РI продолжает публиковать мнения наших авторов о посткарантинном будущем, которое ожидает наш город, нашу страну и всю планету. Статья Сергея Переслегина с его прогнозом формирования 6-го технологического уклада после окончания пандемии вызвала большой резонанс в нашей читательской аудитории. Член общественной редакции РI Илья Смирнов предполагает, что путь к этому укладу не будет легким – в продолжении нынешнего сверхурбанистического развития заинтересованы слишком многие. Так что далеко нет гарантии, что мир полностью изменится, очень может быть, что во многих отношениях он останется прежним.

 

В публицистике сформировался новый жанр, по образцу т.н. постапокалиптики в фантастической литературе и кино — только намного оптимистичнее[1].

Все мы люди, склонны надеяться на лучшее, по крайней мере на то, что Хомо сапиенс разумнее той недо-жизни, которая его сейчас убивает, значит, в его последующих действиях будет какая-то логика, продиктованная печальным опытом и направленная если не к стратегическому добру, то хотя бы к самосохранению. Скорректировав экономику и политику должным образом, человечество может смягчить последствия следующих катастроф, не обязательно инфекционных.

Я тоже по умолчанию принимаю такой сценарий, иначе не писал бы статей, а пил горькую.

Но он вовсе не обязателен.

Может быть, глобальная олигархия (неотъемлемой частью которой является российская) извлечет из пандемии полезные уроки. А может быть, наоборот, усугубит всё то, что сделало цивилизацию такой неустойчивой, против не самого сильного инфекционного агента, причем самоубийство не будет навязано сверху, его радостно поддержит та самая торгово-развлекательная биомасса, для которой даже сейчас (28 марта 2020) карантин —  вроде «новогодних каникул. Песни, пляски, квадроциклы, «пивасик» телегами, и прочие чипсы… Что толку от укрывательства в деревне, когда город приехал к нам? Особенно умиляют люди, едущие к дедушкам- бабушкам».

У Николая Второго и Ко был опыт революции 1905 года. Известно, как им воспользовались.

Уважаемый коллега прогнозирует после коронавируса:

«серьезный удар по индустрии «престижного потребления» — непроизводительной сферы услуг и массовых развлечений. Тренд на рациональное потребление и бережное отношение к ресурсам… Агломерации, города-миллионники, небоскребы и чудовищные бетонные гетто многоэтажных новостроек в спальных районах должны уйти в прошлое… Вполне вероятно, что в некоторых странах сторонники и адепты «гиперурбанизации» будут объявлены государственными преступниками»

Я с этой программой полностью солидарен. Очень хотел бы, чтобы так оно и стало, за исключением разве что последнего пункта: по-моему, достаточно было бы увольнения: идите (вон), и впредь не грешите. Но столь же вероятен вариант, при котором «можно будет начинать снова, как будто ничего не случилось. Более того: можно будет отыграться за месяцы карантинов, ограничений и страха. Мир ждет потребительский и инвестиционный бум».

Подчёркиваю: всё то, что сейчас проходит по статье «уроки коронавируса», было совершенно очевидно задолго до него.

И сама пандемия не просто предсказуема — она рукотворна, причем в плановом порядке, как канцерогенная пыль (и очереди к онкологу) там, где еженедельно бреют траву и сгребают из-под деревьев все листья. Несмотря на два предупреждения только от семейства коронавирусов, по всей планете продолжались действия, направленные на то, чтобы максимизировать ущерб. Случайно только название конкретного возбудителя, который этим воспользовался.

Конечно, современный быт принципиально отличается от средневекового. Прививки, антибиотики, канализация, водопровод и любовь к “мылу душистому и полотенцу пушистому” — все эти достижения индустриальной эпохи стали надежным барьером на пути распространения инфекций, а некоторые удалось и вовсе подавить (как чёрную оспу). Под давлением науки отступили в маргинальные ниши такие традиции, как массовое целование культовых предметов или поедание диких животных, вовсе не предназначенных человеку в пищу[2].

Но стоит ли человеку ХХI столетия смотреть на предков свысока?

«Постиндустриальная» глобализация привнесла новые факторы биологического риска. Природные условия собственного здорового существования  мы уничтожаем намного эффективнее, чем люди прежних эпох, располагавшие только мускульной силой, причем – подчеркиваю! – сейчас это делается зачастую без всякой экономической необходимости, просто из ненависти к живому (т.н. благоустройство), в этом мы не лучше предков, а намного хуже.

Не имеет никакого рационального обоснования евгеника наоборот (какогеника) — преднамеренная инвалидизация общества, насаждение всяческих патологий, от «метадоновой терапии» до олигофрении. Нам ведь мало того, что из-за постарения человечества снижается общая сопротивляемость и возрастает нагрузка на медицину, мы примем специальные меры, чтобы это усугубить. Надеюсь, читатели понимают: и после коронавируса безумная пропаганда: дорогие мамаши, не бойтесь рожать детей с тяжелейшими генетическими аномалиями, они не больные, а «солнечные» — не прекратится. Ведь в ней слились до неразличимости традиционное мракобесие средневекового розлива (что Бог послал, то и рожай) с новейшей либерастией (что хочу, то и рожаю, хоть синдром Эдвардса)[3]

Чем принципиально отличаются от средневекового паломничества нынешние перемещения по планете многомиллионных масс, начиная с т.н. «туристов», которые стали главными разносчиками заразы?

Плюс гастарбайтеры, которых завозят из-за рубежа, потому что местная молодежь слишком занята высшей экономикой и культурной антропологией, ей не до того, чтобы мусор за собой убирать, не говоря уже про приобретение реальной полезной специальности.

Крайний случай – т.н. «беженцы». Меркель и Макрону приятнее отдать сирийскому дезертиру и эритрейскому гопнику деньги, сэкономленные на ИВЛ для собственных больниц и на производстве защитных масок.

Отдельная тема — т.н. урбантина.

Запихивание людей в “мегаполисы”, опять же без всякой экономической (хозяйственной) необходимости; в мирное время эти новообразования бессмысленны (чем они больше, тем меньше полезная продукция на душу населения), а в случае любой серьезной беды, не обязательно инфекционной,- крайне уязвимы.

Поясняю: до недавнего времени можно было сопоставлять негативные последствия урбанизации, включая ту самую скученность, на которую инфекционисты указывают как на мощнейший фактор риска с социальным позитивом.

И позитив явно перевешивал.

В больших городах размещалась передовая промышленность, через них перераспределялись полезные товары, из них распространялись высшие достижения науки и искусства. Поэтому у многих специалистов по древней истории «урбанистическая цивилизация» — то же самое, что цивилизация вообще (альтернатива варварству). Не предусмотрено другого пути к высокой культуре, кроме как через городские ворота.

Исторически закономерен взгляд горожанина сверху вниз на тех, кому не повезло с пропиской, и дразнилки про «идиотизм деревенской жизни», которые позволяли себе даже умные люди. Но общество интересно именно своей изменчивостью. Современный мегаполис избавляется от последних заводов и фабрик (зачем руки пачкать?), торговля и транспорт децентрализуются, высокая столичная культура начинает устойчиво ассоциироваться с эксгибиционизмом, а наука с копанием в разнообразной дерриде.

Чтобы развернуть обидные слова про идиотизм в обратную сторону, достаточно ознакомиться с результатами выборов и референдумов в любой стране, претендующей на звание «постиндустриальной», начиная прямо с метрополии. «Америка с трудом смирилась с появлением первого чернокожего президента, с победой Барака Обамы. Во многом из-за этого выборы 2016 года выиграл Дональд Трамп: сельская Америка и жители маленьких городков проголосовали против жителей мегаполисов».

Не будучи поклонником Трампа, должен отметить, что голосование за него было как раз подчёркнуто рациональным (оправдался расчет или нет – другой вопрос). А выбирать президента «сердцем» — по цвету кожи, по половой принадлежности или по призыву известных артистов через телевизор  – признак не очень высокой культуры, общей и политической.

В этом году крупные города Швейцарии (такие как Женева) героически выступили на референдуме в «защиту сексуальных меньшинств» от «консервативных» сельских кантонов  В Венгрии и Чехии именно столицы обеспечивают массовую базу движениям за права «беженцев» и международных финансовых спекулянтов. Лондон с большим перевесом проголосовал против Brexit — а потом еще сотни тысяч столичных жителей во главе с мэром требовали похерить результаты волеизъявления презренной провинции и вернуть Британию под власть иностранного начальства.

Кто же здесь похож на идиота?

Конечно, мы не станем обижать всех поголовно жителей Лондона или Нью-Йорка, но тот факт, что «постиндустриальный» мегаполис по определению не может существовать иначе, кроме как за счёт индустриальной (и сельскохозяйственной) провинции, формирует внутри него критическую массу публики с определенной идеологией (мы креативный класс, а вы быдло, совки, реднеки) и социальной психологией, которая втягивает в своё «Me too» и людей нормальных.

Дайвинг в нероновский Рим производится с разных ступенек социальной лестницы (от сирийского дезертира на пособии до олигарха) и не зависит от национальности: отличие Москвы от аналогичных образований на Западе – не принципиальное, а стадиальное.

Хотя нельзя не признать, что перекачивание в нашу столицу остатков населения из пустеющих регионов согревает ситуацию особым чувством народного единства: «в Москве прирост населения почти в 1,5 раза превысил его общую убыль по стране».

Спорить тут не о чем и не с кем. Не станем же мы всерьёз опровергать «экономическую науку», в которой валовой продукт прирастает потреблением в кредит.

Зарисовки с натуры. Москва карантинная.

Бизнес прикрывают недрожащей рукой: рестораны, бассейны, парикмахерские и салоны, кино, значительную часть торговли (привет левачкам, у которых до сих пор «капитализм», а власть «буржуазная»). Но во дворах радует слух мелодия пилы, толпы работников ЖКХ  за счёт бюджета уродуют деревья и кусты, превращая их в обрубки и огрызки, метут сырую землю не только веерными граблями, но уже и домашними вениками (чтобы гарантировать превращение почвы в ту самую канцерогенную пыль, которая упоминалась выше), никому не нужные стройки не замерли ни на секунду, и всё это без намёка на какой-либо карантин.

В Карелии эпидемии еще нет, но глава региона  Артур Парфенчиков останавливает общественный транспорт, потому что он «является одним из главных источников распространения инфекции», а за всеми, кто недавно вернулся из-за рубежа, проследить невозможно. В это же время в Москве, на которую приходится больше двух третей от выявленного по всей стране коронавируса и в которую массово возвращаются «туристы», лично мэр открывает сразу 6 новых станций метро. Видимо, для того чтобы было, где самоизолироваться обитателям новых и новых бетонных термитников, которыми похорошел мой родной город.

И вы полагаете, всё это после карантина прекратится само собой?

[1] См., например: Сергей Переслегин.Что такое есть коронавирус; Андрей Мовчан. Экономика военного времени. Как пандемия 2020 года изменит мир; Антон Дождиков. Уроки коронавируса Образ ближайшего будущего после пандемии коронавируса

[2] Впрочем, не стоит переоценивать успехи на этом фронте, учитывая опыт уханьского рынка и некоторых отечественных монастырей, где «не будет никаких протираний антисептиком и полосканий в спирте лжицы, которая относится к священным сосудам«.

 

[3] Лишняя иллюстрация к С.Е. Кургиняну: «Постмодернизм не существует без вторичной архаизации»

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Смирнов Илья (1958), автор книг по истории русского рока и не только. Беспартийный марксист. Поддерживал перестроечное «демократическое движение» до того момента, когда в нем обозначился курс на развал СССР

Похожие материалы

Цифровая экономика спасёт страну. Но только в формате умной реиндустриализации. Мы находимся в...

Учитывая экономические и политические императивы КНР в современном западном раскладе, не забывая...

Не вызывает сомнений, что точка, где сошлись до сих пор вроде бы параллельные и взаимоисключающие...

Leave a Reply