Многостаночный Дмитрий Быков написал очередную программную статью. К счастью, это не бесконечное тесто его последних сатирических стихотворений, модно написанных без разбития на строфы — одним потоком, как прозаический текст. Поэтому есть о чем говорить предметно, хотя поэт привычно лепит штампы и клише всюду, куда дотянется. Как дети лепят в формочках куличики из песка.

Собственно, вход в песочницу начинается с прямо с заголовка. «Дикость нескончаемых девяностых и массовый гипноз России». Куда ж без гипноза-то? Гипноз (aka «зомбирование») должен присутствовать. Первая строка тоже вызывает зевоту и настраивает на минорный лад. «О том, что вернулись девяностые, пишут даже провластные агитаторы вроде Ульяны Скойбеды, и не сказать, чтобы им это сильно нравилось». Знамо дело, если человек оппонирует «Эху Москвы» и «Дождю», то он сразу не журналист, не публицист и не колумнист, а «провластный агитатор», кто же еще. Как в свое время дразнил Владимир Семенович советских спортивных комментаторов «канадскими профессионалами», так теперь «эхомосковцев» можно сходу узнавать по «гипнозу» и «провластным агитаторам». Хотя сами они по факту являются давным-давно «вашингтонскими пропагандистами» (что легко показать, давая замечания госдепа в пандан с текстами на сайте «Эха»), но предпочитают именоваться поэтами, писателями, сатириками и проч. Что ж, их право. Ничего от самоназвания не меняется ведь. 

И можно было бы после первой же строки спокойно закрыть статью Быкова со словами «ну, все понятно», если бы не вторая строка: «Сказать, чтобы мне это сильно нравилось, тоже нельзя, но и шока большого нет. Они ведь никуда не уходили». Вот это, что называется, оп-па. Приехали. Да как же так? В тысячах статей наши западники говорили нам, что девяностые — годы трудные, но счастливые. Годы надежды. Бурное время становления, когда через тернии двигались к звездам на полосатом флаге. Словно бабочки летели на свет в конце тоннеля, а он оказался адским пламенем в глазах темнейшего властелина — Путина В. В. И вдруг сразу две посылки. Во-первых, ничего хорошего, по мнению Д. Быкова, в девяностых нет и не было, во-вторых, эти годы никуда и не уходили. Если никуда не уходили, то о чем тогда постоянный либеральный плач? Если в них и не было ничего хорошего, то как же тогда расценивать деятельность младореформаторов и лично Гайдара Е. Т.? «Контрреволюционные вещи говорите».

Дальше — больше. Коротко лягнул поэт самого (!) дедушку. Вот в этом пассаже: «Оптимистические заявления Путина в Китае никого не обманывают. Ему положено так говорить, тем более на встрече АТЭС. Ельцин тоже много чего говорил, и никто не верил». 

Откуда эти странные ноты? К чему они тут? О чем нам в коротком тексте пытается сказать поэт-буревестник сквозь всех этих «провластных агитаторов» и «платных пропагандистов», которыми, точно ватными тампонами в кабинете стоматолога, забит весь его рот?

Посыл материала элементарен. Туман путинского благополучия рассеивается вместе с путинской же стабильностью. Суровые годы настали (они и не уходили, сосбственно, однако манипуляторы из Кремля гипнотизировали народ сказками о величии). Это время, когда ни на какую власть не приходится рассчитывать — только на себя. И — самое главное, цитирую: «На реальные, а не выдуманные опасности – выдуманных-то нам тут показали достаточно – Россия всегда отвечает одним: мощной горизонтальной взаимопомощью.

Без нее бы тут не выжить». 

Позвольте, но к кому обращен этот котолеопольдовский спич? Не к соратникам, ясен пень. С ними-то и так ведь взаимопомощь должна быть. Нет, тут шире всё. «Ребята, скоро грядет полное обрушение, давайте жить дружно» — это для народа, для простых «крымнашистов».

Быков пишет:

«Время массовых гипнозов кончилось, никаким Крымом его не удержать – а если бы не Крым, думаю, массовое разочарование в перспективах закрытого общества сказалось бы уже летом. Мы ведь и Советский Союз помним, и знаем, что внешняя экспансия никогда еще не решала внутренних проблем».

И далее:

«Это значит, что опять надо подобраться и верить только себе, и не искать внутренних врагов среди тех, кто смотрит на вещи трезво. Как-никак при всех минусах девяностых в них наличествовал один безусловный плюс: в экстремальных обстоятельствах российское население не раскалывается, а солидаризируется».

Напоминает анекдот о партизане-предателе, жрущим борщ: «Мужики, вы чо, обиделись, что ли?». Чуйка подсказывает поэту: грядут, мягко говоря, непростые времена. И теперь он милостиво готов протянуть руку тем, кто выходил на Поклонную (Быков, если кто не помнит, называл ее «быдлодромом»). Полностью переобуваться пока рановато: кто знает, как оно дальше обернется, мало ли. Точка бифуркации. Но жест в сторону пора бы сделать.

И Быков его делает. Весьма неуклюже, надо сказать. Потому что он из тех, кто ничего не понял и ничему не научился. Не зря Быков апеллирует к советскому опыту. Тогда ширнармассы действительно сочувствовали диссидентам и не верили официальной прессе. Но после девяностых и нулевых, после Болотной все изменилось. Кардинально.

Люди действительно воспринимают события на Украине как «внешнюю экспансию». Это правда. Как американскую внешнюю экспансию. Югославия, Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия… Но теперь с подачи Вашингтона убивают русских. Что особо подло — русские же. И впервые политики России — пока робко и неумело, с поправкой на все наши слабости — пытаются русских защитить. Наивная такая правда, как в фильме «Брат-2»: Израиль защищает евреев, США — американцев и союзников, а Россия должна защищать русских. А свои границы, большевиками нарисованые, засуньте себе в томики ваших стихов вместо закладки.

Молоко пролито. Выбор сделан. Для всех. С кем солидаризироваться? С теми, кто вышагивал по Москве под жовто-блакитными, кто кричал «Слава Украине»? Кто плевал в лицо простым людям годами? Кто чуть не на коленях вымаливал у Запада те самые санкции с воплями «чем хуже, тем лучше»? Не-а, не выйдет.

Творческая тусовочка не осознала пока, что между ней и Россией де-факто состоялся развод. Нет больше никаких связей. Граждане мира, поэты Вселенной, музыканты Универсума — да кто угодно. Пляшите, пишите, делайте что хотите. Какое это имеет отношение к нам? К России? Никакого. Интерес к заявлением Быкова сотоварищи есть всего лишь по двум пунктам: 

1.     Их активно использует Запад, продавая своим гражданам в качестве мнения лидеров российского гражданского общества.

2.     У нас до сих пор практически нет своей национальной творческой элиты. А она нужна сейчас необыкновенно. Именно потому, что такие времена настают. Но возвращать поэтовигражданинов, писанных с маленьких букв, на пустующее место — себе дороже. Проехали.

публицист

Похожие материалы

Когда новогодние каникулы проходят, мы как раз начинаем думать, как избавиться от елки. Суровые...

Светлая Вам память, Анатолий Иванович! Вы были честным и идейным человеком, советским патриотом и...

В обществе возникает волнение, некоторые осмеливаются задавать вопросы. И в этом смысле понятно...