Русская Idea: Некоторое время назад мы опубликовали статью о будущем городов, написанную в жанре утопии политолога, урбаниста, участника сообщества «Живые города» Сергея Журавлева. Сейчас в разгаре форум этого сообщества, завтра будет архитектурная секция. Каковы вообще его цели, какое будущее ждет наши города, с точки зрения тех, кто ратует за организацию жизни городов на принципах прямой демократии, практик соучастия и горизонтальных сетей? В условиях, когда политические ставки, тем более крупные, в этом мире становятся, с одной стороны, все более рискованными, с другой стороны – все более предсказуемыми и управляемыми, будущее – за теми, кто сможет предложить, а затем – и навязать свое видение культурных норм локальным сообществам.

 

***

От организаторов: В России урбанистика — явление молодое. Около 15 лет назад всего несколько организаций, таких, как ВШЭ и институт “Стрелка”, задавали повестку в благоустройстве городских пространств, офисов и жилых помещений. Со временем число игроков существенно выросло, в том числе подключились и правительственные организации. Интересно, что вектор формирования трендов в урбанистике за все это время сохранился неизменным:  изучение зарубежных кейсов — подражание оригиналу в Москве — транслирование опыта в регионы. Однако сейчас  начала прорастать и местная идентичность. В стране уже есть такие территории,  как Татарстан, где городская среда проявляет серьезные компетенции специалистов. Сегодня опыт Казани впору перенимать обратно не только Первопрестольной, но и Европе-матушке.

Что и за чей счет реально сегодня делать на местах? Нужен ли кому-то генплан вместе с его преемником мастер-планом?  И что это за  движение “Живые города”, которое уже не первый год затевает системную работу с регионами? Об этом мы поговорили с архитектором «Архитектурного бюро Асадова» Никитой Асадовым.

Расписание Дня “Development 2.0” 2 июля 2020 года.

 

Павел Маковецкий

Никита, вы не первый год работаете с регионами. В арсенале вашего бюро — широкая география реализованных проектов. Это и конгресс-центр в Стрельне (С.-Петербург), Музыкальный театр (Калининград), гольф-курорт (Геленджик), застройка площади Тверской заставы, Центральное ядро и офисный центр в ММДЦ «Москва-СИТИ» (Москва), комплекс «НовоСити» (Новороссийск), резиденция Сбербанка (Ростов-на-Дону), Главпочтамт (Ханты-Мансийск) и многое другое. С чего, на ваш взгляд, начинается развитие в городах? 

 

Никита Асадов:

-Городское развитие всегда начинается с лидера, а не только с финансов, как может показаться на первый взгляд. Вспомните 90-е годы. Денег тогда в России было достаточно, а вот организации всех процессов не хватало.

Для развития территорий важно в первую очередь желание на самых разных уровнях. Нам, архитекторам, проще работать с теми регионами, где это желание исходит от мэра или губернатора. Сейчас складывается уникальный момент, когда тема благоустройства и развития территорий становится ключевой и является одним из главных показателей эффективности работы губернаторов. Но это не исключает того, что в некоторых городах инициатива вполне может исходить от бизнеса, либо от общественных организаций. Люди понимают, что важно развивать место, где они живут, и начинают в это инвестировать. Вопрос в масштабе. Понятно, что крупные проекты развития городских территорий проще делать, когда есть федеральная или региональная поддержка.

 

Павел Маковецкий:

-Как сегодня поменялась расстановка сил в урбанистике? Есть ли явные фавориты, с чьим мнением считаются все? 

 

Никита Асадов:

-Институты, которые стояли у истоков, по-прежнему сохраняют  серьезные компетенции. Я говорю о Стрелке и  Высшей школе экономики. Но появляются и те, кто напрямую работает с городскими  проектами, например, Агентство стратегического развития “ЦЕНТР” Сергея Георгиевского, ДОМ.РФ и другие.

 

Павел Маковецкий:

-Сегодня, когда говорят о развитии территории, многое сводится к понятиям  генплана и мастер-плана. В чем их отличие и насколько это работающие инструменты в принципе?

 

Никита Асадов:

-Сейчас генплан, к сожалению, оброс большим количеством неудобных, тормозящих процесс инструментов, с которыми сложно работать, если ты хочешь достичь понятного результата в сжатые сроки. Это какая-то отдельная сущность, которая не соотносится с реальностью. Она больше про землепользование, про то, что можно и нельзя делать на конкретных участках земли, и в меньшей степени про идейную составляющую и целеполагание, понятные для всех. Сегодня по факту не стоит задача реализовать цели, заложенные в генплане. Их вносят скорее формально. И главное, что утратил генплан, — это функционал единого для всех инструмента. На мой взгляд, большинство жителей не понимают, что это такое, зачем он нужен и какая стратегия в нем заложена.  Когда жители не понимают, как развивается их город и какие цели стоят перед территорией, возникает резонный вопрос: “А зачем же тогда все это нужно? Наверное, чтобы набить карманы.”

Мастер-план —  своеобразная  реинкарнация тех идей, которые изначально закладывались в генплан. По сути, это возвращение к генплану в его изначальном виде, как это было при Екатерине II. Тогда в документ закладывались очень конкретные и понятные идеи развития с целью реализации в ближайшие 10-20 лет, что, собственно, потом и делалось.

Мастер-план как новый инструмент еще не настолько формализован. Нет четких рекомендаций по разработке, а значит, нет сложностей, с этим связанных. В нем делается упор на связи между администрацией, жителями и бизнесом в контексте того, как им жить дальше, как им вместе развивать город.

Однако мы замечаем, что для России характерна тенденция, что любая заимствованная инициатива и позитивная практика вырождаются через  5-7 лет. Взять,  к примеру, само понятие урбанистика.  Когда оно пришло в Россию, это было новой, свежей и интересной струей развития. Уже через 5 лет пошел первый серьезный негатив. Можно долго обсуждать, с чем это связано и насколько справедливо, но совершенно точно, что новые термины вырождаются. Из-за неправильной организации работ, сомнительных схем и результатов  многие инициативы теряют первоначальный смысл. Есть вероятность, что в ближайшие пять лет мастер-план как инструмент будет использоваться продуктивно, а дальше этот документ формализуется и потеряет многие позитивные качества.

И здесь может сказаться влияние общей тенденции: сначала новым направлением стараются заниматься лучшие специалисты. А затем за реализацию берутся люди без понимания первоначальных идей: для чего, как и зачем заниматься этой работой. И у мастер-плана есть такие же шансы. Весь вопрос в том, насколько удастся сохранить первоначальный посыл и замысел, который сегодня существует.  Насколько удастся реализовать качественно хотя бы несколько проектов, чтобы показать их позитивный смысл и возможности. Тогда, условно, может сработать “эффект Зарядья”.  Сегодня, несмотря на все сложности и споры вокруг этого проекта, Зарядье — понятный и  позитивный пример, когда реагинам престижно сделать что-то не хуже, чем в Москве.

 

Павел Маковецкий:

-А как регионы могут включиться в этот процесс познания в том числе столичного опыта и применение его у себя на территориях?

 

Никита Асадов:

-Есть разные исследовательские и образовательные форматы. Вот, например, советую всем воспользоваться возможностью, которая открывается уже завтра, 2 июля на дне “Development 2.0” VII Форума Живых городов “ВРЕМЯ СОЗИДАТЕЛЕЙ” онлайн.

Форум проходит в пост-пандемический период и абсолютно не похож на другие. Он полностью открыт для доступа желающих. Все лекции будут записаны и выложены на youtube канале сообщества. Есть возможность и просто послушать разных спикеров, и деятельно поучаствовать, прокачать себя в новых направлениях. Это нечто среднее между форумом, образовательной программой и воркшопом. Ты можешь лично задать вопрос и услышать неожиданные мнения профессионалов.

Форум стартовал 20 июня с другими интегральными темами развития территорий и общества. И уже  работает не только как событие, но и как архив знаний и наработок.

Плюс у него совершенно нестандартная для форума длительность: вместо максимум недели 49 дней.

По теме “Development 2.0” мы собрали экспертов из близких нам сфер, таких, как архитектура, мастер-планирование, девелопмент и развитие территорий. Мы будем обсуждать практически завтрашний день девелопмента. Что происходит в настоящий момент, какие есть интересные и нестандартные практики и что нового появляется в этой сфере.

 

Павел Маковецкий:

-То есть собрались, обсудили, сформировали  библиотеку знаний и все? Что для вас станет ощутимым результатом Форум? 

 

Никита Асадов:

— Для меня самое главное — это плодотворный обмен  и в какой-то степени синхронизация смыслов и мнений. То есть это увеличение знаний экспертов сообщества, с одной стороны, и расширение коллективного знания через участников форума и неожиданные находки в процессе общения, с другой.  Остальные результаты — это уже побочный продукт: совместные проекты, инициативы, которые рождаются во взаимодействии, если оно будет плотным и интересным.

Я планирую участвовать и в других днях Форума Форумов, потому что мне всегда интересно наблюдать за развитием сообщества “Живые города”. В последнее время я избрал тактику случайного участия в событиях и, как правило, происходит эффект интегрального понимания самого себя  и эффект неожиданности от синхронизации разных направлений. Это для меня одно из преимуществ участия в сообществе “Живые города”.

 

Павел Маковецкий:

Вот собственно мы плавно подошли  к вопросу о сообществе. “Живые города” существуют уже седьмой год. В чем сила вашего объединения и какую пользу вы  несете в мир?

 

Никита Асадов:

-Начнем с того, что город требует комплексного творческого подхода на всех уровнях. В этом заключаются сложности и возможности.

Один из наиболее наглядных примеров физических результатов работы  сообщества для меня —  это ижевская история.  Команда Александра Старкова создала “Открытый сад” —  городское общественное пространство, в котором воплотились лучшие практики мировой урбанистики.

Но, зачастую, работа экспертов с территориями — это невидимая внешне история, потому что речь идет не только про здания и проявленную городскую среду, но и про формирование сообществ или региональных команд из активистов, представителей бизнеса и администраций.  Даже в  регионе с амбициями и серьезным бюджетом, который можно направить на эту деятельность, требуется около пяти лет, чтобы такие команды сложились. Мы как сообщество помогаем настроить каналы коммуникаций внутри муниципалитетов и фокусируемся больше на объединении лидеров, чем на  благоустройстве в виде квадратных метров плитки и других материальных вещей.

Мне кажется, что вопросы, которые сейчас обсуждаются, обрабатываются и генерируются сообществом —  это все же завтрашний день. Сейчас пока еще недостаточно сформулирован запрос на то, что предлагают “Живые города”.

Не надо далеко ходить. Возвращаемся к истории с “Открытым садом” и соучаствующим проектированием. Только весной 2020 года в России был разработан общий комплексный документ, где эти практики были упорядочены и приведены к единой методологии.

И по прежнему остается проблема, как юридически оформить эту деятельность. Не существует формы заказа соучаствующего проектирования как, допустим, разработки проектно-сметной документации или других понятных форм.

Другими словами,  “Живые города” —  это площадка для общения лидеров сообществ, питательная среда для обмена инструментами и реализации совместных проектов. Формы коммуникаций у нас  — самые разные: от Форумов и стратегических чаев до простого дружеского общения.

 

Павел Маковецкий:

-Интересна ваша интерпретация появления самого названия сообщества.

 

Никита Асадов:

-Для меня это связано с общей миссией —  оживления большого количества городов по всей стране: “1000 живых городов  к 2035-му году”. В слово “оживление” каждый эксперт вносит свой набор знаний, навыков и позиций, которыми делится в сообществе. При этом у нас есть ценностный документ —  Хартия Живых городов, который является основой объединения. Чтобы вступить в сообщество, важно подписать хартию и предложить свои 5 принципов живого города. Меня вдохновляет, что сегодня на базе сообщества мы отрабатываем механику, которая будет оказывать влияние на будущее.

______

Наш проект осуществляется на общественных началах и нуждается в помощи наших читателей. Будем благодарны за помощь проекту:

Номер банковской карты – 4817760155791159 (Сбербанк)

Реквизиты банковской карты:

— счет 40817810540012455516

— БИК 044525225

Счет для перевода по системе Paypal — russkayaidea@gmail.com

Яндекс-кошелек — 410015350990956

Отвечает

директор по развитию Архитектурного бюро Асадова

Спрашивает

журналист, маркетолог, городской активист, преподаватель стратегической игры Го

Похожие материалы

Я не жду не только концептуальных перемен во внешней политике Соединенных Штатов, я не жду и...

На нерасчленённую целостность «религия-искусство-философия» можно, ведь, смотреть и с точки зрения...

Вообще-то опрос показал, что консерваторы в количестве 551 человека имеются в активном наличии. То...

Leave a Reply