Дипломатическая активность госсекретаря США Майка Помпео подозрительно напоминает аналогичные действия его коллеги Колина Пауэлла в 2002 году, накануне вторжения США в Ирак. И вообще мировая политика как будто совершила разворот в прошлое, и человечество вновь оказалось перед тем же самым вопросом – как вести себя в ситуации готовящейся агрессии американцев. Только теперь уже не в Ирак, но в Иран.

Все действия США сегодня следует оценивать именно в этой перспективе. В том числе и недавний визит Помпео в Сочи, его встречу с президентом России Владимиром Путиным, а также возможные переговоры лидеров двух стран «на ногах». Предполагается, что подобные переговоры могли бы состояться 28-29 июня, во время саммита G-20 в японской Осаке. Во всяком случае Трамп уже выразил желание такие переговоры провести, а Путин подтвердил неизменное стремление России выстроить приемлемые отношения с Вашингтоном.

Однако наша страна пока не собирается ни присоединяться к американским санкциям против Тегерана, ни тем более проявлятьмягкость к военному давлению на эту страну, которое вполне может перерасти в серию бомбардировок с моря и с воздуха. Но для нас сейчас имеет особое значение, что все-таки не отмененному визиту Помпео предшествовала его встреча с Сергеем Лавровым в финском городе Рованиеме 6 мая 2019 года на полях министерской сессии Арктического совета.

Вероятно, сторонам удалось обсудить все взаимные сложности и договориться о будущей встрече глав российского государства и американской дипломатии. Но как теперь часто говорится, что-то пошло не так.

Визит Помпео в Финляндию и его выступление на Арктическом форуме собрало не очень благожелательную прессу в США. Общим лейтмотивом всех критических откликов стало проявленное верховным дипломатом Америки равнодушие к докладу ООН о состоянии окружающей среды, выпущенному в свет как раз накануне саммита в Финляндии. В докладе указывалось на опасность человечеству, которое несет с собой таяние ледников в Арктике, а также на то, что этот процесс может привести к исчезновению животных видов, гибели северных народов, затоплению целых городов. Между тем, для Помпео, судя по всему, эти ужасы не имели большого значения. В своем выступлении он сделал основной упор на тех огромных возможностях, которые открываются арктическим государствам ускоренным таянием ледников, и что этими возможностями хотят воспользоваться Россия и Китай. Последний входит в Арктический совет исключительно в качестве наблюдателя, но он уже объявил себя – устами высокопоставленных дипломатов – «околополярной», или «околарктической» державой.

Именно это заявление и вызывало особенную тревогу в Вашингтоне, о чем вполне откровенно и рассказал в своем выступлении Майк Помпео. С таянием арктических ледников открывается Северный морской путь, который Китай уже пообещал сделать частью своего «Полярного Шелкового пути» (Polar Silk Way). Открытие северного пути в Европу резко удешевит стоимость морской транспортировки китайских товаров – с этой целью Китай уже присматривается к Гренландии, где собирается построить несколько аэропортов.

А Россия – союзник Китая – вполне способна предоставить Поднебесной военно-морское прикрытие.

В Ровиниеме Помпео фактически анонсировал ожидаемую к 1 июня 2019 года новую Арктическую стратегию Пентагона, которую еще в прошлом году призвала выработать тогда еще контролируемая республиканцами Палата представителей США.

Напомню, что прежняя стратегия была утверждена Пентагоном в 2013 году, и ее пафос состоял прежде всего в борьбе с гибельными для человечества последствиями глобального потепления. По существу, это был манифест американского глобализма с его основным посылом – необходимости сплочения всего человечества под эгидой Америки для реализации каких-то общих целей и задач планетарного размаха. Все это звучало предельно неубедительно для республиканцев в целом и для Трампа в особенности.

Новая администрация и ее главный дипломатический представитель – Майк Помпео – исходят из представления о том, что важнейшей реальностью современной мировой политики является конкуренция сверхдержав, которую нет никакой нужды скрывать за теми или иными глобальными инициативами.

Задача состоит не в спасении планеты, а в конкуренции США с их соперниками – Россией и Китаем, и именно эту задачу – победу в глобальной конкуренции и должна будет утвердить новая арктическая стратегия военного министерства Соединенных Штатов.

Все это понятно, однако, вызывает большой вопрос, можно ли победить в глобальной конкуренции, если провозгласить эту победу высшей целью? Нельзя исключить, что победа достижима только при условии отказа считать победу верховным стратегическим приоритетом. Победа возможна только в том случае, если борьба предстанет не тем, чем она на самом деле является – конфликтом двух претендентов на гегемонию в современном мире, но способом реализации каких-то высших идей и глобальных приоритетов? К слову сказать, недавние трамписты теперь именно так и действуют>: в недавней статье в газете «The Washington Post» бывший советник Трампа Стивен Бэннон, негласный лидер право-популистского движения Запада, фактически призвал к чему-то вроде «крестового похода» против Китая, объявив, что народ этой страны поддержит США в борьбе против пекинской коммунистической верхушки.

Иными словами, даже обер-националист Бэннон понимает, что эгоистический интерес сегодня должен быть прикрыт какой-то возвышенной идеологической миссией, и это означает, что любая геополитическая конфронтация будет неизбежно рядиться в одежды идейной борьбы. Бэннон в этом смысле ничем не отличается от неоконсерваторов, только тем главным врагом Америки представлялись ислам и Россия, в то время как для прославленного политтехнолога главным противником является Китай.

Итак, Америка сегодня находится в ожидании новой Арктической доктрины Пентагона, программные тезисы которой сегодня более менее внятно презентовал в Ровиниеме американский госсекретарь, фактически призвавший изменить формат Арктического совета – превратить его из поля взаимодействия держав ради достижения каких-то общих целей в площадку геоэкономической войны всех против всех.

Едва ли подобный подход окажется успешен. До сих пор Арктический совет был своего рода цитаделью глобализма, его геостратегическим авангардом, и Помпео за один визит не удалось превратить его в некое подобие большой восьмерки с одним не слишком послушным членом – Россией (напомню, что полноправными участниками Арктического совета являются как раз восемь государств). Пока мы имеем явные трудности во взаимоотношениях США не только с Россией, но и с более близкими партнерами Америки по арктическому взаимодействию, включая Канаду.

Посмотрим, не обернется ли фиаско и новая Арктическая стратегия Пентагона, которая будет представлена Конгрессу в начале июня. В Финляндии Помпео сказал, что боится превращения Северного Ледовитого океана в Южно-Китайское море, то есть в пространство острого соперничества трех сверхдержав.

Но кто, как не нынешняя администрация США, более всех других способствует этому превращению?

 

Первый вариант текста опубликован на сайте GOARCTIC 14 мая 2019 года: https://goarctic.ru/news/ssha-v-ozhidanii-novoy-arkticheskoy-strategii-pentagona/?fbclid=IwAR0lMQWIOcCaCGTDMsxZvuCJiJmZGOYPSrRXVvwtmvCcu8VWTcqUcDFsLGM

Историк философии, политолог, доцент философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Председатель редакционного совета портала "Русская идея".

Похожие материалы

Что делать в такой ситуации людям, которые не имеют шанса войти ни в одну из иерархий – ни в...

Физически и юридически студент – взрослый, совершеннолетний человек, но в отношении эмоционального...

Не стоит противиться историческим императивам логики развития нашей государственности. В том числе...