Русская Idea: Крымская война имеет репутацию такого «черного пятна», ставящего жирный крест не только на фигуре Николая I, но и на всем его царствовании как реакционном и косном. В последние годы параллельно этому стала набирать популярность альтернативная точка зрения, пересматривающая этот взгляд на Крымскую войну, вплоть до того, что некоторые историки даже отрицают, что Россия эту войну проиграла.

Монография Алексея Кривопалова «Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и русская стратегия в 1848-1856 гг.», вышедшая в издательстве Университета Дмитрия Пожарского, как ясно из рецензии севастопольского историка Анны Кузьминой, предлагает своего рода центристский взгляд – с одной стороны, военные реформы 1830 – 1840-х годов создали мощнейшую армию, во многом раз превосходившую по численности и техническому оснащению русскую армию эпохи наполеоновских войн, с другой стороны, оказывается, что стратегическая задача командования, которую ставил перед собой фельдмаршал Иван Паскевич, состояла в том, чтобы в ситуации заведомо проигрышного положения свести проигрыш к минимуму.

Судя по всему, вопрос о том, была ли эффективной «николаевская система» остается открытым, и мы надеемся, что данная монография приведет к оживлению дискуссий по этому вопросу.

***

Монография Алексея Кривопалова «Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и русская стратегия в 1848-1856 гг.» посвящена, как ясно уже из названия, яркой личности, одной из ключевых фигур николаевской эпохи, выдающемуся русскому полководцу, фельдмаршалу Ивану Паскевичу. Сам автор во введении приводит оценку фигуре Паскевича, данную участником Крымской войны, в будущем – генералом от инфантерии и одновременно историком, князем Александром Щербатовым – Паскевич «по значению своему в государстве, в среде русских подданных не имел себе равного»[1].

Перед нами – итог 15-летней работы автора над данной темой, в которой совмещены два уровня анализа: биографический – история отдельного человека, и глобальный, геополитический. В итоге такого совмещения, с одной стороны, описываемые события предстают в контексте российской и всемирной истории, с другой стороны – есть возможность увидеть их живо и ярко глазами очевидца, прочувствовать напряженность момента неопределенности и непредвиденного развития ситуации. Как и в любой качественной научной монографии (в данном случае перед нами – работа, основанная на кандидатской диссертации, защищенной несколько лет назад автором на историческом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова), во введении дается подробный анализ историографии и обзор источников, которые сами по себе имеют значительный научный интерес, т.к. разбираются основные концепции, бытующие в историографии, и точки зрения в отношении такого непростого и противоречивого сюжета отечественной истории как Крымская война, ее военные и политические итоги, и в отношении фигуры самого Паскевича. При этом, как отмечает автор, при всей обширной литературе о Крымской войне специально деятельность Паскевича накануне и в ходе Крымской войны в научных работах не анализировалась, хотя казалось бы нет недостатка в работах, в которых упоминается Иван Паскевич как полководец и государственный деятель, и биографических работ, рассматривающих жизненный и карьерный путь фельдмаршала – всего автор анализирует более двухсот работ (список библиографии – более 250 работ). Важно отметить, что в монографии А.Кривопалова деятельность И.Ф. Паскевича накануне и в ходе Восточной войны погружается в контекст общей политики, расстановку сил и истоки военно-политических конфликтов на европейском континенте.

Настоящим украшением работы является использование обширного источникового корпуса Российского государственного военно-исторического архива, в частности документов личного фонда И.Ф. Паскевича-Эриванского, а также коллекций военно-ученых архивов Австро-Венгрии, Великобритании, Германии, Италии, Франции, Швеции, Норвегии, других фондов и документов. Как и положено в научных работах, источниковый комплекс исследования состоит из источников разных типов – официально-документальный комплекс, военная периодика, разнообразные источники личного происхождения. А. Кривопалов не забывает о ярких декорациях эпохи, в которых доводилось действовать фельдмаршалу и его окружению: военных баталиях, сложностях политических решений, трудностях быта на линии фронта и особенностях придворной жизни, — всё это проходит перед взором внимательного читателя, часто – в цитатах непосредственных участников событий.

Это делает монографию интересной не только для историков, но и для самой широкой аудитории – ведь жизненный путь светлейшего князя Варшавского способен впечатлить даже далекого от изучения военной истории читателя.

Более полувека Иван Паскевич провел в служении Отечеству, пройдя через множество войн, став единственным полным кавалером орденов Св. Георгия и Св. Владимира одновременно, получив самую большую в истории Российской империи единовременную денежную награду. С 1806 по 1810 годы Паскевич принимал участие в Русско-турецкой войне, отличился и в 28 лет был произведен в генерал-майоры. Прошел войну 1812 года и в 1814 году штурмовал Париж, командуя 2-й гренадерской дивизией. Три успешные кампании на Кавказе 1827 – 1829-х годов принесли Паскевичу фельдмаршальский жезл и почетный титул граф Эриванского, а усмирение вспыхнувшего в 1830 году польского мятежа – почетный титул светлейшего князя Варшавского и назначение наместником Польши. Последней, самой драматичной и трудной войной в столь успешной карьере русского полководца, государственного деятеля и дипломата, стала Крымская война. К этому времени Паскевич единственный удостоился права пользования такими же воинскими почестями, какие воздаются только особе Его Императорского Величества. К началу Крымской войны Паскевичу был уже 71 год. И хотя заметна симпатия автора исследования к своему герою, всё же он сохраняет объективность, последовательно рассказывая как о победах, выдающихся личных качествах, успехах фельдмаршала, так и о его конфликтах, сомнениях, ошибках. Портрет Паскевича рисуется не как череда побед и успехов, а как эволюция сильной личности в сложных обстоятельствах. Биография князя Варшавского раскрывается через принимаемые им решения (часто непростые, порой блистательно победоносные, а иногда – трагически ошибочные) и умение брать ответственность за их последствия, через оценки современников, через сухие цифры документов. Более того, автор даже отмечает, что «кровавая развязка Крымской кампании, таким образом, пусть и косвенно, была на совести фельдмаршала»[2]. В то же время А. Кривопалов детально описывает сложные условия, в которых приходилось действовать уже преклонного возраста князю, и подробно анализирует возможные причины выбираемых им путей – от личных качеств, подозрительности и «тяжелого характера», до дворцовых интриг и военно-политической обстановки.

Повествование построено по хронологическому принципу. В первой из пяти глав монографии автор рассматривает основные этапы реформирования вооруженных сил в 1830 – 1840-х годах, в результате которого боевые возможности армии при Николае I значительно возросли по сравнению с российской армией эпохи наполеоновских войн – благодаря политике императора и его ближайшего окружения (в частности, героя исследования – фельдмаршала И. Паскевича и военного министра князя Александра Чернышёва) к 1853 году Россия обладала армией, втрое превосходившей её собственные военные силы периода войны 1812 года. Здесь же создается контекст исследования в виде краткой биографии Паскевича до получения им звания фельдмаршала, и процесса формирования его взглядов как военачальника, например, автор отмечает осознание героем его исследования важности снабжении и продовольственного обеспечения войск: «Кто о хлебе не думает, тому и победа не впрок»[3].

Вторая глава задает еще один важный, но в общем-то тоже внешний контекст – очерк внешнеполитических и военно-стратегических проблем, с которыми столкнулась Российская империя после 1831 года, когда в результате разгрома польского мятежа, на первый взгляд, на западной границе начинается длительный период относительного мира. Причем автор подчеркивает, что специально уделяет внимание конкретным военно-стратегическим планам России 1830 – 1840-х годов, на собственной источниковой базе – эти планы составлялись на случай различных сценариев изменения внешнеполитической ситуации в Европе. Дальнейшее изложение – в третьей главе – истории европейского кризиса 1848 – 1850-х годов, едва не увенчавшегося общеевропейской войной, продолжает и вопрос о выработке русской стратегии в сложившихся условиях. Автор стремится показать взаимосвязь между общим боевым развертыванием Большой Действующей армии и успешным умиротворением Германии, которое состоялось под давлением России после быстрого завершения Венгерского похода. И снова на фоне больших исторических процессов перед читателем раскрываются особенности личности находящегося в зените славы полководца: как неприглядные[4], так и достойные восхищения.[5]

И «сердцевина» исследования – четвертая и пятая главы. Именно в них рассматривается центральная проблематика исследования – стратегия Российской империи в Восточной войне 1853 – 1854 годов и роль И. Паскевича в ее формировании. Автор реконструирует изменение стратегического положения Российской империи на международной арене в процессе развития Восточного кризиса, реакцию императора и фельдмаршала на это изменение, оказавшееся для них обоих неожиданным, а затем – и превращение русско-турецкой войны в войну с международной коалицией в условиях военно-политического противостояния по значимому периметру границ России. Соответственно, та проблема, которую должна была решить правящая элита – это не, как выиграть войну, а какими могут быть стратегические приоритеты в условиях войны, с заведомо невозможным победным для России исходом. В итоге оказывается стратегия, которая была сформирована Паскевичем, должна была свести к минимуму плачевные последствия поражения в Крымской войне, а не выиграть ее. Как и предыдущие разделы, пятая глава содержит интересные статистические данные[6], а также анализ стратегических планов и действий командования.

Дополнительным удобным инструментом, позволяющим более наглядно представить описываемые события, например, стратегическое положение русских войск в конфликтах и соотношение сил участников Восточной войны, являются карты, размещенные в приложениях.

По мнению автора монографии, озвученному во введении, в отечественной историографии был отчасти поставлен, но так и не разрешен вопрос оценки эффективности действий Николая I в последние годы его правления, вследствие чего А. Кривопалов решает сфокусироваться на данном аспекте темы, а именно: «было ли заключительное семилетие царствования Николая I провалом, дискредитировавшим практически все результаты военного строительства 1830 – 1840-х гг., или же напротив, оптимальным выходом из политически и стратегически безнадежной ситуации, сложившейся в ходе Крымской войны?»[7]

Сложно сделать однозначный вывод, удалось ли автору в полной мере выполнить поставленную им самим задачу и ответить на данный вопрос: весьма краткое заключение содержит, скорее, хронику событий и констатацию противоречивости ситуации, нежели однозначные выводы. В качестве примера можно привести следующее замечание: «Фельдмаршал и Николай I в значительной степени несут историческую ответственность за предвоенные внешнеполитические просчеты, приведшие Россию к столкновению с коалицией в условиях международной изоляции. Но осторожность Паскевича в 1853 – 1854 годах выглядит обоснованной, если принять во внимание, что по мере нарастания Восточного кризиса ход событий уже с трудом поддавался прогнозированию»[8].

В то же время, собранный, обработанный и структурированный автором массив информации позволяет читателю самостоятельно делать выводы и размышлять о роли личности фельдмаршала И.Ф. Паскевича во внешней политике России в 1848-1856 годах, а также о действиях императора в этот период и влиянии «отца-командира» на Николая I.

[1] Щербатов А. П. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич, его жизнь и деятельность. СПб.,  1888. Т. 1, с. 11

[2] Кривопалов А.А. Фельдмаршал И.Ф. Паскевич и русская стратегия в 1848-1856 гг. М: Русский фонд содействия образованию и науке, 2019.  С. 150

[3] Щербатов А. П. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич, его жизнь и деятельность. СПб., 1894. — Т. 4, с. 42

[4] Кривопалов А.А. Цит. соч.  С. 139,  145-149

[5] Там же. С. 143

[6] Там же. С. 222, с. 238, с.240

[7] Там же. С. 7

[8] Там же. С. 247

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и международных отношений Филиала МГУ в г. Севастополе

Похожие материалы

В чем состоит «Первая мировая война» за человеческую бигдату? Сейчас она почти ничего не стоит, а...

Каково отношение к Оливеру Кромвелю в современной Англии? Примерно такое же, как к Дантону во...

О консервативной революции в России впервые заговорили давно, еще в 90-е. Имелось в виду...

Leave a Reply