Алексей Чалый в интервью телекомпании НТС довольно ясно определил главную цель начавшейся избирательной кампании в Заксобрание Севастополя – сформировать в этом органе квалифицированное большинство достойных, преданных городу и честных людей, кто смог бы отправить в отставку действующего губернатора.

Возможно ли это в принципе?

Насколько я понимаю, закон об отзыве губернатора Севастополя еще не принят. Но квалифицированное большинство в составе 16 депутатов Заксобрания может внести любые изменения в Устав города. Оно же в состоянии солидарно блокировать любое губернаторское вето, что не позволит ни принять бюджет без согласия Закса, ни провести любое назначение через законодательные органы власти города.

Столкнувшись с таким солидарным афронтом, у федеральной власти не будет иного выхода, кроме как идти на уступки и менять губернатора.

Таков, я так понимаю, стратегический расчет.

Но смогут ли в новом Заксобрании каким-то образом оказаться 16 абсолютно независимых депутатов, способных солидарно выступить против главы исполнительной власти в городе? От какой партии они придут?

Допустим, что 8 сентября 2019 года на выборах в Севастополе победит «Единая Россия», которую в настоящий момент представляют в местном ЗС, в том числе и оппозиционные губернатору депутаты. Неужели можно ожидать, что даже при самом благоприятном раскладе новое руководство местной парторганизации не попытается ввести что-то типа императивного мандата, то есть требование обязательной солидарности рядового депутата с коллективным мнением фракции? И неужели стоит ожидать, что руководство фракцией «Единой России» не будет согласовывать свою точку зрения с местным политсоветом, тем более, что у нее появился новый и пока ничем не скомпрометированный руководитель?

А если «Единая Россия» неожиданно потерпит поражение и уступит большинство оппозиционным партиям? В этом случае следует ли рассчитывать на победу в городе соратников Максима Сурайкина или Ильи Журавлева?

Проще говоря, за кого нужно голосовать тем, кто хочет выразить поддержку конкретно Алексею Чалому и его единомышленникам, кто надеется на победу их видения городских проблем, кто принимает их ценности, кто хочет руководствоваться их установками?

На мой грешный московский взгляд, выборы в Севастополе в целом уже состоялись, и их итоги уже неутешительны. Мы уже проиграли.

Дай Бог, чтобы конкретно для города это не обернулось плохими последствиями – возможно, что новое руководство местной партячейки «Единой России» займет правильную позицию по всем вопросам городской жизни, волевым образом прекратит все эти административные отжатия, ставшие родовым признаком нынешней горадминстрации, установит с помощью подконтрольных ему депутатов относительно жесткий правовой порядок. И Севастополь станет просто одним из регионов России, ничем не хуже, но и не лучше остальных.

То есть программа-минимум будет достигнута. Но отнюдь не программа-максимум. Страна потеряет город-надежду, город – маяк какого-то великого, хотя и неизведанного будущего, в котором слова «Родина» и «свобода» звучат почти как синонимы. Будущего, в котором самые преданные патриоты страны парадоксальным образом оставались бы людьми, способными сопротивляться бюрократическому прессингу.

Итак, судя по всему, большая игра уже сыграна, и чтобы ни случилось 8 сентября 2019 года на избирательных участках Севастополя, сенсации не будет. Неужели эти пять лет прошли для города и мира впустую?

Определенный и острожный оптимизм вызывает обращение депутатов Заксобрания города в Государственную Думу с инициативой расширения полномочий представительных органов власти. Вообще, судя по тому, что происходит в том числе и в самой Государственной Думе, тема расширения полномочий парламентов – регионального и федерального – становится главной в реальном демократическом процессе в России. Период диктатуры исполнительной власти со всей очевидностью завершается, но вот каким может оказаться это завершение, пока еще не понятно.

Конечно, нам всем хотелось бы, чтобы опыт севастопольского Заксобрания был распространен на другие субъекты Федерации. Кстати, кажется, соответствующие устремления – по расширению полномочий законодательной власти в России — появляются и в стенах самой Государственной думы. Советник ее спикера Алексей Чадаев недавно выступил со статьей «Вопросы путинизма», в которой помимо других важных тезисов обозначил свою позицию и по севастопольской повестке. Звучит она так:

«Мы хотели собирания земель. Пример Крыма и Севастополя показал, что для решения таких задач, кроме «вежливых людей», нужно иметь в запасе еще и готовые команды квалифицированных и некоррумпированных управленцев, иначе — камни с неба».

Очевидно, что выражение «камни с неба» — скрытая цитата, ныне отсылающая к названию известного оппозиционного севастопольского видеоблога. Чадаев тем самым обозначает свою информированность относительно положения дел в Севастополе и то, что его позиция совпадает с той, что транслирует его тезка Алексей Процко.

Ниже советник Вячеслава Володина говорит и о необходимости пересмотреть и в целом ситуацию с выработкой законов, вернуть законодательный процесс законодательной власти:

«Мы искали способа справиться с парламентским популизмом и сформировать конструктивно сотрудничающий с исполнительной властью парламент — в сегодняшних реалиях имеем не только полностью лояльную Думу, но и более 60% законов, написанных не в парламенте, а непосредственно в правительстве; то есть ситуацию, при которой исполнительная власть в основном сама же себе и законодательная».

Итак, «севастопольская демократическая инициатива», возможно, могла бы иметь хороший резонанс на федеральном уровне, если бы она была соответствующим образом обозначена.

Когда-то Григорий Явлинский стал политиком общероссийского уровня с книги «Нижегородский пролог», описывавшей его работу экономическим советником местного губернатора, коим тогда являлся покойный Борис Немцов. Сейчас уже, конечно, никто не помнит, в чем этот «пролог» конкретно заключался, и никто поэтому не знает, каков у пролога был эпилог. Но в памяти осталось то, что нечто, начатое на региональном уровне, должно было быть продолжено и в других субъектах федерации.

У «севастопольской демократической инициативы», смысл которой абсолютно ясен и прозрачен, в тысячу раз больше оснований для того, чтобы называться «Севастопольским прологом» в надежде на гораздо более успешное развитие соответствующей фабулы.

Но тут есть, конечно, и еще одна загвоздка, на которую кто-нибудь обязательно да укажет. Если не я, то гораздо более придирчивые авторы.

Проблема в том, что севастопольский опыт работы независимого Заксобрания имел слишком отчетливую местную специфику, обусловленную и городской обстановкой, и моральными качествами депутатов. Далеко не во всех регионах страны к руководству Заксобранием придут активисты Русской весны или же создатели высокотехнологичных компаний мирового уровня. Где-нибудь обязательно да придет местная братва, причем не всегда с добрыми и благородными намерениями. В том самом Нижнем Новгороде мэром чуть не стал уголовник Андрей Климентьев, а неформальным лидером Красноярского заксобрания долгое время был человек с довольно сложной репутацией – Анатолий Быков. Отпусти АП вожжи управления, и мы увидим повторение «великой криминальной революции» во многих краях и областях нашей безбрежной родины.

Но и терпеть существующую ситуацию ведь тоже нельзя, абсолютная власть на местах развращает абсолютно, и если нет эффективного разделения исполнительной и законодательной власти, то не работает и власть судебная — она просто оказывается рычагом администрации.

Но есть ли из этой дилеммы какой-то рациональный выход, если не считать выходом маятниковое раскачивание России из стороны в сторону – из точки A под названием «смута» в точку Б с именем «бюрократический произвол»?

А выход на самом деле есть.

Президент Владимир Путин был прав, когда еще в 2012 году, в момент либерализации партийного законодательства и возвращения выборов губернаторов, опасался появления региональных партий. Мелкие партии регионального значения – увы, всегда удобная крыша для местной братвы. Поэтому у партии регионального самоуправления должно быть федеральное руководство с абсолютно незапятнанной репутацией. Такое, которое могло бы четко отличать «овец» от «козлищ» и руководствовалось бы пониманием, что свобода в каком-то смысле является не только правом, но и привилегией, которой могут быть удостоены те, кто прошел и выдержал некий нравственно-политический экзамен. В принципе, тех же взглядов придерживается и партия «Яблоко», которая тоже не везде и не всегда было за расширение региональных прав, — вся только беда в том, что эта партия стоит на заведомо антипатриотических, антикрымских и антисевастопольских, позициях. На вышеупомянутом «экзамене», которые принимала бы данная партия, далеко не те критерии отбора, что нужны нам.

Поэтому автор этих строк, еще с 2015 года, то есть еще со времен работы в «Известиях», говорил вместе со своими коллегами о том, что Россию может вытянуть из этой бюрократической пропасти только вот такое патриотическое, или если-угодно консервативно-демократическое партобразование. Которое бы исходило в своих действиях не только из буквы закона, но также из консервативно-демократических политических приоритетов. И, казалось бы, где кроме как в колыбели Русской весны, оно может родиться!

Конечно, называться ему следует как-то иначе, но дело пока не в названии. Дело в самой готовности обсуждать эволюционное реформирование России, исходя из реалий пятилетней деятельности Заксобрания города. Понимая, что, с одной стороны, эти реалии не могут быть механически воспроизведены, скажем, в Саратове или Подмосковье, а, с другой стороны, если Подмосковье не будет медленно и постепенно подтягиваться к Севастополю, то рано или поздно начнется движение Севастополя в сторону Подмосковья, что, кстати говоря, мы в настоящий момент уже и наблюдаем. И, увы, этого уже не избежать.

Но я не согласен с тем, что время уж совсем упущено и все потеряно. Совсем не все еще потеряно. Главное понять, кто из местных, московских или в целом российских политиков готов взять на вооружение «севастопольскую демократическую инициативу» с тем, чтобы использовать ее для позитивной трансформации нашей системы. Разумеется, всякому, кто на это решится, придется столкнуться с огромным сопротивлением со стороны альянса коррумпированного чиновничества и прозападного интеллектуального класса, которые в последнее время научились ладить и находить общий язык.

Но, в конце концов, история «севастопольской демократической инициативы» — это в первую очередь история именно такого сопротивления, в которое мы, сочувствующие ей журналисты и политологи, надеюсь, смогли внести свою посильную лепту.

Теперь задача в том, чтобы эти пять лет не ушли просто в песок, учитывая тот печальный факт, что будущий Закс неизбежно окажется гораздо более управляемым и послушным. Но думаю, что эта задача не из разряда неосуществимых.

Источник: https://sevastopol.su/news/sevastopolskaya-demokraticheskaya-iniciativa-prolog-ili-epilog

Историк философии, политолог, доцент философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Председатель редакционного совета портала "Русская идея".

Похожие материалы

Словом, сейчас Россия, как тот бывший муж, что пропал куда-то на четверть века, снова старается...

Вадим Михайлович Межуев - человек-эпоха. Так о нем, соболезнуя, написали многие. Ведь, подобно...

И в советские, и в постсоветские времена Вадим Михайлович был в оппозиции господствующему...