«Один из моих фильмов называется “Правдивая ложь”.
Именно так демократы и должны были назвать свою итоговую конференцию
».
Арнольд Шварценеггер

«Я умру счастливым человеком, так и не став
президентом США. Но это не значит, что я не попытаюсь
».
Джо Байден

План «Б» вчера и сегодня

В октябре 2015 года, выступая перед прессой в розовом саду Белого Дома, действующий вице-президент США Джозеф Робинетте Байден заявил, что не будет принимать участие в президентской гонке.

До этого он два с половиной месяца держал партию и избирателей в напряжении. Из его штаба раз за разом поступали обнадеживающие сообщения: Джо рассматривает возможность принять участие в праймериз, Джо серьезно рассматривает возможность, Джо очень серьезно рассматривает возможность… А вице-президент все держал и держал паузу, которую в социальных сетях окрестили «байденовской». Делал он это, полагаю, не для театрального эффекта. Он серьезно взвешивал все «за» и «против» своего вступления в предвыборную борьбу.

С одной стороны, первичные выборы Демократической партии начались весьма уныло. Главный конкурент Клинтон, Берни Сандерс, еще не набрал обороты и вчистую проиграл первые дебаты. В августе и сентябре 2015 года рейтинги Клинтон стали падать по сравнению с ее потенциальными соперниками-республиканцами, да и внимание СМИ было явно направлено в основном на «слонов», так что верхушка партии начала нервничать. Байден мог придать демократическим праймериз динамизм, перехватить медиа-повестку и мобилизовать ту часть избирателей, которая дважды обеспечила победу Бараку Обаме (ее так и называли — «коалиция Обамы»).

С другой стороны, участие в праймериз Джо Байдена означало бы серьезные проблемы для Хиллари Клинтон. Экс-госсекретарь вступала в гонку в качестве безусловного фаворита и считала, что президентство на сей раз у нее в кармане. На интеллигентную борьбу надеяться было бессмысленно. В ходе спора о том, кто более достоин того, чтобы продолжать «дело Обамы», кто и как принимал те или иные решения в администрации Белого Дома в 2009-2013 гг. и кто и в чем напортачил, кандидаты вытряхнули бы много грязного белья действующей администрации и всей Демократической партии.

Шансы Джо победить на праймериз были весьма велики. Но какой ценой! Байден — амбициозный и честолюбивый политик, но вредить партии не хотел. Он прекрасно понимал, что он — план «Б» демократов, к которому прибегнут лишь в том случае, если дела у фаворитки пойдут совсем плохо.

Biden in RG

Джо Байден на трибуне в Розовом саду Белого Дома объявляет о своем неучастии в демократических праймериз. Октябрь 2015 года

После проигрыша праймериз в 2008 году Хиллари всецело поддержала Обаму. В 2012-м она и ее муж также оказали 44-му президенту полную поддержку. Было ясно, что делается это в обмен на президентство Клинтон в 2016-м. Если говорить точнее — в обмен на зачистку внутрипартийного политического поля от серьезных конкурентов.

У Байдена с Хиллари своя история взаимоотношений. В первые два года правления Обамы вице-президент фактически выключил госсекретаря из ближнего круга главы государства и лишил ее возможности проведения самостоятельной линии во внешней политике. Осенью 2009 года в печати появились слухи, что Хиллари настолько недовольна ограничением ее полномочий, что готова покинуть госдепартамент, не проработав там и года. В феврале-марте 2011 года она была крайне раздражена блокированием ее агрессивных инициатив по Ливии, прежде всего, — введением в небе этой страны бесполетной зоны.

В Ливии все в конце концов произошло по клинтоновскому сценарию. Байден был крайне разочарован результатом. Его возмущение возросло еще больше после катастрофы в Бенгази в 2012-м. Борьба Джо и Хиллари закончилась тем, что последнюю выдавили из администрации. Ее место занял человек Байдена Джон Керри. Клинтон заявила, что устала от «долгого политического забега» и собирается сосредоточиться на семейных делах.

В 2015 году Байден и Хиллари поменялись местами. Теперь уже Джо убедили не вмешиваться в предвыборную борьбу и дать возможность экс-госсекретарю исполнить свою голубую мечту — стать хозяйкой Белого Дома. План «Б» всерьез обсуждался только до тех пор, пока в середине октября рейтинги Клинтон не стабилизировались, так что она снова стала казаться «неизбежным победителем» не только праймериз, но и всеобщих выборов.

Все изменилось в мае 2016 года. Этот месяц принес штабу Хиллари большие неожиданности. Еще два месяца назад она опережала Трампа по рейтингу на 12-14%, Республиканская партия была серьезно расколота, ее истеблишмент отчаянно боролся с фронтраннером, так что «слонов» ожидала жесткая борьба на конкурентной итоговой конференции.

Теперь же всё перевернулось вверх дном. Дональд Трамп стал де-факто номинантом республиканцев и догнал Хиллари по рейтингу. Партия на удивление быстро начала консолидироваться вокруг него. Вместе с тем, неуступчивость Сандерса и неудачи Клинтон на нескольких праймериз сделали реальной перспективу конкурентной итоговой конференции уже у демократов. Сторонники Берни, почувствовав себя обманутыми руководством «ослов», стали раскручивать кампанию «Берни или к черту всё!» (Bernie or Bust!). Опросы выявили, что до 40% его последователей готовы отдать свои голоса за Трампа или кандидата третьей партии, если Сандерс не станет номинантом демократов.

Выход отчета генерального инспектора Госдепартамента о частном почтовом сервере Хиллари запустил новый виток скандала вокруг ее служебной электронной переписки. Рейтинг недоверия к экс-госсекретарю стал просто критическим. В партии и либеральных СМИ началась откровенная паника.

И тут снова стал актуален «план Б».

Сразу несколько изданий в последней декаде мая вышло с предложением отстранить Хиллари Клинтон от участия в выборах. Лишь немногие авторы призывали номинировать Сандерса. Остальные — несмотря на хороший сравнительный с Трампом рейтинг Берни — потребовали обсуждения на итоговой конференции кандидатуры Джо Байдена как человека, способного преодолеть негативные явления в партии и выиграть выборы в ноябре.

Вот характерная цитата (газета Chicago Tribune):

«Если проблемы Клинтон с ее электронной перепиской станут еще серьезнее или другие разоблачения будут продолжать топить ее рейтинг и сделают ее еще менее популярной, чем Трамп, ей придется отойти в сторону. И тогда Байден, как более истеблишментарная фигура, чем Сандерс, будет наиболее вероятным выбором партии в качестве “подменного” кандидата. Он же почти наверняка одержит победу над Трампом».

Вы спросите: а как же Берни? Как же результаты праймериз? Как же голоса избирателей, отданные на первичных выборах за Хиллари?

К счастью или к сожалению, все это неважно, если так называемые «суперделегаты» (не избираемые на праймериз и кокусах, а назначаемые из числа уважаемых членов партии) решат, что кандидатом должен стать кто-то другой. И тогда весь тот «запас прочности», которые обеспечивали Клинтон, как кандидату истеблишмента, «суперделегаты», обернется ее самой большой слабостью. А все те победы, которые добыл Сандерс в неравной борьбе с экс-госсекретарем, лишь помогут руководству партии отодвинуть его от вожделенной номинации.

 

Волшебные правила демократической номинации

Когда (а ведь это было совсем недавно!) истеблишмент Республиканской партии грезил конкурентной итоговой конференцией и связанными с ней планами «остановить Трампа», весь расчет делался на то, что несистемному фронтраннеру не удастся заполучить необходимые 1237 голосов (50% + 1 голос) делегатов съезда. Это можно было сделать только в том случае, если его ближайшие конкуренты — Тед Круз и Джон Кейсик — смогут уверенно выступить в нескольких ключевых штатах, в частности, Индиане, Западной Вирджинии, Вашингтоне и Орегоне. Но — не судьба. Трамп победил в Индиане, и оба его соперника приостановили свои кампании.

У республиканцев нет «суперделегатов». Есть «неприписанные» делегаты (по три от каждого штата и округа Колумбия), назначаемые национальным партийным комитетом из числа партийного актива штата. Формально только эти делегаты (153 человека) могут не объявлять публично о своей приверженности тому или иному кандидату и даже изменить свое решение на итоговом партсъезде. Однако в реальности «люфт» здесь крайне небольшой, поскольку партийный актив в основном и обеспечивает кандидату победу в штате. Круз смог «умыкнуть» у Трампа несколько таких делегатов, но на этом его успехи и закончились.

Основная масса делегатов итоговой республиканской конференции «приписаны» к тем кандидатам, кого им избиратели поручили поддерживать. Согласно правилам проведения съезда, во время первого голосования на съезде голоса, поданные «неправильно», аннулируются. Делегаты освобождаются от наказа избирателей, только если в первом туре явный победитель не выявлен.

Разумеется, эти правила теоретически можно поменять на самой конференции, однако, во-первых, такое решение заблокировали бы сторонники Трампа, обладавшие большинством, а во-вторых, глава Республиканского национального комитета (RNC) Рейнс Прибус занял принципиальную позицию: манипуляция правилами недопустима.

Совсем иначе дело обстоит у демократов.

Из 4763 делегатов 712 являются «суперделегатами». Этого количества вполне достаточно, чтобы при наличии хоть какой-то конкуренции (а в этом году она есть) решить исход внутрипартийного отбора. На сегодняшний день (без учета «суперделегатов») у Хиллари 1769 голосов, у Сандерса — 1501. Поскольку на всех предстоящих праймериз предстоит серьезная борьба, никто из двух кандидатов не сможет обеспечить себе чистую победу без голосов «суперделегатов». По итогам первичных выборов 4-14 июня лидер гонки, Хиллари Клинтон, сможет заполучить в свою копилку максимум 400-420 голосов «простых» делегатов, что не даст ей возможность выиграть номинацию — для победы нужно 2382 голоса (50% + 1 голос).

Стало быть, свободные в своем выборе «суперделегаты» и определят исход праймериз.

Именно поэтому Берни Сандерс так формулировал свою тактику на май-июнь: выиграть как можно большее количество голосов избирателей — а, стало быть, и делегатов, — а затем постараться убедить «суперделегатов» проголосовать за него. Он также может внести на голосование изменение в правила отбора. Например, как предполагает издание National Review, обязать суперделегатов голосовать за кандидата, выигравшего в штате, который они формально представляют, или (что эффективнее) провести первый тур без участия суперделегатов вообще.

Учитывая жесткое противостояние клинтоновского и сандерсовского лагерей в партии, а также пошатнувшиеся позиции главы Демократического национального комитета (DNC) Дебби Уассерман Шульц, это вполне осуществимо.

Разумеется, делегаты Сандерса к июлю будут знать о планах партийного истеблишмента номинировать Байдена (если, конечно, такие планы появятся) и попытаются воспрепятствовать их осуществлению. Сопротивляться может и Хиллари. Но «суперделегаты» в любом случае могут сделать так, чтобы первый тур не выявил победителя (например, часть из них просто не проголосует в первом туре или впишет в бюллетени имя давно выбывшего из гонки Мартина О’Мэлли).

Тогда конференция автоматически перейдет в конкурентный режим, и «группа обеспокоенных» делегатов внесет на рассмотрение партсъезда кандидатуру действующего вице-президента.

Дальше — дело техники. Необходимо убедить достаточное количество делегатов, поддерживающих Хиллари, отдать свои голоса Байдену. Можно также поработать и с делегатами Сандерса, ведь помимо тех, что придерживаются принципа «Берни или к черту всё!», есть и те, что скорее стоят на позиции «Только не Хиллари». Последних можно привлечь, предложив кандидатом в вице-президенты сенатора Элизабет Уоррен, одного из самых популярных политиков лево-либерального крыла Демократической партии.

Кандидатом в вице-президенты можно сделать и Сандерса, но, на мой взгляд, с точки зрения перспектив всеобщих выборов (во всяком случае, как их видит либеральный истеблишмент), куда вероятнее выдвижение пары Байден-Уоррен.

Конечно, самый «мягкий» вариант — уговорить Хиллари Клинтон снять свою кандидатуру в пользу Байдена, что называется «для пользы дела», а Сандерсу пообещать пост в следующей администрации Белого Дома. Вполне возможно, что это устроит Берни даже больше, чем вице-президентство. На посту министра здравоохранения или заместителя министра финансов со специальными полномочиями (например, надзор за Уолл-Стрит) он сможет хотя бы частично реализовать некоторые пункты своей предвыборной программы, оставаясь при этом публичной фигурой и готовя почву для нового молодого лидера левого толка.

Однако устранить Сандерса и Хиллари можно и «жестко», безо всякого их согласия. Дело в том, что в Демократической партии «простые» делегаты, хоть и являются «приписанными», формально имеют право голосовать совсем не так, как проголосовали в свое время избиратели штата.

Пункт 12 J Правил отбора делегатов на итоговую партийную конференцию гласит:

«Делегаты, избранные на национальную конференцию с поручением поддержать определенного кандидата в президенты, обязаны со всей добросовестностью отражать настроения тех, кто их избрал».

И вот ситуация: рейтинг Хиллари падает, ФБР грозит со дня на день передать дело в генеральную прокуратуру (а та выдвинет обвинение, стоит только Обаме намекнуть), молодежь, поддерживавшая Сандерса, грозит проголосовать за Трампа… Как в этом случае «со всей добросовестностью отразить настроения» демократических избирателей?

Делегатам представят данные различных опросов общественного мнения, на конференцию приведут экспертов по электоральной стратегии, нарисуют страшную картину «фашистского правления Трампа» и зададут после тщательной обработки каждого простой вопрос: соответствует ли настроениям избирателей максимальное повышение шансов на выигрыш выборов представителями Демократической партии? А это, скажут делегатам, возможно только с парой Байден-Уоррен.

Само собой, просто этот «номер» не пройдет. Над демократами нависнет зловещая тень итоговой партийной конференции 1968 года, сопровождавшейся массовыми беспорядками на улицах и потасовками между делегатами. Вполне возможно, что, в отличие от 1968-го, в 2016-м делегаты встанут стеной и не дадут продавить решение, принятое за их спинами. Недавний пример съезда демократов в Неваде, где несколько десятков делегатов Сандерса было дисквалифицировано, а мнением остальных практически пренебрегли, показывает, что без боя избиратель этого политического сезона сдаваться не собирается.

Mayor Richard J. Daley of Chicago cups his hand to his mouth and shouts at Sen. Abraham Ribicoff of Conneticut during the latter's speech nominating George S. McGovern for president at the Democratic National Convention on Aug. 28, 1968. (AP Photo)

На итоговой партийной конференции демократов в 1968 году было неспокойно

И все же если истеблишмент решится на «план Б», у него есть очень хорошие шансы его осуществить. Да, со скандалом. Да, с уличными протестами. Да, подпортив имидж партии. Но в результате на дебатах неудержимому Дональду Трампу будет противостоять не проштрафившийся экс-госсекретарь и не социалист, а опытный боец и умелый оратор, который, как и Трамп, не привык лезть за словом в карман.

Считается, что в 1968 году именно после «грязной» партийной конференции демократов, номинировавшей не проходившего праймериз вице-президента Хьюберта Хамфри, американский народ решил голосовать за республиканца Ричарда Никсона. Это красивое преувеличение. Никсон на первый срок избрался с незначительным перевесом, и его победе способствовало множество факторов, главными из которых были его обещание достойного мира во Вьетнамской войне и апелляция к чувствам «молчаливого большинства».

К осени июльские страсти подзабудутся. На первый план выйдет противостояние программ и лидеров.

Поэтому главный вопрос с «планом Б» демократов состоит в том, пойдет ли на него сам Джо Байден.

 

«Счастливый воин Америки»

Выступая с победной речью после переизбрания на второй срок в 2012 году в Чикаго, Барак Обама особо отметил своего вице-президента:

«Я хочу поблагодарить своего друга и напарника, с которым работал последние четыре года, счастливого воина Америки и лучшего вице-президента, которого только можно пожелать, — Джо Байдена».

Выражение «счастливый воин» принадлежит перу британского поэта-романтика Уильяма Водсворта, написавшего в 1806 году стихотворение «Личность счастливого воина», посвященное герою наполеоновских войн лорду Горацио Нельсону. Согласно Вордсворту, идеальный (и потому счастливый) воин не только хорош в бою, но и отличается сильным духом, чистотой помыслов, острым разумом и стремлением к добродетели. Счастливый воин, выполняя свой долг в реальной, несовершенной земной жизни, сохраняет внутренний свет, который освещает ему дорогу.

Думал ли Обама в 2012-м о Байдене именно так, сказать сложно. Скорее всего, он цитировал не Вордсворта, а Франклина Делано Рузвельта, который в 1924 году назвал «счастливым воином» своего кандидата в вице-президенты, губернатора Альфреда Смита.

Титул Байдена «счастливый воин Америки» разлетелся по сети миллионами твитов. Были и шутливые шаржи, и «подколки», но в основном пользователи всемирной паутины согласились с тем, что ник AHW (America’s Happy Warrior) очень подходит вице-президенту.

Не берусь судить о «внутреннем свете» Джо, но у меня всегда складывалось впечатление, что от своей работы (порой, весьма непростой) Байден получает удовольствие. Загуглите его фото — на половине из них он будет улыбаться или смеяться. Загуглите его видео — и в доброй трети услышите от него остроту или (что стало его визитной карточкой) какое-нибудь ирландское сленговое словечко, которое редакции газет и телеканалов каждый раз бросались азартно расшифровывать.

Но у Байдена есть не только репутация шутника и балагура, но и авторитет знающего и опытного политика. А еще о нем говорят, что он очень верный человек и держит свое слово. Джо может пошутить на грани фола или внезапно разоткровенничаться на публике, но своих патронов и друзей он не предает.

Любопытно, что начинал свою политическую карьеру Байден как республиканец, но вскоре поменял партию. Впервые он избрался в Сенат в 1972 году, в возрасте всего 30 лет. У него практически не было никакой другой карьеры, кроме политической. В результате он долгое время находился в числе трех самых бедных сенаторов США, поскольку никаких доходов от ценных бумаг или иных инвестиций, в отличие от его коллег 1, у него не было.

Однако у Байдена был другой серьезный «актив». Он был ирландцем-католиком 2 с либеральными убеждениями, выигравшим на выборах в почти безнадежной борьбе с республиканцем Калебом Боггсом, которого поддерживал сам Ричард Никсон. Стоит напомнить, что Никсон тогда переизбирался на второй срок при небывалой народной поддержке. Уотергейтский скандал уже начинал тлеть, но авторитет президента был непререкаем. На президентских выборах 1972-го Никсон одержал триумфальную победу — он выиграл во всех штатах кроме Массачусетса и Федерального округа Колумбия.

В обеих палатах Конгресса, однако, Демократическая партия сохранила большинство, и ее непререкаемым лидером считался сенатор Эдвард (Тед) Кеннеди, который немедленно взял Байдена под свое крыло. И три с половиной десятилетия Джо работал под руководством Теда, став одной из влиятельнейших фигур клана Кеннеди.

Biden-Kennedy-Jan 2005

Джо Байден и Тед Кеннеди на заседании юридического комитета Сената. Январь 2005 года

На похоронах легендарного сенатора-демократа в 2009 году Байден в своей траурной речи сказал:

«Я ужасно, невероятно потрясен его уходом. Тедди посвятил всю свою жизнь работе по созданию более честной и справедливой Америки. На протяжении 36 лет я имел честь ходить на работу каждый день, сидеть рядом с ним и наблюдать ход истории собственными глазами. Мое чувство идеализма вернул мне именно он».

Сразу же после избрания в Сенат Джо Байдена постиг страшный удар судьбы. В декабре 1972 года его жена Нейлия и годовалая дочь Наоми погибли в автомобильной аварии, возвращаясь с рождественского шоппинга. В машине также находились его сыновья Бью и Хантер, которые, хотя и пострадали, быстро пошли на поправку.

Байден решил оставить с таким трудом полученную работу в Сенате и даже прислал письмо в секретариат временного спикера 3 о своей отставке. Тед Кеннеди и лидер демократического большинства верхней палаты Майк Мансфильд приехали к Джо домой и уговорили его остаться на посту.

С тех пор он ни разу не проигрывал выборов в Сенат. Постепенно налаживалась не только профессиональная деятельность, но и личная жизнь. В 1977 году Байден повторно женился. Его избранницей стала Джилл Трейси Джэйкобс, которую на протяжении многих лет он при всяком удобном случае благодарит за поддержку и преданность.

Байден довольно долго работал в юридическом комитете Сената, однако более всего он был известен своей деятельностью в комитете по международным делам. По своим убеждениям Джо всегда оставался либеральным интервенционистом, но считал, что до применения силы необходимо стараться решить вопрос дипломатическим путем.

В 1990-х Байден был одним из первых, кто предложил поддержать борьбу хорватов за независимость от Белграда, а позже — снять запрет на поставку оружия боснийским мусульманам. В апреле 1993 года он провел неделю на Балканах в качестве спецпредставителя Вашингтона и в течение трех часов вел переговоры со Слободаном Милошевичем. С этой встречей связан один из мифов, который ходит о Байдене. Якобы в ее ходе Байден, глядя в глаза своему визави, заявил, что тот является «чертовым военным преступником».

В 1997 году Джо Байден находился в составе большой американской делегации, отправившейся в Боснию под руководством Билла Клинтона. В 1999 году он поддержал акцию НАТО против Сербии и вместе с Джоном Маккейном провел через Сенат двухпартийный билль, предоставляющий президенту право «применить всю необходимую военную силу» против режима Милошевича.

Свой вклад в американское вмешательство на Балканах Байден назвал в свое время «одним из тех моментов своей публичной жизни, за которые он испытывает гордость». О чем действующий вице-президент предпочитает вспоминать пореже, так это о том, что в 2002 году голосовал за военную операцию в Ираке. Позже в качестве оправдания он ссылался на обман администрации Буша и на «наивность» демократов-конгрессменов, включая его самого.

Сараево

Джо Байден в аэропорту Сараево. Апрель 1993 года

В 2008 году Барак Обама предложил Байдену стать его партнером по предвыборной гонке. Многоопытный кандидат в вице-президенты хорошо дополнял молодого Обаму, который в то время был сенатором первого срока. Более того, авторитет «балканского ястреба» позволял продемонстрировать американским избирателям, что будущая администрация не будет состоять только лишь из «слабаков-пацифистов».

Заняв пост второго лица государства, Джо Байден твердо отстаивал приоритет дипломатических мер перед военными и до последнего сопротивлялся вторжению в Ливию. На вице-президентских дебатах 2012 года он утверждал, что участие России в давлении на Иран по ядерному вопросу сыграло куда бóльшую роль, чем угрозы НАТО, и защищал «перезагрузку».

Отношение Байдена к России и президенту Путину резко изменилось в 2014 году, с началом украинского конфликта. Вице-президент не только произносил жесткие речи в адрес российского руководства, но и часто посещал Украину, каждый раз заверяя Киев в «неизменной поддержке со стороны США». Политические наблюдатели давно подметили, что никакие серьезные дела в украинских верхах не решаются без двух человек: спецпредставителя Госдепартамента по Восточной Европе Виктории Нуланд и вице-президента Джо Байдена.

Довольно быстро выяснилось, что у последнего есть свой интерес на Украине. Его сын Хантер возглавил крупнейшую газодобывающую компанию страны «Бурисма Холдингс», которая, помимо добычи обычного природного газа планирует разработку и сланцевых углеводородов.

Американская пресса еще в 2014 году раскопала, что за переворотом в Киеве стоят неоконы во главе с Нуланд. Однако, учитывая, что главным «газовиком» Украины в 2014-м стал Хантер Байден, нельзя исключать и сговора неоконсерваторов с кланом Кеннеди, представленным в администрации Обамы Байденом и Керри.

Hunter Biden

Хантер Байден (справа) в компании своего отца и президента США Барака Обамы

Так что Байден, если он все-таки станет кандидатом в президенты, будет, скорее всего, придерживаться довольно мягкого ближневосточного курса, но в украинском вопросе он останется последовательным «ястребом».

 

Женщина-президент — через 4 года

Если руководство Демократической партии решится на отстранение Хиллари Клинтон и Берни Сандерса от номинации, пара Байден-Уоррен будет достаточно сильным предвыборным тандемом. И если демократам посчастливится оставить за собой Белый Дом в 2016-м, не исключено, что Джо сочтет свою миссию на этом исполненной.

К дате выборов ему будет 74 года. И даже если у него просто богатырское здоровье, управлять страной в таком возрасте очень тяжело. Кроме того, недавно Байден был раздавлен еще одной семейной трагедией. В мае 2015 года от рака мозга умер его сын Бью. К осени, когда Джо объявил о своем неучастии в праймериз, он все еще не отошел от страшной потери. Многие эксперты даже сделали вывод, что именно из-за смерти сына он отказался от президентской гонки. И хотя, как я думаю, все же главным мотивом вице-президента была партийная дисциплина, определенную роль этот новый удар судьбы все же сыграл.

Но если партия скажет «надо», Байден вполне может ответить «есть», как и в 1972 году.

К ноябрю 2020 года ему будет уже 78. Если он пойдет на нынешние выборы и выиграет их, очень велика вероятность того, что или за год до перевыборов, или непосредственно перед ними он объявит о своей отставке, освобождая дорогу к Овальному кабинету для Элизабет Уоррен. И если экономика страны будет находиться к тому времени в удовлетворительном состоянии, у Уоррен будет реальный шанс стать первой женщиной-президентом.

Для республиканцев это будет очень серьезный удар. За еще 8 (а, быть может, и 12) лет левого правления Америка сильно изменится. В частности, поменяется состав Верховного Суда. Не только место покойного судьи Скалии, но пары-тройки других судей займут либералы. При столь длительном правлении левого крыла Демократической партии неизбежна и эрозия республиканской оппозиции в Конгрессе.

Именно эту перспективу будут иметь в виду все влиятельные демократы, когда будут составлять планы на июльскую партийную конференцию.

Notes:

  1. В США действуют очень строгие требования в отношении госслужащих и избранных представителей власти в части конфликта интересов. В связи с этим при избрании (или назначении) на некую руководящую политическую должность конгрессмены, судьи, губернаторы, сотрудники федеральных ведомств и т.п., как правило, переводят все свои активы в траст, управляемый независимым инвестиционным менеджером. В дальнейшем заработанные за пределами госслужбы деньги инвестируются почти анонимно, но тем не менее, люди, сделавшие состояние до политической карьеры, могут получать дополнительный доход, никак не управляя своими активами. Правило об исключении конфликта интересов не распространяется на бизнес-деятельность членов семей избранных представителей и госслужащих. Сын Митта Ромни управляет компанией, которую создал сам экс-губернатор Массачусетса и кандидат в президенты 2012 года. Сын Байдена активно работает на газовом рынке (об этом еще пойдет речь). А Дональд Трамп пообещал в случае избрания президентом отдать весь свой бизнес под управление своей дочери Иванки.
  2. Байден, разумеется, не является чистокровным ирландцем (политкорректная версия — американцем ирландского происхождения). Он родился в семье католиков, чьи корни (как они полагали) могут быть ирландскими. Доподлинно известно лишь то, что пра-пра-прадедушка Джо Байдена родился в графстве Сассекс в Англии и был гоним за католическую веру. «Ирландцем» юный Байден почувствовал себя лишь в школе (в штате Делавер), где сдружился с другими учениками-католиками, в основном ирландского происхождения
  3. Главным спикером Сената (его президентом) по конституции является вице-президент США. Но поскольку участие вице-президента в делах верхней палаты Конгресса традиционно весьма ограниченно, Сенат избирает для постоянной работы так называемого временного спикера (временного президента).

Писатель, политолог, публицист, специалист по современным США

Похожие материалы

Обострение проблемы буферных земель в современном мире очевидно. Во многих частях мира идет процесс...

Степень эффективности Общественной палаты обратно пропорциональна мере политической субъектности...

Псков и Псковщина – места, где расхожая банальная фраза о дышащих Историей камнях отчетливо...