Рецензия на книгу: Вахитов Р.Р. Национальный вопрос в сословном обществе: этносословия современной России: сборник статей. (М.: Страна Оз, 2016. 224 с.)

Книга Рустема Вахитова «Национальный вопрос в сословном обществе: этносословия современной России» вышла в издательстве с «говорящим» названием: «Страна Оз». Именно памятуя о том, что как раз в этой стране иллюзий исполняются желания и даже можно получить мудрость (надев особого рода оптические приборы), стоит приступать к чтению книги об этносословиях. Конечно, не стоит забывать и о том, что одной из основных форм иллюзорного сознания является идеология. Читатель обнаружит её в изобилии на страницах предлагаемого сборника статей. При этом, как и в случае с волшебником страны Оз, иллюзорные манипуляции приводят ко вполне действенному результату, дарующему истинное знание. Присутствие идеологии на страницах книги читатель необходимо должен предполагать до ее прочтения.

Читатель должен знать и ещё об одном обстоятельстве – идеология присутствует в книге не только как один из исследуемых предметов, но и как то, что конструируется от раздела к разделу. Конструируется вполне обосновано и с логической, и с фактической стороны. Эта идеология имеет имперский, консервативный характер. На это указывают и явно критические интонации автора, когда он пишет о нации и национализме, и апология сословий и сословной системы, и справедливое обвинение конструктивизма в односторонности и взаимосвязи с субъективным идеализмом, и признание онтологизирующих заслуг примордиализма. И несмотря на явное неприятие крайних форм конструктивистского подхода к проблеме нациестроительства, автор по ходу своего исследования обосновывает имперскую идеологию.

Основа исследования Рустема Вахитова – концепция сословного общества Симона Кордонского. Суть концепции неоднократно излагается на страницах книги: «По Кордонскому, сословие – это социальная группа, получающая от государства ресурс – льготы, финансы, социальный статус – для выполнения определенной социальной функции» (с. 155). Сословия характерны для такого государства, которое Кордонский определяет как «ресурсное», и для такой экономики, которая в его концепции называется «раздаточной». В этом смысле неравномерность раздачи ресурсов со стороны государства и предполагает его сословность. Ресурсное государство является противоположностью национального государства, предполагающего рыночную экономику и классовое общество.

Сословиям автор противопоставляет классы, как группы, которые формируются самостоятельно в рамках рыночных отношений, без влияния государства. Иначе говоря, если сословия образуются через раздаток, то классы появляются там, где нет регулирования раздачи, но есть конкуренция в экономической сфере. Понятно, что эта конкуренция прорастает и в политике, порождая либеральную идеологию наряду с национализмом, призванным гомогенизировать конкурентную среду.

Автор рецензируемой книги уделяет значительное внимание обоснованию того, что национальное государство и национализм как идеология связаны с формированием рыночных отношений и либеральной идеологии. Но в качестве альтернативы национальному государству предлагается не просто ресурсное государство, а именно империя. При этом автор различает империю колониальную, капиталистическую (которая является основой формирования национального государства) и традиционную, ориентированную не на гомогенную нацию, а на сохранение многонациональности, многоукладности и сословности.

Исходя из этих положений, Р. Вахитов переходит к этносословиям. Здесь он различает этнос и нацию, подразумевая под последней преимущественно политическую нацию – этносоциальную общность, которая представляет собой гражданское общество, сформировавшее государство (с. 156-157). Этнос же оказывается явлением чисто социокультурным, имеющим выход в политическую сферу посредством оформления в этносословие: «Этносословиями мы называем социальные группы, создаваемые государством и его субъектами для сохранения народов (этносов), поддержки их развития и сохранения мест этих народов в структуре общества. Члены этносословий занимаются освоением многообразных ресурсов (символических, политических, экономических и т.д.), выделяемых государством для указанной цели» (с. 156). В этом смысле этносословия связаны с раздатком, а, следовательно, в интерпретации Рустема Вахитова, с имперской государственностью.

Автор совершенно не скрывает того, что является сторонником государства-империи: «Россия сотни лет простояла как государство, где сосуществовали более сотни разных народов, именно потому что она была империей традиционного типа (как бы она ни называлась официально). И сейчас нужно не ломать империю, а восстанавливать ее, поскольку наша империя больна, лишена своего стержня – имперской идеи, деформирована западническими институтами и стереотипами. Только сообща русский народ и другие народы нашего государства могут выйти из этого кризиса, а единство их возможно только в рамках империи. И наоборот — любой националистический проект, как этнический, так и гражданский, приведет к их разрыву и медленному умиранию поодиночке» (с. 119).

Для понимания причин подобной апологетики империи, читатель должен иметь в виду, что исследовательскую позицию автора можно вполне охарактеризовать как «леонтьевскую», а идеологическую – как «византизм» (в смысле имперского традиционализма). При этом, даже заявляя о следовании за Кордонским, автор развивает идею К.Н. Леонтьева о том, что процесс развития есть совокупность трех стадий: «первичной простоты», «цветущей сложности» и «вторичного упрощения». Именно к последней стадии развития западноевропейской культуры, стадии, которая предполагает разложение и упрощение, относится становление капиталистического способа производства, либеральной идеологии и национализма («племенной политики» по Леонтьеву). Все эти процессы связанны с упрощением структуры общества, становлением уравнительной демократии и в пределе – модерного экономического мышления, ориентированного на иррациональное потребление.

Тем самым, Рустем Вахитов вслед за Леонтьевым призывает своей книгой «подморозить Россию», удерживая её от активного вступления в стадию вторичного упрощения. Именно поэтому на протяжении всей книги читатель встречает предупреждение о том, что создание гомогенного национального государства в России приведет к разложению государства в прямом смысле этого слова – к распаду и гражданской войне. То же самое, по мнению автора, ждет нас в случае попытки реализации отдельными этносами проекта создания национальных государств на территории России. Этот аргумент усиливает тезис автора о необходимости сохранения и развития в России имперского типа государственности и сословного общества, включающего этносословия.

Стремясь сохранить сословность и имперскость, автор пытается создать больше «цветущего многообразия», которое, конечно же, предполагает мощную динамику, внутренние противоречия, напряжение всех социальных сил и слоев. Но никакое культурное многообразие невозможно без существования этих социальных сил и слоев. В этом смысле относительно разные сословия ресурсного государства-империи сильно отличаются от гомогенизированных экономических классов либерально-демократически настроенного общества потребления.

Интересно, что Рустем Вахитов в этом аспекте своего исследования оказывается близок не только к Леонтьеву, но и к еще одному консервативному мыслителю – Карлу Шмитту. Последний, характеризуя империю в работе «Римский католицизм и политическая форма», отмечал присущие всякой империи релятивизм по отношению к «многоцветью возможных воззрений», превосходство над «локальным своеобразием» и терпимость к этому многоцветию ради сохранения единства и идеологической целостности. Правая критика буржуазного общества, характерная для автора исследования этносословий, также оказывается близка к отрицательной оценке экономизма и экономикоцентрического (потребительского) общества у Шмитта.

Однако исследование Р. Вахитова ценно не только тем, что ему удается для описания в консервативном духе понятия «этносословие» положительно использовать теорию ресурсного государства, раздаточной экономики и сословного общества (то есть те теории, которые создавались для либеральной критики ресурсного государства). Его работа значима и явным прикладным характером авторской концепции. Здесь Вахитов берет в качестве примера этносословие башкир, показывая, как этот этнос обретает статус этносословия, получая правовые, экономические и политические привилегии (ресурсы) от государства в обмен на лояльность и выполнение определенных обязанностей. Эта часть книги является, пожалуй, самой продуманной и детализированной. Тут автор обращается к конкретным законодательным актам, анализирует статистические данные, что делает эту часть работы наиболее аргументированной.

Несомненно, заслуживает внимания и выделение автором подсословий этносословия башкир методом веерных матриц.

Самая неоднозначная и дискуссионная часть работы – это первая часть, где автор пытается показать диалектику понятий «нация» и «сословие» и приходит к выводу, что можно говорить о «среднем классе» США как о сословии, в котором есть подсословия (с. 35). Думается, что все же диалектическим синтезом нации и сословия является все-таки класс, хотя эта точка зрения также дискуссионна и требует серьезного обоснования. Так же сомнительным кажется тезис о том, что нация (национальное государство) несамодосточна (с. 40), в отличие от империи. Тогда как один из обязательных аспектов существования империи – включение новых территорий с целью обезопасить метрополию.

Это далеко не все дискуссионные вопросы, которые поднимает книга Рустема Вахитова. Возражения и дополнения относительно концепции этносословности могут появиться не только у социологов и специалистов по социальной философии, но и у историков, правоведов и этнологов. Именно своей дискуссионностью и значимо это исследование. Оно предлагает не только новый взгляд на государственно-межэтнические отношения, но и новую оптику, которая в ряде случаев имеет большие объяснительные возможности по сравнению с иными концепциями межэтнического и государственно-межэтнического взаимодействия.

 

Доцент кафедры политологии, социологии и философии Башкирской академии государственной службы и управления. Ученый секретарь Уфимского религиозно-философского общества им. А.Ф. Лосева, ученый секретарь редакционной коллегии альманаха «София» (г. Уфа)

Похожие материалы

Откровенно говоря, я бы не хотел жить под "железной пятой" Великого Инквизитора. Тем более что в...

Националисты вполне объяснимо не поддерживают западнорусские идеи, но часто это отсутствие...

Человечество должно стать интернациональным, защищаясь объединением, или отказаться быть вовсе и...