Русская Idea начинает публикацию некоторых материалов из очередного номера «Тетрадей по консерватизму», посвященного западнорусизму. Эту серию публикаций открывает «Слово к читателю» специалиста по западнорусизму Александра Гронского.

 

***

Большинство русской читающей публики вряд ли когда-нибудь слышало слово «западнорусизм». А из тех, кто слышал, не все поняли, что оно означает и какое наполнение имеет. Проходит мимо русских интеллектуалов история западнорусизма, история региона, где он появился и развивался, совершенно смутно представляется современное состояние западнорусской идеи. Даже сама суть западнорусизма многим непонятна, а тем, кто желает ее понять, приходится часто сталкиваться с голословными утверждениями, появляющимися в текстах противников западнорусизма.

К тому же у западнорусистов есть и «доброжелатели», которые хотят по своим причинам объявить себя сторонниками идеи, наполняя ее теми смыслами, которые она отвергает. Поэтому интересующийся читатель, разыскивающий информацию о западнорусизме, может встретиться и с такими текстами, которые под видом западнорусизма презентуют псевдозападнорусизм.

Есть немногочисленный корпус апологетических текстов. Но апологетика на то и апологетика, чтобы защищать идею, а не изучать ее всесторонне и пристально. Поэтому апологетические тексты тоже не дадут того представления, которое хотелось бы донести до читателя. Представления объективного, с анализом проблем и достижений, с научным подходом к вопросу.

Впервые термин «западнорусизм» (тогда он писался как «западно-руссизм») ввели его противники, а именно А.И. Цвикевич. Термин не сразу, но прижился. И теперь им пользуются как сторонники, так и противники данной идеи. Стоит заметить, что до Цвикевича встречались и даже широко бытовали термины «Западная Русь», «Западная Россия», «западнорус» (в отношении жителей региона), а также прилагательное «западнорусский», применяемое, чтобы обозначить какие-то явления, происходившие на западнорусских землях и отсылающие к местной, не польской и не литовской реальности, а к древнерусскому наследию.

Западнорусизм появился относительно давно, когда на западную часть бывшей Древней Руси стало активно проникать латино-польское влияние. А идейное обоснование он получил гораздо позже – во второй половине XIX века. Западнорусизм за время своего длительного бытования так и не создал собственную политическую вариацию. Не было партий, которые подняли бы на свой флаг западнорусскую идею. Похоже, в этом не видели смысла, поскольку представление себя русскими бытовало в широких народных массах с давних пор. Элита меняла свою идентичность, становясь то литовской, то польской, а масса простых людей имела русское самосознание, что отразилось в текстах различных исторических эпох.

В силу сложившихся обстоятельств та русская общность, которую в историографии называют древнерусским народом или древнерусской народностью, была рассредоточена между княжествами – осколками Древней Руси. Постепенно западная часть этих земель попала сначала под литовское, а затем и польское влияние. Что-то из этого влияния было принято, что-то отвергнуто, но в культуре и быте западных и восточных русских земель появились различия. Они задали региональную специфику общества при неизменности ряда базовых представлений. В самом конце XIX века появились первые попытки формирования белорусского этнического национализма, который увидел в западнорусизме врага.

Пожалуй, можно сказать, что если любой этнический национализм, чтобы доказать отдельность собственной нации, ищет только отличия между этнокультурными группами и игнорирует сходство, то западнорусизм обращает внимание на сходство, учитывая при этом наличие культурно-региональных отличий и не абсолютизируя их. Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие поддержки переходит в абсолютное непонимание специфики западнорусизма. Например, западнорусизм запросто могут назвать «российско-православным коммунизмом» или каким-то другим образом связать его с коммунистической идеологией.

Белорусские националисты связывают западнорусизм и с радикальным русским национализмом, хотя радикализм западнорусизму не присущ вовсе. Западнорусизм обвиняют в том, что он хочет уничтожить национальное самосознание белорусов и унифицировать их с великорусами. Но все эти обвинения говорят лишь о непонимании сути западнорусизма его противниками.

Если бы западнорусисты стремились к унификации, они не были бы западнорусистами. Ведь само существование западнорусизма подчеркивает, что Западная Русь имеет свою специфику в сравнении с Восточной Русью. Но западнорусисты не отрицают, что у жителей как Западной, так и Восточной Руси существует общность культурных установок, происхождения, мировосприятия и прочего. И эта общность, по мнению западнорусистов, намного важнее и более укоренена, чем националистический дискурс о различиях. Если западнорусисты видят триединый русский народ или три народа на общерусской основе, значит, они не требуют унификации. Более того, именно западнорусист академик Е.Ф. Карский стоял у истоков науки, получившей название белорусоведение. Карский называл себя природным белорусом, но до конца жизни был уверен в триединстве русского народа.

Несмотря на то, что западнорусизм как явление обладает многовековой историей, представление о нем крайне поверхностное и зачастую превратное, основанное на домыслах его оппонентов или лиц, стремящихся объявить себя западнорусистами по политическим мотивам. Представленный номер «Тетрадей по консерватизму» призван отчасти разрешить эту проблему и предложить новый, очищенный от пропаганды взгляд на западнорусизм как таковой.

_______________________

Наш проект можно поддержать.

ведущий научный сотрудник Сектора Белоруссии, Молдавии и Украины Центра постсоветских исследований Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова Российской академии наук, кандидат исторически наук, доцент

Похожие материалы

Откровенно говоря, я бы не хотел жить под "железной пятой" Великого Инквизитора. Тем более что в...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...

Это книга о времени и человеке во времени. Время становится материальным. Оно остро, порой...

Leave a Reply