РI после очередного обострения американо-иранских отношений обратилась к нашему постоянному автору, основателю Центра политической философии имени Симоны Вейль Полу Гренье с просьбой оценить возможность появления в США некоей «третьей партии», которая бы могла бы продолжить дело Трампа в плане перевода внешней политики США на позиции «сдержанности» (restraint). То дело, которое Трамп, увы, оказался не способен довести до конца, споткнувшись об «иранскую проблему». Мы уже знакомили нашего читателя с интереснейшей фигурой популярного телеведущего Fox News Такера Карлсона, в котором видим очень перспективного политика, обладающего смелостью и настойчивостью в проведении своих взглядов.  Пол Гренье в своем материале размышляет о стихийно складывающейся вокруг Карлсона коалиции реалистически мыслящих активистов и журналистов, которая может стать потенциально основой нового политического движения в Америке.

 

За последние несколько лет в Соединенных Штатах произошла неожиданная политико-философская реконфигурация, в процессе которой сблизились позиции христианских консерваторов определенного направления и отдельные фигуры из левого лагеря.

Как явствует из их публичных заявлений, у этих столь разных сил обнаружилось нечто общее, а именно озабоченность положением простых тружеников, их семей и их сообществ, отказ от служения идолу максимизации прибыли и технологических изменений. Это только по первой, самой приблизительной оценке. На самом деле мы имеем дело с постоянно изменяющейся реальностью.

Безусловно, самым значительным членом вот этой коалиции, о которой я говорю, является ведущий телекомпании Fox News Такер Карлсон. Сегодня это второе по популярности новостное шоу на американском телевидении. С такой фигурой, как Карлсон, наконец, отстаивающей эти идеи, «новая» разновидность консервативной мысли, наконец, пробилась в публичное пространство.

Некоторые ненавидят этого спорного ведущего Fox News, другие — его превозносят. Но несмотря на все это, факт остается фактом — особенно по сравнению с остальными главными новостными экспертами — он бывает удивительно смелым и честным.

В прошлом месяце, например, в сюжете, который был назван «Что разрушает сельскую Америку», Карлсон рассмотрел, как хедж-фонды, такие как Эллиот Менеджмент Пола Сингера, уничтожили фабрики, индустриальные предприятия и даже целые города по всей Америке. Карлсон сравнил предпринимателей-хищников типа Сингера с теми, кто подобно Эндрю Карнеги, в период американского Позолоченного века (the Gilded Age), отдавал немалую часть своих капиталов на строительство библиотек для простых тружеников.

В противоположность капиталистам той эпохи для сегодняшних бизнесменов, отмечает Карлсон «моделью является безжалостная экономическая эффективность: когда покупается бедствующая компания, производится аутсорсинг рабочих мест, уводятся ценные активы, увольняются руководители среднего звена, и когда дым рассеется, то, что от всего этого останется, сбрасывается наиболее привлекательному игроку, часто в Азию». Это ровно то, что происходит по всей стране, и это делает нескольких людей «феноменально богатыми» даже за счет разрушения целых сообществ. В своем сюжете он продолжает эту тему, демонстрируя во всех ужасающих деталях, как некогда процветающий маленький городок Сидней в штате Небраска был превращен в руины хедж-фондом Сингера.

Это, безусловно, блестящий и очень значимый образец журналистского расследования, но это также и пример огромных изменений в американской политике (Отметим также, что этот сюжет собрал сверх миллиона посещений только на ретрансляции по Youtube). Удивительным было то, что именно американский консерватор стал столь сильно критиковать необузданный капитализм, хотя ранее это позволяли себе делать в основном только левые. Точнее та часть левых, которая озабочена благополучием местных сообществ и интересами простых людей более, чем болтовней об идентичности и политической корректностью.

Шесть месяцев ранее Карлсон пригласил в свое шоу Джона Бертка, исполнительного директора издания The American Conservative. Бертка посетовал на то, что неоконсерваторы и неолибералы лоббировали торговую политику, которая превратила некогда весьма преуспевающие промышленные города Америки в разоренную пустыню – подобную тем пустыням, что та же самая смертоносная коалиция создала на Ближнем Востоке вследствие своей политики вечной войны. Карлсон согласился. Он тогда поинтересовался, почему в Америке не может возникнуть партия, которая, не являясь «социалистической», и не занимая «сумасшедших» позиций по социальным вопросам — таким, как пропаганда абортов даже на позднем сроке беременности, поставила бы в приоритет своей повестки экономическое благосостояние страны и ее трудящегося населения. Задавая этот вопрос, Карлсон как раз задавал параметры определения следующей американской политической реконфигурации – той, что сменит гротескный дуумвират Труляля-демократов и Траляля-республиканцев.

Правда, Карлсон, недавно предпринял шаги, чтобы связать Сандерса с бывшим СССР («где Сандерс провел свой медовый месяц», как со смехом заявил ведущий новостей «Фокс»). Все же ни Сандерс, ни подавляющее большинство его сторонников не заинтересованы в том, чтобы государство захватило средства производства и отказалось от рыночной экономики. Ради людей живущих в местных общинах они хотят установить ограничения на рынках. И Карлсон, со своей стороны, также призывает к ограничению капитализма. Во время дебатов на YouTube с Беном Шапиро об автоматизации в отрасли грузоперевозок он заявил: «Капитализм — это не религия — нет никейского символа веры капитализма, который я должен покупать…». Он сказал, что ни минуты не задумываясь он бы запретил  использование грузовиков без водителя, если это означает обеспечение хорошей работы для миллионов мужчин, чьи семьи зависят от этого.

Карлсон, к его чести, равным образом смело и последовательно критикует американскую постоянную политику за постоянную войну. Насколько мне известно, он является единственным мейнстримным журналистом, который позволил себе выделить эфирное время для рассказа о недавней медиа-сенсации о том, что Организация по запрещению ядерного оружия при ООН, ответственная за расследование вопросов, связанных с использованием химического оружия, сфальсифицировала данные ее собственных инспекций для того, чтобы поддержать версию о виновности режима Асада.

 

Джон Болтон

Карлсон постоянно бросал вызов архе-неоконсерваторам типа Джона Болтона, один раз даже сравнив его с ленточным червем, которого, несмотря на всю боль и все приносимые им страдания, невозможно вытащить из американского внешнеполитического истеблишмента. Наконец, Карлсон никогда не принимал всерьез историю о вмешательстве России в выборы, и он не видит никаких оснований для того, чтобы развязывать новую холодную войну с Россией из-за пучка фейсбучных рекламных роликов. Напротив, после дебатов о докладе Мюллера он выражал негодование по поводу того, как долго этот в основном сфабрикованный скандал отвлекал американский «правящий класс» от реальных серьезнейших проблем страны.

 

Тулси Габбард

Карлсон не теоретик. Он даже, в сущности, не интеллектуал или, как говорится, «яйцеголовый».  . У него есть что-то общее с Тулси Габбард, все более частым гостем в его программе, и к которой Карлсон явно относится с большим уважением.  Габбард также не интелектуал, но, как и Карлсон, имеет боевой дух, не боится драки. Вместо того, чтобы принимать на веру то, что считается истиной в «вежливом обществе», оба регулярно говорят то, что кажется им очевидным. В этом смысле, по крайней мере, оба являются философами.

 

Джимми Доур

Коалиция по определению, должна иметь в своем составе более, чем одного человека. Кто еще мог бы войти в эту предполагаемую коалицию Карлсона? C моей точки зрения, эта зарождающаяся коалиция могла бы включить в себя таких журналистов и общественных активистов, как Джимми Доур (The Jimmy Dore Show), Макс Блюменталь, Аарон Мaтэ и Анна Парампил из Grayzone,. Также Кристал Болл и Саагар Энжетти из The Hill Rising (новая передача на YouTube связанная с изданием The Hill). К этому списку я бы добавил британского журналиста Питера Хитченса (который, подобно Карлсону, христианин и консерватор) и бывшего посла Крэйга Мюррея (вроде бы либертарианца).

 

Крейг Мюррей

Что объединяет эту амальгаму из консерваторов и левых? В чем сходятся ее представители? Во-первых, они согласны в том, что Россия-гейт ничем не обоснован, считая обвинения по этому делу раздутым и опасным искажением фактов. Может быть, самое здесь интересное – это эпистемологический аргумент, который члены коалиции приводят в обоснование своего неверия в «русский след»: нет никакого надежного свидетельства в пользу оправданности этого дела. Другими словами, скепсис единомышленников Карлсона объясняется отнюдь не присущим им «восторгом по поводу Путина» —  обвинение, которое неизбежно используется во всех таких случаях.

 

Питер Хитченс

Члены коалиции также согласны в том, что войны, которые вели США за последние двадцать лет, явились бедствиями, и причина их была ложной. Основание, по которому люди этой группы сошлись на этом пункте, очень простое – потому что это правда. Я не стану утомлять читателей ссылками. Посмотрите сами. Начните, лучше всего, если вы уже этого не сделали, c программы Timber Sycamore (секретной операции ЦРУ по подготовке боевиков в Сирии). Лучше всего начать с просмотра сюжета Джимми Доура, в котором профессор Колумбийского университета Джеффри Сакс обстоятельно рассказывает об этой программе.

И, наконец, наша предполагаемая коалиция согласна в том, что американские (и британские и т.д.) рабочие оказались в водовороте дикого капитализма, лишенного любых обязательств перед страной и своим сообществом.

Внутри этой коалиции обнаруживается очень много зон несогласия. В условиях Америки эти зоны относятся прежде всего и большей степени к проблемам расовой и иммиграционной политики. Блюменталь ругает как Трампа, так и Карлсона именно по этим вопросам. Но разногласия с Карлсоном по вопросу миграции не помешали ему появиться на его телевизионном шоу. Вообще, надо признать, вызывает удивление, как часто журналисты и активисты из этой коалиции ссылаются на работы друг друга, цитируют заявления друг друга, появляются на шоу своих коллег. Карлсон уже несколько раз приглашал выступать на своей передачи и Матэ, и Блюменталя, и Парампил.

По социальным вопросам, таким как аборты и однополые браки, стороны, без сомнения, расходятся. Доур, со своей стороны, иногда высмеивает свою прежнюю католическую веру (он называет сам себя «дебильным ночным комедиантом»), особенно ее отношение к сексуальной морали, абортам и подобным вещам. У нас нет ни одного свидетельства, что христианская вера имеет какое-либо положительное значение для кого-либо из левых активистов из этой группы. В то же время Карлсон, Бертка и Хитченс – христиане. Возможно, им является и Саагар из издания The Hill. Учитывая все эти зоны несогласия, я, возможно, чуть забегаю вперед, называя эту сеть коалицией.

Но тем не менее если что-то помимо либерализма – в двойном смысле этого слова: и в смысле крайнего капитализма, и в смысле крайнего индивидуализма / волюнтаризма – имеет будущее в нашей стране, можно сказать с полной уверенностью, что те культурные традиции, на которых это что-то могло быть основано, выражают собой именно представители коалиции Карлсона. Речь идет о социализме здорового толка. И о христианстве, не отягощенном болезненными напластованиями. Что я имею в виду, говоря о здоровом начале, — это предмет для книг, а не отдельных эссе, и это для «яйцеголовых» мыслителей, таких как Алсдаир Макинтайр, Джон Милбэнк, Карл Поланьи и др., а не для общественных активистов.

Я охотно признаю, что ни один член этой группы (за возможным исключением Хитченса) не безупречно точен во всех своих высказываниях.

Но тем не менее все они делают политику, и в значительной степени делают ее в дружном взаимодействии. Здесь они во многом полагаются на свой инстинкт. Те кто находится на левом фланге коалиции черпают источник своего интеллектуального вдохновения в левой политической традиции, которую они, возможно, не изучали в доскональности, но которая имеет очень серьезные истоки, восходя к Аристотелю, и через германский идеализм и Гегеля, к Марксу, при всех минусах и плюсах влияния последнего. Возможно, то же самое можно сказать и о консерваторе Такере Карлсоне. Много ли он читал, если вообще читал, Августина, Достоевского или Поланьи? Я, откровенно говоря, не знаю ответа на этот вопрос.

Однако есть и одно отрадное обстоятельство. Оба эти течения, связанные, с одной стороны, с христианством, с другой, с левым движением, развиваясь отдельно друг от друга, вместе с тем одинаково не сводимы к либерализму, и поэтому совместно могут сформировать в будущем новую традицию мысли, но только в том случае, если мы сами приложим к этому усилия.

Как бы то ни было, в мире американской политики именно Коалиция Карлсона, при всей ее очевидной неустойчивости, представляет собой единственное явление, которое в настоящий момент внушает мне надежду. Ее представители, по-видимому, понимают, насколько важно держаться принципа «истины» как своего рода сакральной ценности даже в царстве политики. Либерализм рождается из отвержения сакрального и признания его полнейшей отчужденности от политики. Я полагаю, что невозможно будет преодолеть американский кризис без нового возвращения сакрального начала в политику. А каким образом это предстоит сделать, это еще придется сформулировать.

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Исследователь русской философии, эссеист, один из основателей сообщества мыслителей-публицистов Solidarity Hall

Похожие материалы

В книге Ходорковского намешаны самые разные идеи: глупые, вредные, неоднозначные, теоретически...

В последние же годы налицо повышенный интерес исследователей и экспертов к наследию В.Л....

Постмодерн и постсекулярность наступили для всех, и если какие-то религиозные культы и учения...