РI продолжает следить за теми фигурами из консервативного лагеря, кто оказывает большое влияние на мировую политику. На последней неделе особую известность получило имя ведущего телекомпании Fox News Такера Карлсона. Ему приписывается слава человека, уговорившего президента Трампа отменить решение о начале бомбардировок Ирана. Что это – правда или новый миф? В этом вопросе решил разобраться наш давний автор, политолог-американист Дмитрий Дробницкий.

 

Президент США Дональд Трамп принял неожиданное для многих решение не наносить ракетно-бомбовый удар по объектам в Иране после того, как силы ПВО Исламской Республики сбили американский разведывательный дрон (как утверждают в Пентагоне, над нейтральными водами). Версии журналистов и их источников расходятся. То ли Трамп отозвал уже находящиеся в небе самолеты ВВС США, то ли удар так и не был им одобрен.

Обломки сбитого ПВО Ирана американского беспилотника, демонстрируемые в Тегеране представителями КСИР. Июнь 2019 г.

По словам самого Трампа, он «включил красный свет» после того, как военные сообщили ему предполагаемую цифру потерь среди иранцев — около 150 человек. Более того, отвечая на вопросы корреспондентов в Овальном кабинете, глава государства заявил, что ему «сложно поверить» в то, что беспилотник был сбит намеренно. Таким образом он дал понять, что не винит в инциденте руководство Ирана и готов к переговорам, к которым уже не раз призывал.

Когда мир, казалось, стоял на пороге новой большой (и гораздо более разрушительной, чем предыдущие) войны на Ближнем Востоке, Дональд проявил волю и пошел против рекомендаций большинства вашингтонской экспертократии и, судя по всему, большинства своих советников. Во всяком случае, многие сотрудники администрации поспешили рассказать средствам массовой информации о своем разочаровании и растерянности в связи с поведением главы государства. Более того, медиа со слов своих источников в Белом Доме и Пентагоне рассказали о событиях, предшествовавших отказу Трампа наносить удар по Ирану. И этот рассказ несколько отличается от версии президента.

Якобы, он был в полной мере проинформирован о целях бомбардировок и о возможных жертвах. При этом все члены кабинета были единодушны — они рекомендовали начать атаку. Трамп согласился с советниками и подписал указ об ударе, но через несколько часов отменил его. Как все происходило на самом деле, мы не знаем.

Танкер, загоревшийся в Оманском заливе (предположительно от взрыва магнитной мины). Июнь 2019 г.

Зато очень хорошо известна медийная реакция на решение американского лидера. В первые часы даже его самые отчаянные критики «отдавали должное проявленной сдержанности», но затем на президента обрушился шквал обвинений в трусости и нерешительности. Даже на весьма лояльном Трампу телеканале Fox News большинство «говорящих голов» так или иначе осуждали хозяина Белого Дома, кто-то — за отказ от военного решения, а кто-то — за «введение в заблуждение» как руководства Пентагона, так и всех граждан США.

Разумеется, больше всего «досталось» президенту от либеральных СМИ. Примечательно, все те, кто на протяжении двух с половиной лет пребывания Трампа у власти обвинял его в агрессивности и уверял, что он «ради отвлечения американцев» (от «русского дела», расследования в отношении его семьи и бизнеса и т.п.) втянет США в очередную кровавую войну на Ближнем Востоке, теперь говорят о том, что нынешний хозяин Белого Дома «проявил слабость» и «опозорил страну».

Но были и те, что встали на защиту президента. То, что решение главы государства приветствовал сенатор Рэнд Пол, известный своими пацифистскими убеждениями, ни для кого не стало неожиданностью. Пол часто бывает в Белом Доме в последние два года, разговаривает с главой государства по телефону и публично поддерживает его по многим вопросам. Однако свое мнение относительно дальнейших действий в отношении Ирана сенатор был вынужден высказывать удаленно — через Твиттер, Фейсбук и интервью. Согласилась с хозяином Белого Дома и ведущая телеканала Fox News Лора Инграм, однако ее мнение прозвучало лишь после того, как стало известно о решении Трампа.

Как уже было отмечено выше, не все сотрудники Fox News были рады отменой удара. В итоговой воскресной передаче Крис Уоллес (у нас в стране он известен тем, что брал интервью у Владимира Путина) постоянно упирал на то, что президент «упустил шанс» и к тому же «ввел всех в заблуждение». Для обсуждения главных событий за неделю он собрал панель экспертов, никто из которых не расщедрился на похвалу в адрес главнокомандующего.

Довольно характерный случай произошел 19 июня (в день, когда и принималось решение об ударе) в эфире авторской передачи Шона Хэннети. Один из приглашенных экспертов, Геральдо Риверро, предостерег от попадания в «ловушку Пауэлла» и заявил, что любая военная операция против Ирана может обернуться непредсказуемыми последствиями. Ведущий, до этого вдохновленно рассказывавший о полезности удара по Исламской Республике «с использованием оружия нового тысячелетия», был взбешен. «Боже мой, что случилось с тобой, друг мой?!» — воскликнул Хэннети и свернул дискуссию с Риверро.

Такер Карлсон проводит совещание редакции издания The Daily Caller. Сентябрь 2014 г.

Но был в медиа-среде один человек, который последовательно выступал против нагнетания напряженности в Персидском Заливе и называл планы по нападению на Иран не иначе как «неоконовским бредом» и «гарантированным рецептом ада». Это ведущий Fox News Такер Карлсон. Он регулярно подвергал критике «разжигателей войны» в Белом Доме, к числу которых относил в первую очередь Джона Болтона и Майка Помпео. Критикует Карлсон и конгрессменов-республиканцев из числа «ястребов», которые, по его словам, умеют делать только одно — призывать к бомбардировкам. Разумеется, доставалось от телезвезды и либералам, которые каждый раз, когда Трамп воздерживался от применения силы, обвиняли его кто в трусости, кто в предательстве.

Он не устает напоминать, что Соединенные Штаты воюют на Ближнем Востоке уже почти двадцать лет и что Дональд Трамп обещал прекратить американское участие в конфликтах в этом регионе и ни в коем случае не начинать новых. «Отчасти поэтому он и был избран президентом», — часто повторяет Карлсон. Однако, по его мнению, барабаны войны звучат в Вашингтоне все громче и «окопавшиеся в Белом Доме безумные неоконы» делают все, чтобы американские военнослужащие продолжали умирать в тысячах миль от дома.

Такер Карлсон в компании сенатора Рэнда Пола перед началом эфира на Fox News. Февраль 2017 г.

21 июня Такер Карлсон начал свою передачу с таких слов: «Всего двадцать четыре часа назад наша страна стояла на грани катаклизма. После недель медленного нагнетания напряженности и без единого голосования в Конгрессе Соединенные Штаты оказались в минутах от войны с Ираном». И далее: «Ракетно-бомбовые удары привели бы к более широкому конфликту с Ираном. В этом, конечно, и состояла цель. Вашингтонские политики жаждут войны. Вчерашняя атака должна была стать первой падающей фишкой домино. В последнюю минуту президент нарушил их планы. И за это его подвергли обструкции».

Следующие пять минут передачи были посвящены советнику президента по национальной безопасности Джону Болтону, которого Такер считает главным пропонентом нападения на Иран. Карлсон напомнил зрителям о том, что советник в свое время поддерживал вторжения в Ирак и Ливию, а также призывал к атаке на Сирию. При этом Болтон всякий раз отрицал, что все эти авантюры привели к катастрофическим последствиям.

Ведущий не скрывал своего отвращения к политику: «Болтон подобен вашингтонскому ленточному червю. Сколько ни старайся, избавиться от него невозможно. Он живет вечно в теле федеральных ведомств, время от времени проявляясь снова, чтобы принести боль и страдания. Но вот что важно. Он никогда не страдает сам. Его жизнь — это вся суть Вашингтона. Втягивание страны в легко предсказуемые катастрофы снова и снова, отрицание собственной ответственности и затем требование “продолжения банкета” — вот каков жизненный цикл Джона Болтона. В промежутках между периодами работы на Белый Дом он получает “жирные” посты в мозговых центрах, высокие гонорары за публичные лекции и контракты с телеканалами. Война может быть бедствием для Америки, но для Джона Болтона и его друзей-неоконов война — это всегда выгодный бизнес».

Бескомпромиссность позиции Такера Карлсона натолкнула американские СМИ на мысль, что именно ведущий Fox News в частном разговоре убедил Трампа отказаться от атаки на Исламскую Республику. Сначала, 19 июня, со ссылкой на свои источники в Белом Доме об этом сообщило издание The Daily Beast. Затем, уже 20 июня, новость появилась на страницах The New York Times, откуда, как водится, была перенесена в российское информационное поле.

Такер Карлсон берет интервью у президента США Дональда Трампа в Детройте в музее фирмы «Форд», расположенном в аэропорту Уиллоу Ран. Март 2017 г.

Все как-то очень быстро поверили в то, что президент прислушался к своему любимому ведущему и сразу же отменил приказ, согласованный с администрацией и генералами. Мол, ну а что еще взять с «непредсказуемого» президента? Он узнает о происходящем в мире из своих любимых телешоу, часто меняет свои решения и не в грош не ставит профессионалов своего дела. И вроде как все сходится — Трамп отдает приказ, затем неожиданно его отменяет, в то время как Карлсон каждый день твердит с экрана о недопустимости войны.

Бинго, так все и было!

Хочется спросить тех, кто придумал эту историю и всех, кто принял ее за чистую монету: а что если бы президенту после Карлсона позвонил Шон Хэннети, который с пеной рта требовал «разбомбить аятолл»?

В действительности решение не дать втянуть Соединенные Штаты в очередную войну, несмотря на давление со стороны союзников и советников, зрело у Трампа достаточно давно. Несмотря на жесткую риторику в отношении Тегерана, президент помнил о своем обещании, данном в ходе предвыборной кампании. Он вышел из ядерной сделки и постарался максимально осложнить жизнь иранскому режиму с помощью санкций, но время от времени подавал сигналы о готовности вести переговоры с Исламской Республикой. Кроме того, он очень хорошо понимал, что начало войны может поставить крест на его переизбрании в 2020 году.

18 июня, еще до того, как был сбит американский беспилотник, Трамп в интервью журналу Time назвал взрывы танкеров в Оманском заливе (во них обвиняют Иран) «очень незначительными инцидентами», прямо противореча оценкам госсекретаря и советника по национальной безопасности. Тогда же в прессе появились сообщения, что президент недоволен попытками своих подчиненных подтолкнуть его к военной акции в отношении Ирана. То есть никакой спонтанности в решении хозяина Белого Дома не было. Видимо, он выбирал подходящий момент, чтобы поставить в тупик ястребов из своего окружения, что и создало ощущение колебаний, но окончательный приказ поставил если не точку, то жирную запятую в нынешней фазе американо-иранского противостояния. И понятно, почему отказ от нанесения удара был максимально публичным и почему рассказ о его причинах был столь подробным, пусть, возможно, и слегка приукрашенным — необходимо было озвучить политическую позицию.

Давление на Иран — да. Война с ним — нет.

Такер Карлсон в компании советника Трампа Роджера Стоуна и молодых активистов из организации «Гордые парни» в студии Fox News. Май 2018 г.

Но хотя версия о том, что Такер Карлсон в последний момент отговорил Дональда Трампа от нанесения ракетно-бомбового удара, явно не выдерживает критики, все-таки значимость звезды Fox News недооценивать нельзя. Практически все сотрудники телеканала относятся к президенту с той или иной степенью лояльности. Некоторые очень ему преданы. Но лишь о Карлсоне можно сказать, что он, как медийная персона, олицетворяет собой политику нынешнего хозяина Белого Дома.

Уже упомянутые Шон Хэннети и Лора Инграм готовы поддержать Трампа во всем, но каждый из них рисует для зрителей какого-то своего президента. Иногда они просто не угадывают следующий ход главы государства. Поэтому, защищая его от нападок политических противников, они все чаще атакуют этих противников (иногда в стиле «на себя посмотрите!») вместо того, чтобы разъяснять логику действий Дональда Трампа. Для Инграм достаточно того, что хозяин Белого Дома снизил налоги и провел в Верховный Суд США консервативных судей. Хэннети жаждет кары для организаторов заговора против президента, в основном потому, что он сам чуть не стал фигурантом «русского дела». Оба они приветствуют экономические успехи американского лидера и солидарны с ним по вопросу нелегальной иммиграции, но не могут составить общей картины происходящего. Они любят Трампа, но не до конца понимают трампизм.

Совсем другое дело Такер Карлсон. Он принципиальный нон-интервенционист. Он не верит в «русскую угрозу», зато, как и президент, очень хорошо понимает, в каком принципиальном поединке сошлись США и Китай. Как и многие консерваторы, он критикует большие цифровые компании, но только он верно называет мотивацию «капитанов интернет-бизнеса» — стремление к вненациональной глобальной власти. «Вашингтонское болото» для него — не просто какие-то «неправильные» республиканцы или демократы, а политики и бюрократы, полностью лояльные «глобальному начальству» в лице транснациональных корпораций, союзнических лобби и либеральной финансовой олигархии.

Такер отчетливо видит угрозу разрушения американского общества. Для него радикальный феминизм, «моральная правота» меньшинств, открытые границы государства, жесткое регулирование допустимых высказываний в университетских кампусах и постоянное участие США в чужих войнах — это не просто пункты программы его политических оппонентов, а агрессивные действия враждебных сил, направленные против его образа жизни.

Карлсон очень часто поднимает в своих передачах темы, которые не решаются или не в состоянии обсуждать другие ведущие. Так, он посвятил серию программ упадку института отцовства и снижению качества жизни мужчин в США. Он показал, что постоянные обвинения белых американцев в расизме, а гетеросексуальных мужчин в «токсичной маскулинности» являются частью целенаправленной кампании по разрушению национального государства. В экономических вопросах он не является правым ортодоксом и поэтому, в отличие от многих своих коллег, прекрасно понимает, зачем Соединенным Штатам нужен протекционизм. Более того, он считает современную версию рыночного капитализма не хозяйственно-экономической системой, а некой формой насаждаемой псевдо-религии для оправдания разрушения жизни людей в угоду элитам.

В январе 2019 года он произнес в эфире Fox News монолог, который произвел впечатление даже на левых. В частности, он сказал: «Нашим лидерам нет до нас дела. Нами правят наемники, которые не чувствуют долгосрочных обязательств перед народом, которым правят. Они подобны торговцам с колес и внештатным учителям. Они просто проезжают мимо… Они не могут решить наши проблемы. Они даже не стараются их понять. И вот вам самая большая ложь нашего времени. Наши лидеры говорят нам, что вы можете отделить экономику от всего остального, что имеет для вас значение. Экономика — тема общественного обсуждения. А семья, вера и культура — это личные вопросы. В это верят обе наши партии. Между тем культура и экономика неразрывно связаны. Некоторые экономические системы позволяют семьям процветать. Процветающие семьи делают возможной рыночную экономику. Вы не можете разделить два явления. Раньше это можно было отрицать. Но не теперь, когда это стало очевидным».

И далее: «Рыночный капитализм — это инструмент, как степлер или тостер. Нужно быть дураком, чтобы поклоняться ему. Наша система была создана людьми для блага людей. Мы существуем не для того, чтобы обслуживать рынки. Все как раз наоборот. Любая экономическая система, которая ослабляет и разрушает семьи, не имеет права на существование».

Можно смело назвать эту речь манифестом современного национал-популизма с поправкой на аудиторию. Если бывший советник президента Стивен Бэннон формулирует эту идеологию в масштабах всего мира (говоря о глобальных цепочках снабжения, основах национального гражданского общества и реиндустриализации) и наставляет политиков и предпринимателей, то Карлсон разъясняет ее значение для простых людей.

Такер — представитель той части населения, которою Фарид Закария назвал «испуганными и разозленными белыми мужчинами». Ясно, что Закария своим термином пытался подчеркнуть расовую и гендерную принадлежность тех, кто взбунтовался против «торговцев с колес». Но в действительности ни пол, ни цвет кожи тут не при чем. Речь идет о тех, кто составляет основу традиционного индустриализированного общества. Общества гражданского, обладающего своими ценностями и представлениями о достойной жизни.

По мнению Закарии, Фукуямы и иже с ними, это общество подвергается эрозии из-за внедрения новых технологий (цифровизация, роботизация, биотехнологии и т.п.), а также свободного перемещения товаров, услуг и рабочей силы. Бэннон и Карлсон полагают, что разрушение происходит из-за невозможности воспользоваться этими новыми технологиями для национального развития и общественного благополучия, а движение товаров и рабочей силы выстроено таким образом, что от него выигрывает только глобальная элита.

Вдобавок к общим для популистам «страхам» у Такера Карлсона присутствует отчетливая фобия войны. Никакой вооруженный конфликт вдалеке от Соединенных Штатов, по его мнению, не стоит ни ресурсов, на него потраченных, ни, тем более, потерянных на нем жизней американцев. Да и любых жизней вообще. У людей достаточно забот, чтобы не отвлекаться на опасные и бессмысленные мероприятия, пропагандируемые неоконами.

Необычные для представителя современных американских медиа убеждения Карлсона сложились в ходе довольно длительной эволюции. Он начал свою карьеру на телевидении в 2000-м на CNN. Затем работал на MSNBC. Любопытный факт. Одну из главных сегодняшних звезд канала, радикальную феминистку и ЛГБТ-активистку Рэйчел Мэдоу, раскрутил именно Карлсон. Он часто приглашал ее на эфиры MSNBC, чтобы поспорить на самые разные темы. Со временем Мэдоу предложили постоянный контракт ведущей. С 2009 года Такер работает на Fox News. В 2010 году его позвали возглавить редактору околополитического таблоида The Daily Caller, и он до сих пор совмещает работу в издании и на телевидении.

В 2007-08 годах Карлсон был большим фанатом Рона Пола и даже участвовал в его предвыборных мероприятиях. В то время он был скорее либертарианцем. Такер сдружился с сыном своего тогдашнего кумира, Рэндом Полом, и внимательно следил за его избирательной кампанией в Сенат в 2010 году. По протекции отца и сына Полов он поступил на работу в либертарианский мозговой центр Институт Катона. Надолго он там не задержался, но время, проведенное в среде убежденных нон-интервенционистов, сказалось его на убеждениях.

По-настоящему известным Карлсон стал в 2016 году. Он оказался в правильном месте в правильное время. С телеканала ушли Билл О’Райли и Меган Келли. Дональд Трамп был избран президентом США. Новое вечернее шоу Tucker Carlson Tonight было обречено на успех. Кстати, любимым ведущим хозяина Белого Дома он все-таки не стал. Трамп больше всего любит утреннюю программу Fox and Friends, очень хорошо относится к Шону Хэннети и Лоре Инграм. О Такере Дональд узнал лишь в начале 2017 года, когда тот после долгих усилий все-таки сумел попасть в президентский пул и взять у него интервью. Чуть позже он стал активно общаться по работе, а затем и в дружеской обстановке с помощником Трампа Роджером Стоуном. Именно тогда и произошло окончательное формирование его мировоззрения.

Можно с уверенностью сказать, что Такер Карлсон сейчас находится на пике своей карьеры. Его особую позицию, несомненно, заметили. Сложно сказать, действительно ли телеведущий разговаривал с Трампом накануне принятия решения об ударе по Ирану, но вице-президент Института Катона Джин Хили, прочтя историю в The Daily Beast, немедленно отреагировал на нее, написав в своем твиттере: «Такера Карлсона — в помощники по нацбезопасности!» С ним согласился обозреватель The Washington Examiner Джек Хантер: «Время покажет, сколько влияния осталось у Болтона, но Хили прав. Такер Карлсон был бы значительно лучшим советником по национальной безопасности президента Трампа, чем кто-либо, могущий претендовать на эту роль в настоящее время».

Конечно, в профессиональной жизни Карлсона могут произойти «неожиданные» перемены к худшему. Вряд ли вашингтонские ястребы простят ему и яростную критику, и полученную в результате недавнего отказа Трампа от начала войны известность. Могут поставить ему подножку и коллеги по Fox News. Влиятельные ведущие Шон Хэннети и Крис Уоллес вряд ли довольны поведением «выскочки».

И здесь в игру вступает еще один фактор. Дело в том, что Fox News стал — может быть, не для самого президента, но для республиканских политиков в Вашингтоне — своего рода неофициальным советом по нацбезопасности при Трампе. Во всяком случае, из медийных фигур этого консервативного канала явно формируется подобие мозгового центра, потенциально способного влиять на политику Белого Дома. Стоит отметить, что ни CNN, ни MSNBC при Обаме даже не мечтали о такой роли. А когда речь идет о влиянии на верхние эшелоны власти, могут быть задействованы весьма могущественные силы. Одно дело, когда популярный ведущий рассуждает о прогнивших элитах, совсем другое — когда ему приписывается слава человека, отменившего войну с Ираном.

Спасти Карлсона от расправы (вариантов тут много — от изменения выхода времени передачи в эфир до самой грязной подставы) может, пожалуй, только сам президент.

В ближайшее время мы узнаем, сохранится ли у трамповского нон-интервенционизма свой голос на самом большом по аудитории американском кабельном канале. Но на месте главы штаба по переизбранию Трампа я бы сделал все, чтобы программы Такера Карлсона по-прежнему выходили в эфир.

Писатель, политолог, публицист, специалист по современным США

Похожие материалы

Ситуация вокруг выборов в Московскую городскую думу вызывает традиционные для российской политики...

Произошло «раздвоение Апокалипсиса»: на тот, что должен совершиться по воле Бога, и другой, который...

Согласно Эдуарду Маркаряну, общество - это постоянно меняющийся феномен, в котором изменения,...