Случившиеся на прошедшей неделе два знаковых юридических события можно смело назвать демонстрацией уважения государственного суверенитета и верности этому фундаментальному принципу. Причем в обоих случая речь идет о суверенитете Российской Федерации.

Российские и голландские судьи проявили по-настоящему консервативный подход в совершенно разных делах, объединенных тем, что при вынесении решений суды руководствовались верховенством национальной Конституции над международными договорами.

19 апреля Конституционный Суд РФ принял Постановление № 12-П по делу о разрешении вопроса о возможности исполнения постановления Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу «Анчугов и Гладков против России«.

Впервые наш Конституционный Суд применил на практике принятые в конце прошлого года положения главы XIII.1 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде» и постановил, что исполнение постановления ЕСПЧ 2013 года по делу «Анчугов и Гладков против России» невозможно, т.к. противоречит Конституции РФ.

Конституционный Суд пришел к выводу, что предоставить избирательные права конкретным осужденным, отбывающим наказание в местах лишения свободы, либо в общем внести изменения в российское законодательство с целью предоставления права голоса этой категории граждан невозможно, т.к. это противоречит ч.3 статьи 32 Конституции РФ.

Принятию постановления от 19 апреля 2016 года предшествовала долгая и тщательная работа нашего КС, который на протяжении нескольких лет последовательно отстаивал позицию, что пункт 4 статьи 15 Конституции РФ может толковаться только таким образом, что нормы международных договоров, при условии их ратификации российским парламентом, имеют приоритет лишь над федеральными законами, но не над Конституцией, имеющей высшую юридическую силу.

В прошлом году Постановлением от 14 июля 2015 г. № 21-П Конституционный Суд РФ установил, что в случаях, когда постановление Европейского суда по правам человека основано на таком толковании этим судом положений Европейской Конвенции, в результате которого оно приводит к их противоречию Конституции России, такое постановление не может быть исполнено в РФ.

Да, Россия признает статус ЕСПЧ, вытекающий из Европейской конвенции о защите прав человека, ратифицировав в свое время соответствующие Протоколы к ней. И Россия безусловно соблюдает фундаментальный принцип pacta sunt servanda (каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться), установленный в том числе в статье 26 Венской конвенции о праве международных договоров, участником которой Россия является.

Однако в той же Венской конвенции, в ее статье 31, установлено, что договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора.

Таким образом, заключает Конституционный Суд РФ, если ЕCПЧ допустит произвольное толкование положений Конвенции о защите прав человека, то государство, в отношении которого вынесено такое постановление, вправе отказаться от его исполнения.

Постановление ЕСПЧ также не может считаться обязательным для исполнения, если в результате толкования Европейским судом конкретного положения Конвенции смысл этого положения разойдется с императивными нормами общего международного права (jus cogens), к числу которых относится принцип государственного суверенитета.

Конституционный суд РФ постановил, что государственные органы (Президент, Правительство, суды), в случае если они придут к выводу о невозможности исполнения вынесенного по жалобе против России постановления ЕСПЧ, т.к. оно вынесено в результате истолкования положений Конвенции, идущего в разрез с Конституцией РФ, правомочны обратиться в Конституционный Суд РФ для решения вопроса о возможности исполнения постановления Европейского Суда.

И вот первый прецедент состоялся. За ним наверняка последуют и другие. Среди них наиболее интересным и важным будет дело об исполнении постановления ЕСПЧ от 31.07.2014г. по делу 14902/04, которым Европейский суд постановил взыскать с России в пользу акционеров «ЮКОСа» сумму в размере 1,866 млрд. евро. Российский Минюст заявил, что не считает решение ЕСПЧ беспристрастным, и российские власти не будут его исполнять до рассмотрения этого вопроса в Конституционном суде РФ.

 

Гаага, да не та

Если решение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2016 года было вполне ожидаемым, то вынесенное буквально на следующий день после него решение Гаагского окружного суда (the Hague District Court) отнести к ожидаемым было никак нельзя.

Решение об аннулировании шести арбитражных решений (трех промежуточных 2009 года и трех итоговых 2014 года) Постоянной палаты третейского суда в Гааге (Permanent Court of Arbitration, РСА), на основании которых РФ должна была выплатить 50 млрд. долларов бывшим акционерам «ЮКОСа», произвело эффект разорвавшейся бомбы. Суд, согласившись с доводами представлявших Россию адвокатов, признал, что у третейского суда (РСА) отсутствовала юрисдикция рассматривать спор на основании Договора Энергетической хартии (Energy Charter Treaty, ЕСТ), который Россия не ратифицировала.

В первые дни после опубликования этого судебного решения в рядах соратников и сторонников г-на Ходорковского, начиная с директора компании GML Тима Осборна, назвавшего решение Гаагского суда «удивительным», и заканчивая нашими оппозиционерами, включая титулованного профессора ВШЭ Елену Лукьянову, явно сквозила растерянность. Отсюда и нелепые и безграмотные попытки умалить значение Решения Гаагского окружного суда, представив его как нечто второсортное (мол, это была всего лишь «жалоба на технические нарушения»), и не влияющее на исполняемость решений РСА 2014 года.

2

Для главы компании GML, представляющей интересы бывших мажоритарных акционеров ЮКОСа, Тима Осборна, решение суда в Гааге стало полной неожиданностью

 

На самом деле, Гаагский окружной суд был в своем праве именно отменить, полностью аннулировать решения находящегося на «вверенной» ему территории международного арбитража по причине нарушения этим арбитражем правил о подсудности.

Возможность обжалования арбитражного решения в государственном суде по месту нахождения третейского суда из-за допущенных третейским судом процессуальных нарушений прямо предусмотрена Типовым законом ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже, по правилам которого приняты соответствующие законы в большинстве стран мира, включая Голландию и Россию, а также США, Великобританию и многие другие.

Особенно важно, что согласно Типовому закону, а также в соответствии с п.п. «е» статьи 5 Нью-Йоркской Конвенции ООН 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, отмена местным судом арбитражного решения является безусловным основанием для отказа в признании и приведении в исполнение этого арбитражного решения во всех государствах- участниках Конвенции. А таких государств в настоящий момент — 156.

Разумеется, решение Окружного суда Гааги может быть обжаловано еще в двух вышестоящих голландских судебных инстанциях, и представители акционеров «ЮКОСа» уже заявили о намерении это сделать. Однако, процесс этот долгий и затянется на годы, а решение от 20 апреля уже вступило в силу! И на его основании наложенные на имущество РФ в некоторых странах аресты теперь наверняка будут сняты по требованию России.

Но обратимся к тексту решения Окружного суда Гааги, в котором для нас безусловную ценность представляет его мотивировка.

Суд, согласившись с мнениями экспертов, представленных российской стороной, а именно профессоров А. Асоскова, С.Авакьяна, М. Баглая, во-первых, пришел к выводу, что российская Конституция и законы не допускают передачу на рассмотрение третейского суда споров, возникающих из налоговых и иных публичных правоотношений. А предметом исков бывших акционеров «ЮКОСа» к России, напомним, было возмещение им убытков, причинённых именно публично-правовыми действиями российских налоговых и других государственных органов.

А во-вторых, суд установил, что только российский Парламент наделен полномочиями придавать обязательную силу международным соглашениям путем их ратификации¸ и Конституция и законодательство РФ не допускают временное применение нератифицированных российским Парламентом международных договоров.

Поэтому нератифицированный Россией Договор Энергохартии (ЕСТ), на основании которого акционеры «ЮКОСа» как иностранные инвесторы обратились в третейский суд РСА к Российской Федерации, ссылаясь на его временное применение, к России применен быть не может в силу статьи 45 РСА, т.к. такое применение противоречит внутреннему российскому правопорядку.

В основу своего решения окружной суд Гааги положил Конституцию РФ и федеральные российские законы «О международных договорах» и «Об иностранных инвестициях».

Для наглядной иллюстрации позиции Гаагского суда стоит привести несколько выдержек из его решения от 20 апреля (перевод мой):

«Суд соглашается с интерпретацией параграфа 4 Статьи 15 Конституции РФ, изложенной экспертами, на мнение которых полагается Российская Федерация… Эта интерпретация также подтверждается постановлениями… российского Верховного Суда и Конституционного Суда. Иная интерпретация параграфа 4 Статьи 15 Конституции позволила бы международным соглашениям, не одобренным законодательным органом, являться частью российского законодательства и также подменять законодательство, не совместимое с такими соглашениями. Такая интерпретация не соответствовала бы конституционному принципу разделения властей».

«Суд приходит к заключению, что российский закон не предполагает урегулирование таких споров в международном арбитраже. Статья 26 Договора Энергетической Хартии (ECT) предлагает совершенно новую для действующего российского законодательства форму урегулирования споров, а именно, форму, которая ограничивает суверенитет Российской Федерации в урегулировании международных публично-правовых споров до такой степени, что международный трибунал был бы способен влиять на публично-правовые акты правительства вместо национального суда».

«Суд пришел к заключению, что выбор арбитража согласно Статьи 26 ECT для подобных споров противоречит российскому законодательству. В арбитражных разбирательствах инвесторы, выступили, главным образом, против последствий примененных российским государством к компании ЮКОС мер в области налогообложения. Они полагали, что эти меры привели к конфискации их акций без компенсации.

Суд находит, что этот спор предполагает судебную оценку публично-правовых действий. Экспертиза судом российского законодательства привела к выводу, что для соглашения, подчиняющего российское государство арбитражу в таких спорах, необходимо его одобрение (ратификация) российским парламентом…

Это означает, что арбитражная оговорка, содержащаяся в Статье 26  ECT не применяется при временном применении соглашения. Суд находит, что арбитры не обладали юрисдикцией, чтобы принять к рассмотрению это дело, и поэтому были не вправе объявить себя компетентными».

Голландское правосудие, таким образом, не только защитило российский суверенитет, но и восстановило пошатнувшуюся было веру в объективный и справедливый европейский суд, да и вообще в здравый смысл.

Ведь насквозь политизированные и потому неправовые арбитражные решения РСА 2014 года были беспрецедентны не только по огромной сумме, но и по сути дела: фактически было признано виновным суверенное государство в том, что оно требует от своих граждан соблюдение собственного налогового законодательства.

Безусловно, нужно отдать должное юристам, представлявшим Россию в этом процессе: это известный специалист по инвестиционному арбитражу профессор Альберт Ян ван ден Берг и компания White & Case , которых можно поздравить с такой значимой победой.

При этом в запасе у наших адвокатов остался существенный аргумент, который не был использован Окружным судом Гааги, но может быть применен в последующих судебных разбирательствах. Аргумент этот состоит в том, что Договор Энергетической хартии (ЕСТ) допускает арбитражные споры между государствами и иностранными инвесторами, но выступающие оппонентами России компании Hulley Enterprises Ltd. (Кипр), Yukos Universal Ltd. (остров Мэн) и Veteran Petroleum Ltd. (Кипр) таковыми инвесторами считаться не могут, т.к. это офшорные компании, фактическими собственниками которых являются российские граждане.

Однако за победными реляциями все же не стоит забывать и об очевидных промахах, допущенных предыдущей командой юристов, представлявших Россию в РСА: американских юридических компаний Cleary Gottlieb Steen & Hamilton LLP и Baker Botts LLP.

Ведь если бы в 2005 году представители России не признали полномочия арбитров РСА рассматривать этот спор в соответствии с правилами Договора Энергетической хартии, то всей этой многолетней эпопеи (в том числе процессов в США, Франции и других странах), скорее всего бы не возникло, и была бы сэкономлена куча денег.

Предпринимаемые сейчас попытки оправдать действия российской стороны в тот период, мол, участие России в разбирательстве по делу дало «возможность представлять свои возражения как по подсудности иска, так и по его деталям», выглядят неубедительными.

Если участие столь необходимо, то почему же в настоящее время позиция России в аналогичных ситуациях резко поменялась? Ведь в тот же третейский арбитраж РСА подан целый ряд исков к России от украинских компаний и физических лиц (среди которых небезызвестный олигарх Игорь Коломойский) о компенсации их потерь в результате присоединения Крыма к России. Однако, Россия сразу же четко заявила, что данные споры неподсудны арбитражу и даже не назначала в эти процессы своих представителей.

В этой связи хотелось бы, чтобы кто-то в российском правительстве все же понёс ответственность за ошибки (сознательные или нет) нанятых нашим правительством американских юристов и за немалый ущерб, причиненный тем самым российскому бюджету.

В заключение следует сказать, что решения нашего Конституционного Суда и голландского суда со всей очевидностью показали, что государственный суверенитет — это вовсе не фикция.

И Конституция РФ, к которой многие наши политики и записные патриоты с завидной регулярностью предъявляют претензии, называя ее чуть ли не «оккупационной», надежно защищает суверенитет российского государства. Конечно, только в том случае, если ее грамотно применять.

Поэтому следует остудить многие «горячие головы», призывающие к пересмотру нашей Конституции. Не время сейчас этим заниматься. Нужно не Конституцию перекраивать, а повышать уровень собственного профессионализма. Верность этого вывода убедительно доказали вынесенные на прошлой неделе громкие судебные решения.

Юрист, публицист

Похожие материалы

Публикуемый фрагмент сохранился в машинописи, и вероятно, он был отпечатан автором с целью его...

Наши властители дум абсолютно уверены в том, что их исключительная интеллигентность,...

Для Вадима Леонидовича симбиоз Александра III и Виктории есть попытка скрестить ежа с ужом, ибо при...