Если у вас в доме бардак, и крыша течёт, и дверь перекосилась, не закрывается, и стёкла кое-где побиты, и шкафы раскурочены, а домашние ваши недовольны и настойчиво требуют, чтобы кто-нибудь всё это подчистил и подправил, в то время, как к вам прямо с улицы заходит кто угодно и творит, чего вздумается, — самое время заняться чем? С чего начать и как продолжить?..

Не томитесь, я подскажу. Самое время заняться орфографией, шлепками и зелёными насаждениями.

Это был краткий и бесстрастный обзор новостей и событий в летней Франции, вплоть до трагедии в Ницце. Далее — подробно.

С успехом введённая реформа орфографии, позволяющая каждому писать, как ему нравится, как слышится и как дышится, уравняла, наконец, в правах и достоинствах учёных и невежд, в самый раз под выпускные экзамены на бакалавриат.

Аккурат к этому же событию, в Париже 28 послов из 28 стран-членов Евросоюза посадили 28 деревьев «Против терроризма!» Цитирую: «…в защиту фундаментальных ценностей свободы, гуманизма, общежития народов, демократии и европейской солидарности».

Эти миролюбивые зелёные насаждения кардинально меняют картину европейской безопасности, стабильности, солидарности и даже кислой капусты, чего уж там мелочиться, до кучи!

До той же кучи, в это жаркое событиями лето, во Франции были, наконец, законодательно заперещены телесные наказания детям: поправка к статье 371-1 гражданского кодекса была принята Национальной Ассамблеей 6 июля.

Даёшь воспитание без шлепков и учёбу без усилий!

Вот, собственно, чем занимались умные люди во Франции, в преддверии давно ожидаемого начала ощутимых перемен в области личной безопасности граждан…

Ну ещё, конечно, как всегда, протестовали, чтоб меньше работать и больше получать.

Вплоть до самого начала отпускного сезона, все, разделяющие вышеперечисленные ценности, изо всех сил топтали улицы своих городов, потрясая гневными транспарантами, в борьбе против нового, свежепринятого закона о труде и трудоустройстве -«Эль Кумри».

Закон всего лишь слегка облегчает работодателям процедуру увольнения не подходящих им сотрудников, что кажется абсолютно недопустимым всем прекраснодушным, считающим, что как бы ты ни работал — имеешь право не работать пожизненно, a твой работодатель обязан регулярно выплачивать тебе зарплату только за то, что когда-то поимел дерзость тебя ангажировать…

Даже если людям наглядно объяснить, что чрезмерные сложности, связанные с увольнениями нисколько не уменьшают общую безработицу, а, скорее, наоборот — мешают работодателям увеличивать нужный персонал — это не поможет, потому что, не желая вникать в сегодняшнюю конъюнктуру, люди желают любой ценой «сохранить завоёванное» — этими лозунгами оперирует весь левый блок, служащий бессменными «дрожжами» любым манифестациям любых протестов…

Немного интересных цифр вам в ленту. Цифры удручающи: за первый триместр 2016г, по допустимому OCDE (Организация экономического сотрудничества и развития) проценту безработицы,
Франция оказалась в самом хвосте, как раз перед Италией и Испанией, которые в этой области « лидируют » ещё со времён окончания Второй мировой.

На сегодня, допустимый OCDE процент безработицы 6, 4%.

В Японии этот процент устойчиво держится на цифре 3, 2%, в Корее — 3,8%, в Германии- 4,3%, в США — 4,9%, в Великобритании — 5%, в Австралии — 5,8%, в Канаде — 7,2%.

Замыкают цепочку Франция — 10,1%, Италия — 11,6% и Испания — 20,4%.

Судя по сводкам новостей, больше всего протестов, связанных с трудоустройством насчитывают именно во Франции.

В начале июля и отпускного сезона, новый закон продолжал вызывать по-летнему вялые и быстро затухающие реакции то там, то здесь. На эту тему ещё скандалили самые зашоренные активисты, не видящие разницы между «бузить or not бузить» в рабочее или отпускное время. В столице эту тему оперативно отбузили до начала Кубка, а потом пошёл футбол, туристы и болельщики.

В глубинке свои проблемы и свои повестки. Например, репортаж из района Пиренейских гор можно уложить на обе лопатки всего в пару абзацев и он запросто сгодится для всей Франции, с поправкой на местечковые заботы.

Щемящая красота пейзажей в череде проезжаемых городков и деревушек разбавляется лозунгами, ясно отражающими соотношение национальных и местных приоритетов.

Перед чахлым фонтаном, у ворот закрытой на обед мэрии, скучно топчется горстка людей с постными лицами и наспех намалёванными плакатами в руках : «Нет Эль Кумри!», «Подпишите петицию «французский народ против закона Эль Кумри!», «Долой Эль Кумри!»

Мимо проходят и проезжают равнодушные, отдыxaющие и работающие. Они щурятся от слепящего солнца, улыбаются чему-то своему и совсем не желают вникать в чужое…

На въезде в следующий городок вас встречает огромный транспарант: «Нет медведям!»

Центральная площадь поясняет неожиданный призыв плакатными растяжками : «Долой медведей!», «Медведи задолбали!», «Подпишите петицию «жители Пиреней против медведей!»

Это не фигура речи и совсем не фольклор: жителей местных гор задолбали медведи. Кто кого, а их — медведи.

По последним подсчётам, всех медведей во французских Пиренеях должно быть 12 штук, рассеянных по зоне обитания.

Этой скромной цифре радуются экологи и зоозащитники, когда-то приложившие максимум усилий, чтобы медведей сюда заново заселить.

Этой жуткой цифой крайне недовольны местные фермеры, страшащиеся чрезмерного размножения медведей.

Мне возмущённо рассказали, как в одном селении обнаглевший медведь-нелегал дня три тусовался у помоек на окраине, а потом у соседнего фермера пропала овца…

Пару лет назад, аналогичная ситуация наблюдалась с волками: сначала их долго и упорно заселяли экологи и пересчитывали юные натуралисты. Потом, так же долго и упорно, их пытались отстреливать местные фермеры, боясь чрезмерного размножения. Потом все вообще забыли про волков и переключились на медведей. Волки ушли на Париж : последняя зона их обитания недавно была зaфиксированна менее чем в 100 км от столицы…

За каждую загрызенную хищниками животину государство выплачивает фермерам компенсацию. Но компенсацией фермеры тоже недовольны и требуют, чтобы государство запретило волков и медведей совсем, окончательно и бесповоротно. Такие у них здесь проблемы и приоритеты. Кому попало не понять.

Этим летом приоритеты распределялись по нарастающей и мгновенно сбрасывались со счетов, сразу по окончании актуальности: «Нет закону!», «Нет медведям!», «Гризман! Гризман!»

Футбол! Тур де Франс! Мы все Шарли! Мы все — гризли! Нет закону Эль Кумри! Даёшь пятичасовую рабочую неделю и пятнадцатую зарплату!

Продули Кубок. Продули закон. Дуем на медведей. А медведи размножаются и в ус не дуют… Танцуем дальше.

Жара и повседневность. Мелкие заботы. Национальная трагедия.

Ницца.

Вот здесь начинается ощутимый поворот в сознании. Потому что, хоть и знали, что всё может быть, но всё-таки верили, что не всё и не вот так.

Потому что, всё-таки внимали родной политкорректи, остервенело внушающей всеми способами, что всё ещё может рассосаться само собой, если смириться и делать, как говорят. А говорят: уступите, поступитесь, не разжигайте. По сути, говорят: не сопротивляйтесь.

Если что случится — несите свечки, цветы и плюшевых мишек, ходите маршами мира, тяните «Марсельезу», кто в лес, кто по дрова… это успокаивает всё — страхи, совесть, бдительность.

Как всё поутихнет, возвращайтесь каждый к своим баранам, медведям и волкам. Требуйте урегулирования мелко-насущных проблем. Добивайтесь больших льгот и меньших затрат.

Реформируйте орфографию и пишите петиции «Зелёные насаждения против терроризма!»

Это ведь самое оно, когда в крыше течь и дверь не закрывается, и шкафы раскурочены, а с улицы может зайти кто угодно и сделать, чего захочет.

Главное, не поступиться заявленными ценностями свободы и гуманизма, не разделиться на защитников и агрессоров, друзей и врагов.

Только два французских политика на сегодняшний день назвали вещи своими именами, до судорог шокировав истерично гуманистичную политкорректь:

Николя Саркози: «Теперь всё должно быть грубо и примитивно: или мы их, или они нас».

Марион Марешаль-Ле Пен: «Вы говорите, что своим непримиримым отношением к исламизму мы играем на руку ИГИЛ, «разделяя» французов. Вы не понимаете или умалчиваете, что «они» французов «разделять» не собираются. Они собираются их убивать».

Давно начавшееся противостояние вошло, наконец, в свою активную фазу, и речь вовсе не о мелкотравчатых конфликтах между национальными привычками и разницей в образах жизни.

Речь о решительной борьбе двух очень разных цивилизаций, замирение которых возможно только на достаточно краткий срок. Рано или поздно, конфронтация вернётся и всё равно придётся не улаживать агрессию уговорами и переговорами, а именно противостоять.

Просто, за местечковыми заботами и густым информационным туманом в этом сложно разобраться. И для многих в это ещё трудней поверить.

Главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ».

Похожие материалы

Прошу считать нижеследующую информацию полноценной заявкой на оригинальный киносценарий шпионской...

Экспериментально установлено: если цель - реальное дело, то даже бесплатная медицина может...

Он вдруг обрадовался, когда услышал, что я занимаюсь историей советской философии и, в частности,...