Уже в течении лет двадцати я помогаю детям вне зависимости от национальности, религиозной принадлежности и политических взглядов их родителей,  потому что дети не должны страдать от безумия взрослых.

Я работаю с двух сторон фронта, как это было в Югославии во время войны Белграда и Загреба,  в Хорватии, когда надо было эвакуировать детей из Вуковара,  во время  войны Азербайджана и Армении в Нагорном Карабахе, во время Чеченской войны. Наша главная цель — помогать детям. И в этом плане медики всегда должны быть выше политиков. Ведь у медиков есть такой закон, что если мы видим раненого солдата, в том числе, и с противоположной стороны, мы должны оказать ему медицинскую помощь, а потом уже судить, если в этом есть необходимость.

То, что происходит на Украине, мне и в страшном сне не могло присниться, как, думаю, и многим другим. Самое страшное, что гибнут действительно мирные жители.

У меня есть контакт с врачами в Донецке и Луганске, и я знаю в каких иногда совершенно  немыслимых условиях оказывается там медицинская помощь. Есть города около Донецка, например, где больницы из-за обстрелов украинских вооруженных сил спущены в подвалы,  и врачи оперируют в подвалах и роды принимают там же —  где совсем нет лекарств, перевязочных материалов, антибиотиков и многого из того, что должно там быть. В то же время мне известно, какие есть проблемы по медицинской части и у украинской стороны.

Я много раз выступал  и продолжаю выступать за то,  что детей надо вывезти из зоны конфликта. Это первое, что нужно сделать. Второе —  создать коридоры для медиков с прекращением обстрелов хотя бы на три-четыре дня. Это нужно, чтобы мы, врачи,  могли приехать, привезти необходимые лекарства и оказать медицинскую помощь всем, кто в ней нуждается с обеих сторон.

По этому поводу я связывался  с международными организациями, и мы сейчас с доктором Петерисом Апинисом, президентом Ассоциации врачей Латвии, будем готовить письмо в Красный крест, Всемирную организация здравоохранения,  в организацию «Врачи без границ», чтобы все мы совместными усилиями сделали так, что бы все необходимое для лечения было направлено в зону боевых действий и гуманитарной катастрофы.

Медики должны быть нацелены на то, чтобы оказывать медицинскую помощь —  это общая гуманитарная проблема.

Что касается конкретной помощи, я никогда никому не отказываю, и сейчас в нашем Научно-исследовательском институте неотложной детской хирургии и травматологии находятся два ребенка из Новороссии. Также мы готовы помочь абсолютно любому ребенку, ставшему жертвой этой войны и нуждающемуся в нашей помощи.

Директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, «Детский доктор мира»

Похожие материалы

Не будучи связанным с медицинской сферой, не берусь судить о санитарно-эпидемиологических аспектах...

За шаблонностью и кажущейся вторичностью текстов Потапенко современный читатель в деталях видит,...

Нина Андреева умерла, унеся с собой тайну ее нашумевшего письма. Ее ли это была инициатива, либо то...