Интеллигенция как мыслящее сословие, объединенное общею совестью (в понимании русской классики — насквозь христианском, православном), начала путь в ничто, едва русская интеллигенция стала советской.

Вытащи камень веры из основания — и здание обрушится.

Да и зачем интеллектуалу особенная совестливость? Он собственными мозгами зарабатывает на хлеб себе и ближним, для чего ему дополнительная (и больше того, личная!) ответственность за судьбы народа и страны? 

И потом, про какой народ идет речь и про какую страну? Интеллектуал — всегда космополит и гражданин мира. А еще он непременно исповедует либеральные воззрения  той или иной степени отягощения — от традиционных до сверхновых. И обеими составляющими (космополитизм и либерализм) весьма гордится, полагая всех, кто думает иначе, слабомыслящими.

К несчастью, либеральные воззрения в России традиционно носят характер партийной обязаловки. «»Если ты не с нами, так ты подлец!» — лозунг нынешних русских либералов. Держась такого принципа, наши либералы предписывают русскому обществу разом отречься от всего, во что оно верило и что срослось с его природой. Отвергайте авторитеты, не стремитесь к никаким идеалам, не имейте никакой религии (кроме тетрадок Фейербаха и Бюхнера), не стесняйтесь никакими нравственными обязательствами, смейтесь над браком, над симпатиями, над духовной чистотой, а не то вы «подлец»! Если вы обидитесь, что вас назовут подлецом, ну, так вдобавок вы еще «тупоумный глупец и дрянной пошляк»», — писал в 1862-й году Николай Лесков в статье «Деспотизм либералов».

Прошло сто пятьдесят лет, а картина все та же: если не разделяешь воззрений коллективного шендеровича, слыть тебе исключительно злобным тупым уродом. Однако у российского общества на этот вид порчи уже выработался известный иммунитет, поэтому в дело идут новые методы борьбы за умы. Теперь мало лгать на отечественную историю, выискивая в ней одни лишь горестные и печальные страницы и выставляя их не всеобщее обозрение: теперь русскую историю нужно исподволь переписывать.

Переписыванием занялся известный литератор Борис Акунин. Профессиональный разбор первого тома его сочинения «История российского государства» дал Михаил Соломатин, который заметил: «Сумма неточностей в «Истории российского государства» превышает допустимую для научного или даже научно-популярного труда величину в десятки раз, превращая сочинение Акунина в своего рода кунсткамеру ошибок и заблуждений». 

Однако ж тираж нешуточный! И заблуждения, ошибки, а то и прямое очернительство лезут из всех щелей! Только ленивый не рыдал, промокая рукавами глаза, над фантасмагорической общностью «русославян», что вылезли из-под сумеречных еловых лап и наполнили мир особенным взглядом на мир и человеков. 

И впрямь, что там под лапами-то? Гниль одна и грибы.

Один шаг до блистательного утверждения украинского писателя, приобретшего некоторую известность публикациями на русском языке: украинский язык, мол, это европейский славянский язык, тогда как русский — азиатский славянский язык.

Меня от этого сообщения с трудом привели в чувство домашние, но ведь оно пошло в массы?..

Юлия Латынина также поражает умом и сообразительностью. Уж не одну статью она посвятила «разоблачениям» русского цивилизационного наследия. У нее «русская культура стала великой, когда Россия стала Европой». Понятно, что тут каждый грамотный человек слезьми обливается, ведь он что-нибудь да слышал про древнерусскую архитектуру, древнерусскую иконопись. У него, возможно, даже стоит на книжных полках 12 томов «Памятников литературы Древней Руси».

Однако Латынина в упор не видит достижений допетровской русской цивилизации. И русская история для нее один скабрезный анекдот — «с пьянством, с опричниной, с невежеством, с пляской Федьки Басманова перед царем, которому все целуют сапог, пока он рубит головы».

Допустим, с этими фантазерами еще как-то можно бороться, но либеральный форпост прирастает не только подзаборными шавками, но и идеологами.

У меня есть друг по Фейсбуку, украинец, который исправно снабжает меня ссылками на наших либералов. Оттуда я и узнаю, как все у нас ужасно, что завтра мы все умрем и как нужно грамотно сложить руки и лечь во гроб.

По большей части, его ссылки не стоят выеденного яйца и уж тем более моего внимания. Но одна из присланных ссылок заставила меня яростно метаться по избе.

Речь идет о статье Игоря Григорьевича Яковенко — культуролога, историка культуры, политолога, доктора философских наук, профессора РГГУ. Он написал захватывающий материал под названием «Что делать?».

Это материал, который я бы отнесла к третьей волне мобилизационной войны против России. С простодушной прямотой, которая маскируется под ученую невинность, Яковенко пишет о необходимости уничтожения русского цивилизационного кода. Основные положения его программных тезисов следующие:

1) отказ от чтения русских сказок, которые суть негодный для западноориентированного общества цивилизационный импринтинг;

2) отказ от изучения русской классической литературы (сокращение учебных часов, сокращение изучаемого материала), которая воспроизводит «неконкурентный» цивилизационный импринтинг; 

3) отказ от преимущественного изучения русского языка (сокращение часов в пользу английского!), потому что «Россия сходит с исторической арены».

Эта статья реально показывает, с чем в самое ближайшее время и самым решительным образом нам предстоит бороться, потому что уже написана «Стратегия изменения. Уровень работы с детьми и молодежью». Это не только оплевывание отечественной  истории, не просто ее злонамеренная фальсификация, но реальный план работы по уничтожению русского цивилизационного кода — под красивыми и бессмысленными лозунгами глобализации и модернизации. «Эффективная работа с ментальностью», которой мы должны противостоять всем миром, потому что здесь уже речь не о вольномыслии, но о судьбе России.  Автор совершенно не стесняется и напрямую ставит целью «выход из гетто русского языка», потому что наша цивилизация в его глазах — проиграла.

Однако декларации все-таки значительно отличаются от реальности.

Предполагалось, что в глобализованном мире, объединенном скрепами общечеловеческих ценностей (вот где высочайший уровень абстракции!), национальные культуры будут последовательно нивелироваться. Победить (или задать тон, или доминировать) может только одна культурная система, которая и навяжет всем свой вариант этики.

Да только вряд ли! Вряд ли, господа хорошие. Мы хотим быть русскими, мы хотим беречь родные пепелища, и дым Отечества нам сладок и приятен.

Филолог-русист, специалист по древнерусской литературе и по по древнерусскому языку, критик и культуролог

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...