Я никогда не был поклонником «цивилизационного подхода». Значительная часть фельетонов, которыми мы с коллегой Авесханом Македонским раздражали Минобрнауки, посвящена как раз учебным пособиям, внедрявшим этот подход – «немарксистский, ох, немарксистский» — в сознание юных граждан РФ.

От фельетонов не отрекаюсь. 

Но сейчас стало немножко не до смеха: на человечество (во всем его живом разнообразии) давит глобальный каток, который должен «переформатировать» хомо сапиенс в атомизированную биомассу без родины, профсоюза, морали, семьи и даже без пола. В такой ситуации люди просто вынуждены искать опору в самобытности. И чем больше будет у России независимости от взбесившейся антиутопии, тем лучше. Хотите называть это «русской цивилизацией» — что ж, называйте. 

«Мир» тоже не обидно, синоним слова «община».  

В конце концов, Клио знает много примеров того, как научно не обоснованные и даже вовсе иррациональные мотивы вдохновляли людей на великие свершения. 

К сожалению, разговор о самостоятельной цивилизации всё время переводится на политику и публицистику. Что сделали «они» «нам» в ходе одной из множества прежних войн и что по этому поводу написал тот или иной деятель культуры. Но политические дискуссии и спецсеминары на гуманитарных факультетах – самый поверхностный слой общественной жизни. Если мы хотим доказать, что в России эта жизнь принципиально отличается от западноевропейской или североамериканской, то доказательства надо искать в экономике (= хозяйстве), в повседневном быте, в базовых ценностях, которые приняты миллионами граждан. Причем об их взглядах правильнее судить не по словам (если сделал наколку «не забуду мать родную», значит, старушка за ним как за каменной стеной), а по значимым поступкам. 

Вот наш соотечественник радостно выносит на помойку отменно прочный шкаф с зеркалом, в которое последний раз смотрелся прадедушка, уходя на войну. И ставит на освободившееся место этажерку из ИКЕИ. Почему? Потому что положено оформлять стандартную ячейку для биомассы именно таким образом, а не иным.  За этими бытовыми заботами человек может сколько угодно восхвалять Русь и ругать НАТО, по существу он всё равно управляем и послушен тем, кого ругает. А если в чём-то уклонился в ересь, так это из-за Путина (и по недосмотру кураторов, приставленных надзирать за провинцией Руссланд). Сам по себе, без Путина он глобализации не помеха.

Попробуем объективно оценить нашу нынешнюю самобытность.

В любой культуре (или, если угодно, цивилизации) архитектурные доминанты обозначали то, во что верили люди. Сакральные ценности. Зиккурат – земной дом небесного покровителя, где он выше, там народ ближе к богам. То же самое – соборы средневековых городов в Западной Европе и на Руси. Самые заметные сооружения в Москве нашего детства — МГУ и Останкинская башня, символы просвещения и научно-технического прогресса. 

Теперь выглядываем в современные окна (пластиковые).  Что гордо возвышается над церквями, университетами и даже резиденциями властей? То же, что и в других «цивилизованных странах». Офисы, в которых считают деньги и «элитные апартаменты», в которых отдыхают от этих трудов. Заметьте: никаких рациональных оснований для сооружения бухгалтерии высотою пол-километра и выше, нет. Всем тем же самым (перебирать бумажки и нажимать на клавиши) можно с равным успехом заниматься не на 78-ом этаже, а на третьем.  То есть, перед нами не столько производственные, сколько культовые сооружения. 

А Бога не обманешь, он прекрасно видит, что тянется от нас сквозь облака к его престолу.

Сегодня самая агрессивная и надоедливая реклама навязывает народу «услуги» ростовщиков. К сожалении, она эффективна. «Россияне захлебнулись потребкредитами. Центральный банк прогнозирует массовый дефолт граждан…». Не будем углубляться в догматические дискуссии по поводу того, что считать лихоимством на производстве. 

Есть позиции бесспорные. Т.н. «потребительское кредитование» неприемлемо с точки зрения всех авраамических религий. Конкретно православный взгляд – см., например, работу священника Алексея Кнутова «Ростовщичество и современные банки». Конечно, пороки не искореняются по приказу. Ростовщичество, так же, как педерастия и проституция, распространены очень широко, даже в СССР отдельные предприимчивые особи давали деньги в долг под проценты. Вопрос в том, как государство и общество к этому относятся. Как к вредному извращению или как к уважаемой профессии? 

Мнение НАТО и ОБСЕ известно. Видимо, у нас такое же. И тогда, как в анекдоте: либо крест снимите, либо прикройте пропаганду ростовщичества на каждом углу.

Уже довольно написано про то, как наши «реформаторы» с 1991 г. ломали систему образования, не идеальную, но вполне конкурентоспособную. Источники вдохновения внешние: болонский лохотрон – именно болонский, а не тамбовский или тверской. Приведу фрагмент из свежих поступлений в коллекцию Авесхана Македонского:  «С начала XXI века в системе общего и профессионального образования происходит становление так называемого компетентностного подхода. Цели, содержание образования, организации образовательного процесса определяются пониманием результатов образования, достигнутых человеком по завершении определенной образовательной ступени. Это результаты фиксируются сегодня не в виде набора знаний, умений и навыков, как это было в образовании индустриальной эпохи, а в форме компетенций как целостных характеристик самого человека…». 

Иными словами, существует некая «компетенция» без знаний и умений. «Ты не гляди, что Серега всё кивает, он соображает, он понимает…». 

Это не просто ахинея. Это идеология, которая по-прежнему (несмотря на отдельные проблески растерянной человечности) определяет стратегию в образовании. То есть, наше будущее.

Мы исправно получаем наложенным платежом подобные баночки Мандзони — в ассортименте, с наклейками «Экономикс», «Ювенальная юстиция», «Постдраматический театр» и пр. Первая здоровая реакция – уберите эту гадость. Потом люди пытаются договориться: между нами да не будет так. 

В принципе, из таких частных непослушаний могла бы сложиться принципиальная альтернатива.  Вряд ли специфически-русская. Скорее такая, которая будет без особой редакторской правки применима к любому нормальному человеческому общежитию, хоть в Латинской Америке, хоть на Новой Гвинее, хоть в Западной Европе, где тоже живут не только финансовые спекулянты, ваххабитские беженцы и гендерные активисты, но еще и довольно много граждан, по старинке занятых полезным трудом.

Но! 

Если именно Россия покажет пример освобождения от антиутопии, она действительно совершит цивилизационный прорыв, сопоставимый с тем, который когда-то совершили эллины.

Поэтому я не верю ни в какую «русскую цивилизацию» (исторические факты – вообще не предмет веры, а результат исследования источников). Однако готов участвовать в ее строительстве. 

Только всерьёз.

Смирнов Илья (1958), автор книг по истории русского рока и не только. Беспартийный марксист. Поддерживал перестроечное «демократическое движение» до того момента, когда в нем обозначился курс на развал СССР

Похожие материалы

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...