапорщика», — говорит он.

Таким символом, буквально за считанные дни объединившим миллионы людей на всём постсоветском пространстве, стала георгиевская ленточка. И правда ведь, в определённый момент она явилась знаменем, секретным кодом, по которому мы стали отличать своих от чужих. Ещё очень важно давать правильное название событиям. Прекрасный пример – термин «Русская весна», предложенный как раз Холмогоровым весной 2014 года, который, как видим, хорошо прижился. Правда, в последнее время термин «Русская весна» стали активно замещать другим названием – «Крымская весна», который с моей точки зрения, на ближайшем историческом отрезке приведёт к обратному эффекту – забыванию, вытравливанию из памяти событий весны 2014 года, произошедших на Донбассе, в Харькове, в Одессе.

Если мы не будем давать правильные названия важным историческим для нашей страны событиям, то этот процесс возьмёт в свои руки идеологический противник, который введёт в обиход ложные смыслы. Именно по этой причине в Севастополе на официальном городском уровне закреплен праздник День народной воли, который отмечается 23 февраля в память об историческом митинге на площади Нахимова, с которого и начались судьбоносные события, приведшие к воссоединению Крыма с Россией. И за эти новые символы нужно бороться, как в своё время жители Керчи смогли отстоять 70-летнюю традицию поминания на горе Митридат павших героев ВОВ, которую руководство города хотело «прикрыть» под видом антиалкогольной компании периода правления Горбачёва. Все жители города каждое 9 мая собираются на склонах горы, принося с собой поминальные сто грамм. Первые капли – в землю, павшим. Остальное – в память о них!

Тему поиска смыслов органично подхватил доктор философских наук, декан философского факультета Крымского федерального университета Олег Габриелян, выдвинувший тезис — «смыслы всегда порождаются культурой». По его мнению, масштабная информационная война, которая ведётся против России, направлена на подмену смыслов, разрушение нашей культуры и идентичности. «Если мы не в состоянии породить смыслы, то всегда другая культура вытеснит нашу, и мы потерпим поражение. Этого допустить нельзя, ведь Россия – это государство-цивилизация, сумевшая построить и реализовать проект, когда разные народы встраивают свои культурные коды в общий культурный и цивилизационный код, именуемый русским», — считает он.

Помните, как сразу после воссоединения Крыма с Россией с высоких трибун говорили, что именно с Крыма должен начаться подъем патриотизма по всей стране. А самому Крыму в этом важном деле отводилась миссия главного идеологического центра, символа нового возрождающего самосознания. Однако на керченских военно-исторических чтениях выяснилось, что в столице нашей Родины – Москве, сегодня практически ничего не говорят о Крыме. Российская печать почему-то обходит стороной темы городов-героев Керчи, Севастополя, города воинской славы Феодосии. Неправильно будет возложить ответственность за это на какого-то одного. Очевидно, что недорабатывают все. Но некоторые журналисты называют такое игнорирование Крыма самой настоящей информационной блокадой.

Мне кажется одна из причин её существования – как раз смещённость смыслов и символов, которые сегодня мы снова ищем. Блокаду нужно прорывать, и без Керчи тут не обойтись. Найдите время съездить в этот великий город, где стены домов до сих пор изрезаны следами от пуль и осколков снарядов.

Посетите музей обречённого на гибель Эльтигенского десанта, который не только выполнил отвлекающий манёвр – оттянул внимание гитлеровцев, позволив основным частям Красной армии сделать свой ход, но и вопреки ожиданиям сообщил о своём подвиге на большую землю. Спуститесь в Аджимушкайские каменоломни, где более 15 тысяч красноармейцев и мирных жителей держали оборону подземного гарнизона, подвергаясь беспрецедентным газовым атакам и беспрерывно страдая от жажды. Услышьте местных детей — с каким сердцем они читают стихи о войне, как проникновенно поют военные песни, с какой душой рассказывают об иссушенной керченской земле, до глубины пропитанной кровью её защитников, которая для этого поколения точно всегда будет священной. Этот образ мыслей, способ воспитания, такое живое, кровоточащее сохранение памяти военных событий – и есть лучшее оружие в современной войне.

Узнав это, вы поймёте слова столичного военкора Алексея Борзенко: «Керчане любят Россию куда больше, чем разомлевшие от сытой жизни москвичи».

Инвестиционное ноу-хау Чалого

Прошедшее в Севастополе в середине марта заседание Столыпинского клуба позволяет сделать, как минимум, два интересных вывода.

Первый – концепция социально-экономического развития Севастополя, предложенная сразу после воссоединения с Крымом, признаётся верным рецептом для выхода России из кризиса крупными бизнесменами, и в том числе институтом уполномоченного по правам предпринимателей при президенте.

Второй – Алексей Чалый решил создать в Севастополе лучшее в мире инвестиционное законодательство, которое бы исключало возможность чиновника проталкивать «нужных» власти инвесторов.

В первой части заседания уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ Борис Титов презентовал широко известную узкому кругу предпринимателей среднесрочную программу по выходу России из кризиса, которая называет «Экономика роста». Этот доклад уже многократно освещали в СМИ, поэтому подробно на его сути останавливаться не буду. Скажу только, что Титов сравнил «Экономику роста» с концепцией социально-экономического развития, с которой «Единая Россия» победила на выборах в Севастополе осень 2014 года.

Беда, конечно, что эта концепция, разработанная под руководством Алексея Чалого по поручению Владимира Путина, а затем им же одобренная, легла под сукно. Как это исправить – отдельный разговор. Но предлагаемую Борисом Титовым «Экономику роста», которая вот-вот будет рассматриваться специальной комиссией при председателе правительства РФ, может постичь такая же незавидная участь. Об этих рисках нужно помнить. Но если Титову и его соратникам удастся продавить мысль, которую, к слову, и Чалый не устаёт повторять — что «Институты развития страны/региона/города должны быть отделены от структур, решающих текущие каждодневные задачи», это уже будет победой.

Вторая часть вечера Столыпинского клуба была отдана учёному и к тому времени еще председателю Заксобрания Севастополя Алексею Чалому. Он презентовал публике концепцию своего нового инновационного закона «О регулировании земельных отношений для участников Свободной экономической зоны Севастополя». Как и любое ноу-хау, а законопроект Чалого именно таковым и является, концепция вызвала интерес, но и возражения группы скептиков, находящих причины «почему это сделать невозможно».

Тем не менее, предложение Чалого до предела простое, хоть и снабжено математическими формулами. И что немаловажно, оно полностью согласуется со здравым смыслом, что, к несчастью, не является юридическим понятием.

От деятельности бизнеса город получает как прямые налоги – налог на прибыль и НДФЛ, так и косвенные поступления, говорит Чалый. Косвенные поступления формируются из зарплат сотрудникам, которые прокручиваются через системы оказания самых разных услуг, магазины, доходы от которых в основном оседают в регионе. Чалый вводит новое понятие — Полный бюджетный эффект (ПБЭ), назвав им как раз эти косвенные доходы бюджета. Считают ПБЭ, пользуясь законодательными актами, посредством которых с бюджетом города взаимодействуют различные структуры: федеральные, коммерческие, региональные. Над формулой расчёта независимо друг от друга трудились две крупнейших юридических компании: московская и санкт-петербургская. В итоге, посчитали, что ПБЭ от одного вложенного бизнесом рубля, составляет 10 копеек. То есть 10% от инвестиций, без учёта прямых налогов, в том или ином виде оседают в городском/региональном бюджете. И это подсчитано, повторюсь, на основе существующих в Севастополе законов по которым бюджет взаимодействует с организациями.

Если разделить ПБЭ на площадь, которую компания официально занимает, можно получить коэффициент эффективности использования севастопольской земли. Получается, что нормально работающие предприятия дают ПБЭ порядка нескольких десятков миллионов рублей с гектара земли, а заводы, которые простаивают, имеют ПБЭ в районе 1 млн. с гектара.

Теперь можете немножко выдохнуть, введение понятия Полного бюджетного эффекта и его взаимосвязь с эффективностью использования земли было самым сложным, но и наиболее важным компонентом для понимания инновационного законопроекта Алексея Чалого. Дальше будет совсем просто.

В своём законопроекте Чалый вводит для исполнительной власти обязательство по «опережающему предложению». То есть власть должна иметь постоянный пул участков с подведёнными коммуникациями для целевых инвестиций по приоритетным направлениям развития Севастополя. Инвестор может выбрать понравившийся участок, но также имеет право инициировать внесение в реестр других участков. При получении участка разыгрывается конкурс, где побеждает не тот, кто сходу больше всех заплатил, а тот, кто показал максимальные обязательства по целевым инвестициям. На этом этапе вводится минимальный критерий инвестиций. Причём в машиностроении этот может быть порог в 50 млн. рублей, а в сельском хозяйстве – 1,5 млн.

После этого устанавливается льготный период на три года, в течение которых арендная ставка за землю фактически равна нулю. А по истечении трёх лет арендная ставка высчитывается, как достаточно высокая, за минусом ПБЭ. В итоге получится, что предприятия, эффективно работающие по прямому целевому назначению, аренду за землю вообще платить не будут. А тем, кто пришёл в Севастополь, чтобы «сесть на землю», подождать её подорожания и перепродать и тем, кто не смог организовать мало-мальскую эффективность своего бизнеса, придётся землю вернуть.

Что закон даёт инвестору? Это – гарантия ресурсного обеспечения, подходящих участков с коммуникациями; возможность выбора участков; прозрачность процедуры захода в регион; отсутствие чиновника на пути капитала в город.

Что закон даёт региону? Это – благоприятные условия для прихода инвестиций; отбор наиболее эффективных инвесторов и отсечение недобросовестных клиентов, желающих использовать землю не по назначению.

Опережая возмущения, что законопроект Чалого идёт вразрез с федеральными законодательством, отправлю вас к ст.12-1 федерального конституционного закона №6-ФКЗ о принятии Крыма и Севастополя в состав РФ. Она говорит, что особенности земельных отношений могут регулироваться местными законами.

Журналист, г. Севастополь

Похожие материалы

Для всех, кто знал Бориса Федоровича, он дорог не только своими крупными исследованиями, широким,...

Сегодня, под эгидой тотальной благотворительности, заключающейся в фактическом обожествлении уже...

Мне кажется сомнительной возможность плавного перехода путем одной только политической деятельности...