Кирилл Бенедиктов

Санкциями нас пугали долго, и вот, наконец, Запад ввел секторальные санкции против российских банков, оборонных и сырьевых компаний. В ответ Кремль ввел «контр-санкции» на импорт продовольствия из США и стран ЕС. Представим себе, что эта кризисная ситуация не только не рассосалась сама по себе, но и продолжает развиваться по нарастающей. Какие сценарии для России и Запада Вы считаете наиболее вероятными, а какие – совсем нереалистичными?

Олег Дивов

А нарастать дальше некуда, все самое интересное на ближайшие три-четыре года уже случилось. Есть некий предел, шагнуть за который сейчас не рискнут ни ЕС ни Россия, даже если предположить, что риторика взаимных упреков сохранится. Медведев неспроста припугнул международную общественность перекрытием транзитных коридоров. Это уже распальцовка за гранью приличий — и это, хочется надеяться, все стороны отлично понимают. Но в теории Россия такое сделать может, и ничего страшного с ней не произойдет. А Европа будет платить за газ. Россия вообще может сделать очень больно сразу всем, и ничего смертельного для нее не случится. А газовые денежки будут капать и капать. Вопрос в том — как долго. Приближается точка бифуркации: либо Европа волевым усилием назначит Россию новым центром силы на континенте — и настанет тут полное благорастворение воздухов; либо нас вычеркнут, несмотря на все издержки — и настанут сумерки. Так вот, оба этих сценария кажутся мне нереальными. А будет долгая и нудная торговля за каждую мелочь, и в итоге никакого принципиально нового паневропейского миропорядка, никаких новых интересных смыслов. А жаль. Потому что ситуация медленного гниения, в которой мы все сейчас застряли, это форменный цивилизационный тупик. Чтобы выйти из него, надо развернуться куда-то в другую сторону. И тащить за собой всех, кто готов. Нет, не в сторону Востока, ближнего ли, дальнего… В сторону здравого смысла.

Кирилл Бенедиктов

Одну из первых западных книг о послереволюционной России написал знаменитый английский фантаст Герберт Уэллс. Это «Россия во мгле». Что бы написал о России после нынешней «войны санкций» современный западный фантаст, посетив Москву в 2017 году?

Олег Дивов

Лично мне кажется, что в 2017-м еще ничего понятно не будет. Ну, увидит Уэллс столицу, где прилавки ломятся от казахской говядины и «голландского сыра» из Беларуси — и что?

Кирилл Бенедиктов

Возможна ли в наше время успешная модель развития государства, ушедшего в добровольную или вынужденную изоляцию?

Олег Дивов

Запросто. Посмотрите на США, которые находятся в такой добровольной изоляции уже давным-давно. Это изоляция на уровне смыслов — но смыслы определяют всё. Проблема в том, что такая схема развития всегда экстенсивна, просто она свернута в ленту Мёбиуса и потому может казаться интенсивной — ан нет. Время от времени ленту надо рвать, чтобы напитаться новыми позитивными смыслами из внешнего мира. Иначе тебя проткнут снаружи, и ты получишь уже негативные смыслы, да еще путем болезненной инъекции, «боингами» по башням. Америке давно пора снова открываться. Она не готова. Или боится. Или не понимает. Открылся-закрылся — естественный цикл. Полной изоляции не бывает вообще. Россия начала 19 века была очень закрытым государством, только вся аристократия шпарила по-французски.

Кирилл Бенедиктов

О готовности наполнить пострадавший от санкций и контр-санкций российский рынок уже заявили Бразилия, Аргентина, Чили и другие страны Латинской Америки. Радостно подсчитывает будущие барыши от увеличения поставок в Россию своей сельхозпродукции братская Белоруссия. Возможно ли, на Ваш взгляд, что санкции Запада приведут не к тому результату, на который надеялись в Вашингтоне и Брюсселе, а к изменению торгово-экономического баланса между Россией и странами «третьего мира»? Каковы будут последствия санкций для укрепления отношений между странами БРИКС?

Олег Дивов

Меня смущает термин «братская» применительно к Беларуси (братсикх государств вообще не бывает), но это уже личная проблема автора вопроса… А по сути — должно быть именно так, как вы сказали. Чего там Минск, вон Астана вообще на ушах стоит от радости. Ну и российские аграрии открытым текстом говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло…» Временами закрадывается подозрение, что Москва отыгрывает нынешний «антисанкционный» сценарий с нескрываемым наслаждением, что она была к нему давно готова, но не могла найти повода. Разумеется, в ходе реализации сценария будет допущено множество ошибок по причине коррупции, разгильдяйства и идиотизма (именно в такой последовательности). Но в целом это все более чем реально. В ЕС должны понимать, что «санкции на год» чушь собачья, ведь если на место европейцев плотно влезут другие импортеры, то уже через год вернуться на российский рынок будет очень трудно: вряд ли поможет даже откровенный демпинг. У России внешнюю политику успешно заменяет внешняя торговля. Когда уяснишь себе этот тезис — многое становится ясно до абсолютной прозрачности. Мы разворачиваемся — и по мере сил предлагаем новые возможности для всех, кто вместе с нами готов выходить из тупика.

Кирилл Бенедиктов

Как отразится на состоянии умов молодого поколения, привыкшего жить в окружении бытовых технических чудес, возможная изоляция России от мира высоких технологий?

Олег Дивов

А как вы видите такую изоляцию, ну вот каким образом? И что вы понимаете под миром высоких технологий? Ну, будем мы клепать для себя айфоны в Китае под брендом «Электроника» — и чего? Переход от нынешнего «интернета вещей» к будущему «интернету всего на свете» тоже запросто делается внутри отдельно взятой страны. Просто потому что это удобно. Наконец, я более-менее представляю, как закроется завод «Шелл» в Торжке, как заправки «Би-Пи» вдоль трассы М-10 поменяют вывеску на «М-10», но совсем не вижу, как закроется завод экскаваторов «Хитачи» в промышленном кластере Твери.

Отвечает

Похожие материалы

Я не жду не только концептуальных перемен во внешней политике Соединенных Штатов, я не жду и...

Нам, архитекторам, проще работать с теми регионами, где желание развития территорий исходит от мэра...

На нерасчленённую целостность «религия-искусство-философия» можно, ведь, смотреть и с точки зрения...