Я никогда не был поклонником «цивилизационного подхода». Значительная часть фельетонов, которыми мы с коллегой Авесханом Македонским раздражали Минобрнауки, посвящена как раз учебным пособиям, внедрявшим этот подход – «немарксистский, ох, немарксистский» — в сознание юных граждан РФ.

От фельетонов не отрекаюсь. 

Но сейчас стало немножко не до смеха: на человечество (во всем его живом разнообразии) давит глобальный каток, который должен «переформатировать» хомо сапиенс в атомизированную биомассу без родины, профсоюза, морали, семьи и даже без пола. В такой ситуации люди просто вынуждены искать опору в самобытности. И чем больше будет у России независимости от взбесившейся антиутопии, тем лучше. Хотите называть это «русской цивилизацией» — что ж, называйте. 

«Мир» тоже не обидно, синоним слова «община».  

В конце концов, Клио знает много примеров того, как научно не обоснованные и даже вовсе иррациональные мотивы вдохновляли людей на великие свершения. 

К сожалению, разговор о самостоятельной цивилизации всё время переводится на политику и публицистику. Что сделали «они» «нам» в ходе одной из множества прежних войн и что по этому поводу написал тот или иной деятель культуры. Но политические дискуссии и спецсеминары на гуманитарных факультетах – самый поверхностный слой общественной жизни. Если мы хотим доказать, что в России эта жизнь принципиально отличается от западноевропейской или североамериканской, то доказательства надо искать в экономике (= хозяйстве), в повседневном быте, в базовых ценностях, которые приняты миллионами граждан. Причем об их взглядах правильнее судить не по словам (если сделал наколку «не забуду мать родную», значит, старушка за ним как за каменной стеной), а по значимым поступкам. 

Вот наш соотечественник радостно выносит на помойку отменно прочный шкаф с зеркалом, в которое последний раз смотрелся прадедушка, уходя на войну. И ставит на освободившееся место этажерку из ИКЕИ. Почему? Потому что положено оформлять стандартную ячейку для биомассы именно таким образом, а не иным.  За этими бытовыми заботами человек может сколько угодно восхвалять Русь и ругать НАТО, по существу он всё равно управляем и послушен тем, кого ругает. А если в чём-то уклонился в ересь, так это из-за Путина (и по недосмотру кураторов, приставленных надзирать за провинцией Руссланд). Сам по себе, без Путина он глобализации не помеха.

Попробуем объективно оценить нашу нынешнюю самобытность.

В любой культуре (или, если угодно, цивилизации) архитектурные доминанты обозначали то, во что верили люди. Сакральные ценности. Зиккурат – земной дом небесного покровителя, где он выше, там народ ближе к богам. То же самое – соборы средневековых городов в Западной Европе и на Руси. Самые заметные сооружения в Москве нашего детства — МГУ и Останкинская башня, символы просвещения и научно-технического прогресса. 

Теперь выглядываем в современные окна (пластиковые).  Что гордо возвышается над церквями, университетами и даже резиденциями властей? То же, что и в других «цивилизованных странах». Офисы, в которых считают деньги и «элитные апартаменты», в которых отдыхают от этих трудов. Заметьте: никаких рациональных оснований для сооружения бухгалтерии высотою пол-километра и выше, нет. Всем тем же самым (перебирать бумажки и нажимать на клавиши) можно с равным успехом заниматься не на 78-ом этаже, а на третьем.  То есть, перед нами не столько производственные, сколько культовые сооружения. 

А Бога не обманешь, он прекрасно видит, что тянется от нас сквозь облака к его престолу.

Сегодня самая агрессивная и надоедливая реклама навязывает народу «услуги» ростовщиков. К сожалении, она эффективна. «Россияне захлебнулись потребкредитами. Центральный банк прогнозирует массовый дефолт граждан…». Не будем углубляться в догматические дискуссии по поводу того, что считать лихоимством на производстве. 

Есть позиции бесспорные. Т.н. «потребительское кредитование» неприемлемо с точки зрения всех авраамических религий. Конкретно православный взгляд – см., например, работу священника Алексея Кнутова «Ростовщичество и современные банки». Конечно, пороки не искореняются по приказу. Ростовщичество, так же, как педерастия и проституция, распространены очень широко, даже в СССР отдельные предприимчивые особи давали деньги в долг под проценты. Вопрос в том, как государство и общество к этому относятся. Как к вредному извращению или как к уважаемой профессии? 

Мнение НАТО и ОБСЕ известно. Видимо, у нас такое же. И тогда, как в анекдоте: либо крест снимите, либо прикройте пропаганду ростовщичества на каждом углу.

Уже довольно написано про то, как наши «реформаторы» с 1991 г. ломали систему образования, не идеальную, но вполне конкурентоспособную. Источники вдохновения внешние: болонский лохотрон – именно болонский, а не тамбовский или тверской. Приведу фрагмент из свежих поступлений в коллекцию Авесхана Македонского:  «С начала XXI века в системе общего и профессионального образования происходит становление так называемого компетентностного подхода. Цели, содержание образования, организации образовательного процесса определяются пониманием результатов образования, достигнутых человеком по завершении определенной образовательной ступени. Это результаты фиксируются сегодня не в виде набора знаний, умений и навыков, как это было в образовании индустриальной эпохи, а в форме компетенций как целостных характеристик самого человека…». 

Иными словами, существует некая «компетенция» без знаний и умений. «Ты не гляди, что Серега всё кивает, он соображает, он понимает…». 

Это не просто ахинея. Это идеология, которая по-прежнему (несмотря на отдельные проблески растерянной человечности) определяет стратегию в образовании. То есть, наше будущее.

Мы исправно получаем наложенным платежом подобные баночки Мандзони — в ассортименте, с наклейками «Экономикс», «Ювенальная юстиция», «Постдраматический театр» и пр. Первая здоровая реакция – уберите эту гадость. Потом люди пытаются договориться: между нами да не будет так. 

В принципе, из таких частных непослушаний могла бы сложиться принципиальная альтернатива.  Вряд ли специфически-русская. Скорее такая, которая будет без особой редакторской правки применима к любому нормальному человеческому общежитию, хоть в Латинской Америке, хоть на Новой Гвинее, хоть в Западной Европе, где тоже живут не только финансовые спекулянты, ваххабитские беженцы и гендерные активисты, но еще и довольно много граждан, по старинке занятых полезным трудом.

Но! 

Если именно Россия покажет пример освобождения от антиутопии, она действительно совершит цивилизационный прорыв, сопоставимый с тем, который когда-то совершили эллины.

Поэтому я не верю ни в какую «русскую цивилизацию» (исторические факты – вообще не предмет веры, а результат исследования источников). Однако готов участвовать в ее строительстве. 

Только всерьёз.

Смирнов Илья (1958), автор книг по истории русского рока и не только. Беспартийный марксист. Поддерживал перестроечное «демократическое движение» до того момента, когда в нем обозначился курс на развал СССР

Похожие материалы

Многие консерваторы до сих пор не поняли, что находятся не просто в глубокой оппозиции, а...

Анри Фертэ - самый молодой из участников французского Cопротивления. Было ему 16 лет и утром, перед...

Мир пока не готов отказаться от ядерных реакторов и должен быть осведомлен о том, к каким...