В настоящее время завершается работа над переводом избранных сочинений Освальда Шпенглера на русский язык. В новый том войдут исключительно те работы, которые ранее не издавались по-русски:

  • предисловие и три из семи статей сборника «Политические сочинения» (1933);
  • 16 из 18 работ посмертно изданного сборника «Речи и статьи» (1937), начиная с юношеской диссертации «Гераклит» (1904) и заканчивая крупной монографией «К всемирной истории второго дохристианского тысячелетия» (1935);
  • а также не входившая в этот сборник вторая часть упомянутого труда «К всемирной истории…».

Автор «Заката Европы» умер 8 мая 1936 года. Обычно считается, что после «Годов решения» (1933) он перестал писать напрямую на политические темы и целиком погрузился в работы о литературе и древней истории. Это не совсем так: в январе 1936 года Шпенглер послал по телеграфу свой ответ на опрос, организованный среди известных людей американским журналом «Heart’s International-Cosmopolitan». Эта краткая статья – самое последнее произведение Шпенглера, опубликованное при его жизни. Представляем ее в переводе Андрея Радченко и Максима Медоварова.

 

Возможен ли мир во всем мире? Телеграфный ответ на американский опрос

(1936)

На вопрос о том, возможен ли когда-нибудь мир во всем мире, может ответить только знаток мировой истории. Однако быть знатоком мировой истории означает знать людей такими, какими они были и всегда будут. Огромная разница, которую большинство людей никогда не смогут понять, рассматривают ли историю будущего такой, какой она будет или такой, какой ее хотят видеть: мир – это желание, война – это факт, а история человечества никогда не заботилась о человеческих желаниях и идеалах. Жизнь – это борьба среди растений, животных и людей, борьба между отдельными людьми, классами общества, народами и государствами, независимо от того, разворачивается ли она в экономической, социальной, политической или военной форме. Это борьба за власть с целью навязать свою волю, преимущество или мнение о полезном или справедливом, и когда не помогают другие средства, снова и снова хватаются за последнее – насилие. Того, кто применяет насилие, можно назвать преступником, классовым революционером или изменником родины, народ – кровожадным, однако это не меняет самого факта. Сегодняшний мировой коммунизм называет свои войны восстаниями, колониальные империи – освобождением иностранных народов, а если бы земля была единым государством, то войны называли бы мятежами. Это все лишь различия на словах. Опасный факт заключается в том, что сегодня о всеобщем мире говорят только белые народы, а не намного более многочисленные цветные. Пока над этим вопросом бьются отдельные мыслители и идеалисты, а они занимались этим во все времена, это безрезультатно. Но когда все народы станут пацифистами, это будет признаком старческой немощи. Сильные и неизрасходованные расы больше не будут существовать. Это будет отказ от будущего, так как пацифистский идеал означает конечную стадию, противоречащую фактам жизни. До тех пор, пока существует людское развитие, будут существовать и войны. Но когда белые народы настолько устанут от войны, что правительства больше ни при каких обстоятельствах не смогут подтолкнуть их к ней, тогда мир падет жертвой цветных, как Римская империя пала перед германцами. Пацифизм означает передачу господства прирожденным не-пацифистам, среди которых всегда будут белые – искатели приключений, завоеватели, властолюбцы, которые будут приходить до тех пор, пока не добьются успеха. Если бы в Азии сегодня произошло великое восстание против белых, бесчисленные белые присоединились бы к нему, так как они устали от мирной жизни. Пацифизм останется идеалом, война – фактом, и если белые народы решат больше не начинать ее, это сделают цветные и станут властителями мира.

Немецкий историософ, представитель философии жизни, публицист консервативно-националистического направления

Похожие материалы

Екатерина Алтабаева была выдвинута во второй состав Законодательного Собрания по избирательному...

Сейчас еще есть шанс эволюционным путем пройти нынешний кризис, но для этого администрации следует...

Я и раньше задумывался о феномене короткометражного кино. После просмотра трех фильмов Веры...