РI: Сегодня в пресс-центре МИА «Россия сегодня» состоится презентация книги нашего постоянного автора Владислава Мальцева «Жертва гражданской войны. Преследования Украинской православной церкви в ходе конфликта на Украине, 2014-2015 гг.», подготовленной в рамках серии докладов Группы информации по преступлениям против личности (IGCP). В настоящий момент готовится перевод книги на английский язык, презентация англоязычного издания, по информации, поступившей в распоряжение редакции, состоится в Вене. Русская Idea поздравляет Владислава с новым творческим достижением, и публикует эссе-рецензию публициста и политолога, члена Молодежной общественной палаты Михаила Синицына, посвященное не только самой книге, но и проблеме взаимодействия радикального национализма и Православной Церкви на Украине.

***

Российские и зарубежные публицисты и политические эксперты уже более двух лет анализируют причины, движущие силы и глубинные последствия так называемого «Евромайдана» на Украине. Очевидными итогами событий, начавшихся в Киеве в середине ноября 2013 года стали не только государственный переворот, приход к власти радикальных национал-шовинистических сил, гражданская война и утрата территориальной целостности Украины, но и начало идеологического и поведенческого переформатирования украинского общества. Можно с уверенностью сказать, что «Евромайдан» вскрыл и позволил навязать достаточно большой части населения Украины те местные мировоззренческие стереотипы, которые традиционно были уделом маргинальных сил.

Ещё каких-то пять лет назад можно было лишь посмеяться над утверждениями некоторых украинских историков и общественных деятелей, что Украина – это настоящая Русь, а Россия – наследница Золотой Орды, населённая недоразвитыми монголо-татаро-финно-уграми; что Украина – это оплот цивилизации Запада против варварской Московии; что Русская православная церковь на Украине – это агенты ФСБ. Хотя люди, знающие и разбирающиеся в том, куда уходят корни подобного рода «умозаключений», уже тогда не смеялись, а предупреждали о плачевных последствиях подобного рода заявлений.

Эти мировоззренческие стереотипы, ставшие следствием попыток навязать местному населению определённую историческую, идеологическую, религиозную и культурную самоидентификацию, начали формироваться отнюдь не после развала Советского Союза, они не оказались и результатом советской украинизации 1920-1930-х годов (хотя очевидно, что большевистская политика «коренизации» их качественно укрепила), не родились они и во время Гражданской войны (которая лишь включила их, как сегодня принято говорить, в активный общественно-политический дискурс). Родоначальником современного украинства как системы политических, идеологических и исторических взглядов следует признать Кирилло-Мефодиевское общество, созданное в конце 40-х годов XIX века. Члены общества – Н.И. Костомаров, П.А. Кулиш и Н.М. Белозерский – стали, наряду с Т.Г. Шевченко, тем поколением, которое превратило украинофильство в националистическую идеологию1. Эта идеология прошла эволюционный путь от «малороссийского регионализма» середины XIX века до откровенно антирусского украинского национализма, базовые принципы и поведенческие установки которого были изложены, в частности, в произведениях создателя теории украинского интегрального национализма Д.И. Донцова. Одним из основных объектов ненависти в философских и геополитических упражнениях Д. Донцова и других идеологов украинского национализма выступает Православие, поскольку оно на протяжении тысячелетия связывает воедино цивилизационное пространство Русского мира, признанной и неотъемлемой частью которого является Малороссия-Украина. «Религия, которая сумеет углубить культурную пропасть, отделяющую нас от России, с национально-политической точки зрения очень полезна, всякая другая – вредна», — писал Д. Донцов в книге «Москва и Запад».

Эти неприглядные и откровенно ксенофобские наработки «украинской национальной идеологии» местная интеллектуальная и политическая элита (что советская, что современная) пыталась всячески скрыть от глаз людских или так благообразно приукрасить, чтобы постороннему наблюдателю невозможно было распознать в них ничего угрожающего и предосудительного.

Однако победа «Евромайдана» открыла «ящик Пандоры», и всё, что раньше так старательно маскировалось и пряталось в потаённых уголках, вылезло наружу и стало актуальной политической практикой. Заветы идеологов украинства в отношении всего, что связывает Украину с Россией и Русским миром, начали воплощаться в жизнь с какой-то средневековой жестокостью и маниакальностью. Точно так же, как во Франции времен Карла IX и Екатерины Медичи католики объявляли гугенотов врагами и устраивали над ними жестокие расправы, на Украине начала XXI века все прихожане Украинской православной церкви и сама УПЦ были названы «угрозой» национальной безопасности и стали объектами гонений, кровавого насилия и клеветы.

Именно такая ассоциация возникает при чтении работы Владислава Мальцева «Жертва гражданской войны. Преследования Украинской православной церкви в ходе конфликта на Украине, 2014-2015 гг.», подготовленной в рамках серии докладов Группы информации по преступлениям против личности (IGCP).

Несомненная ценность этого труда заключается в том, что впервые за два года гражданского конфликта были собраны и систематизированы по соответствующим разделам все агрессивные, провокационные и преступные действия в отношении Украинской православной церкви, её приходов, священнослужителей и прихожан. Каждый зафиксированный факт таких действий сопровождается проверенной ссылкой на первоисточник информации.

Автор справедливо отмечает, что главным инструментом «накачки» истерии по отношению к Украинской православной церкви стали средства массовой информации, которые не гнушались выдавать в эфир откровенную ложь о якобы хранящемся в храмах УПЦ оружии для «сепаратистов» и «разжигании ненависти» к Украине со стороны священников. В книге даётся точная дата отсчёта начала этой агрессивной кампании, которая связана с избранием 13 августа 2014 года предстоятелем УПЦ митрополита Онуфрия, который ещё в 1992 году стал одним из главных борцов против попыток увести Украинскую церковь в неканоническую автокефалию. Именно после этого события олигархические СМИ начали диффамационную кампанию с целью давления на приходы УПЦ и склонения их к переходу в так называемый «Киевский патриархат». Такая массированная пропаганда и стала причиной десятков случаев захватов, поджогов и осквернений храмов УПЦ. Вообще, раздел про диффамацию в СМИ смело можно отнести к явному успеху автора, которому удалось продемонстрировать весь арсенал языка вражды и примитивной пропаганды, который был использован украинскими так называемыми «журналистами». Именно здесь и возникают очевидные параллели со Средневековьем.

В книге выпукло показано, как противоправные действия «патриотической общественности» (состоявшей, как правило, из специально подвезённых членов «Правого сектора» и бойцов парамилитарных формирований) совершались при прямой поддержке милиции, которая открыто помогала преступникам изгонять законных владельцев храма.

Примером такого «эффективного сотрудничества» может служить побоище 21 сентября 2015 года при попытке захвата «Правым сектором» храма УПЦ в селе Катериновка Тернопольской области. Там на православных, среди которых были женщины и дети, налетели бойцы патрульного батальона МВД Украины «Тернополь-2». В результате зверского избиения более 15 человек получили переломы рук, ушибы, гематомы, некоторым разбили головы. При этом на сайте Каменецкого отделения «Правого сектора» о случившемся побоище с иезуитской гордостью написано: «Благодаря налаженным действиям районной милиции и Правого Сектора, которые совместно обеспечивали правопорядок во время конфликта, большинство из непрошенных гостей не остались без «тёплых и горячих подарков». Эти преступные действия поддержало Министерство культуры Украины в лице директора департамента по делам религий и национальностей А. Юраша, заявившего, что «Правый сектор» законно занял культовое здание.

«Правый сектор» захватил храм Московского Патриархата в Тернопольской области

Описанное беззаконие напрямую нарушает положения статьи 35 Конституции Украины, провозглашающей отделённость церкви от государства. К сожалению, западные покровители киевского режима, обычно столь чуткие к соблюдению религиозных свобод и невмешательству государства в вопросы вероисповедания, по отношению к этому и многим другим случаям захватов храмов (а их в книге описано 25) продолжают хранить глухое молчание.

Нельзя обойти вниманием и раздел, посвящённый обстрелам храмов УПЦ в ходе так называемой «АТО». В нём наглядно показано, что большая часть обстрелов храмов украинской стороной была мотивирована стремлением запугать местное население, а также сформированной украинскими СМИ ненавистью по отношению к Украинской православной церкви. Зачастую эти атаки, носящие террористический характер, публично поддерживались высокопоставленными должностными лицами Украины. Так, видео обстрела 17 сентября 2014 года Свято-Иверского женского монастыря близ Донецка было выложено на странице помощника президента Украины Ю. Бирюкова в Facebook (впоследствии удалено). Обстрел могил и монастыря в этом видеоролике сопровождается глумливыми комментариями украинских военных.

Шокирующей по содержанию является глава, посвящённая нападениям на священников и их преследованиям со стороны СБУ. Здесь мы опять видим чёткую координацию между «добровольческими» карательными формированиями, состоящими, как правило, из неонацистов, и Службой безопасности Украины. С точки зрения квалификации некоторых их деяний как военных преступлений и преступлений против человечности, значительную ценность представляют свидетельские показания священников, подвергшихся жестоким пыткам в СБУ. Вот как описывает их иеромонах Фотий, похищенный СБУ из Свято-Никольского монастыря Донецкой области: «Сначала я сидел на лавке, пакет на голове, застёгнуты наручники за спиной… Начали задавать вопросы. Ответ не тот, что они хотят услышать, — это удар по почкам. Сначала дубинкой били – пластиковой, не резиновой даже. Потом уже начались удары битой – по ногам, по печени ударили. Когда это не помогало, они сказали – будем по-другому с тобой разговаривать. Положили на пол, на наручники, которые ещё резче затягиваются и просто режут руки. Надо мной поставили две лавочки, как в спортзале такие низкие, на них сидели люди. Сначала просто лежал, и меня били битой по ногам. Потом было уже то, что, как рассказывают, на Кубе в американской тюрьме Гуантанамо пытают людей – тряпку кладут на лицо и поливают водой. Ведро воды – и льётся вода такой струйкой, что ты не можешь дышать. Ты пытаешься что-то вдохнуть, а эта вода идёт в дыхательные пути. Глотаешь воздух. И час-полтора это всё продолжается, пока судороги не начнутся…».

Тут уже без комментариев…

Собранные Владиславом Мальцевым воедино свидетельства и факты гонений на Украинскую православную церковь, безусловно, являются мощным инструментом донесения до мировой общественности объективной информации о реальной ситуации с правами человека на Украине. Они аргументировано показывают сущность репрессивного режима, который установился в этой стране после государственного переворота 22 февраля 2014 года и начал на практике применять наработки идеологии украинства.

Предвижу вопрос: а какое, мол, дело России до того, что происходит в суверенном украинском государстве. Такие вопросы часто задают не только экзальтированные «активисты» из незалежной, но и их российские побратимы из либеральной оппозиции, которые регулярно любят повторять мантры про так называемую «российскую агрессию», от которой на востоке якобы защищается Украина. Но если это действительно некая «вооружённая агрессия» на востоке, то почему бойцы подразделений МВД Украины или «добровольцы» из «Правого сектора» с завидной регулярностью оказываются в каких-то сёлах Тернопольской или Волынской областей, где «отжимают» храмы и избивают их прихожан – граждан Украины?

И самое главное. То, что происходит на Украине, является неприкрытой агрессией против Русского мира, русской истории и Православия (вот уж кто, действительно, настоящий агрессор!). И подобные проявления агрессии, вне зависимости от того, в какой стране они происходят, не должны рассматриваться Россией как сугубо внутреннее дело соответствующих государств. Такой должна быть позиция сильного государства и сильной нации, способной защищать свои ценности, культуру, веру и историческую память. В отличие от Украины, нам для отстаивания нашей правоты не нужно что-то придумывать и заниматься пропагандой, представлять чёрное белым, а тёплое мягким, как это делают те, кто два года назад объявил себя нашими «небратьями». Мы не занимаемся пропагандой, мы просто выступаем в роли зеркала, говорим и показываем правду. Книга Владислава Мальцева представляет собой яркий пример подобной документально подтвержденной правды о событиях, практически неизвестных не только западному, но и российскому читателю. В этом — актуальность и значение проведенного автором журналистского расследования.

В заключение хочется выразить надежду, что в ближайшее время выйдет англоязычная версия этой книги, которая, безусловно, должна быть использована российскими дипломатами, парламентариями и учёными в их диалоге с зарубежными политиками и общественными деятелями.

Публицист, член Молодежной общественной палаты РФ

Похожие материалы

Власть можно свалить и волной стихийного недовольства. Но тогда на развалинах восторжествует...

Человек может прекратить свое существование не в мировой ядерной войне, а в результате...

Хорошо промытые политкорректной хлоркой умы европейцев прекрасно адаптируются к новым порядкам в...