Как сложилась бы судьба  учения Данилевского, если бы не перипетии российской истории? Занял бы он то место, которое занимает сейчас? Читали бы его молодые философы, проводились бы конференции, выпускались бы переиздания? Если сделать шаг в сторону, отойти от чувства ущемленной национальной гордости – вечного фона так...