РI: Двухлетнюю годовщину «Русской весны» мы встречаем со сложным чувствами – как и всякая «весна» она перешла в жаркое лето, а лето закончилось, когда наступила осень. Завышенные надежды многих активистов «Русской весны» не оправдались, некоторые явно пережили жестокое разочарование. Кто-то вписался в новую ситуацию, кто-то, напротив, занял остро критическую позицию по отношению к компромиссной политике российской дипломатии. Кто-то, тем не менее, видит в нынешнем относительном затишье на Донбассе лишь временную передышку. Эту позицию разделяет и наш сегодняшний гость, бывший депутат Верховной рады Украины и председатель парламента Новороссии Олег Царев, один из немногих политиков Украины, однозначно занявших сторону России в те дни, когда пророссийская и прорусская позиция была сопряжена с серьезным риском. Что думает Олег Царев сегодня о наследии «Русской весны» и каким он видит будущее Новороссии и Украины?

 

Любовь Ульянова

Уважаемый Олег Анатольевич! На Ваш взгляд, Русская весна закончилась летом или, как часто говорят, — русской зимой? Можно ли сказать, что она закончилась поражением, учитывая, что программные требования борцов за Новороссию явно не реализованы?

Олег Царев

Целью «Русской весны» или мечтой сторонников Новороссии являлась либо вся прорусская Украина, либо ее часть. Прорусскую Украину назвали словом «Новороссия», часто подразумевая при этом 7 или 8 областей Юго-востока Украины. Донбасс же называют Новороссией исключительно по той причине, что он был той частью этого образования, из которой потом пришла вся идея «Новороссии». Еще раз подчеркну – это могла быть как вся Украина, так и ее часть.

С учетом того, что на Украине сейчас как никогда сильны русофобские настроения, а во власти находятся люди, которые ненавидят Россию и всё русское, можно сказать, что пока ещё мечта сторонников Новороссии не реализована.

Любовь Ульянова

Среди сторонников Новороссии были люди разных идеологических течений — одни хотели присоединения к России, другие — независимости, третьи —  федеративного статуса в составе Украины. К какому из этих течений Вы могли бы себя причислить? На Ваш взгляд, можно ли сказать, что в конечном итоге, по тем или иным причинам верх одержали федералисты?

Олег Царев

Мне всегда нравилась идея прорусской Украины. Целое лучше, чем часть. Я понимаю, что такую позицию легко критиковать. Но осуществление этого целого было в принципе возможно. Сказать при этом, что победили федералисты – те, кто выступают за всю Украину, в которой часть Украины прорусская, или прорусской является вся Украина, нельзя, поскольку никто не знает, какая будет Украина в конце концов, и сохранится ли вообще такая страна в её границах под этим названием.

Любовь Ульянова

Русская весна была вызовом европейскому политическому порядку, который сложился после распада СССР. На Ваш взгляд, можно ли восстановить статус-кво или теперь требуется переформатирование этого порядка с учетом интересов русского мира?

Олег Царев

Русская весна – это попытка русских встать с колен. Многие посчитали, что после распада СССР, после победы США в холодной войне, Россия поставлена на колени. И когда русские попытались встать с колен, на них наложили санкции, попробовали изолировать Россию, наказать Россию. Эта война еще не закончена. И я очень надеюсь, что Россия заставит с собой считаться.

Любовь Ульянова

Как Вы в принципе относитесь к понятию «Русский мир», видите ли Вы политическое будущее этого мира после окончания тех процессов, которые привели к Русской весне?

Олег Царев

Нашей русской цивилизации больше тысячи лет. Нас неоднократно пытались поставить на колени. Рассорить друг с другом, столкнуть между собой. Но всегда Россия вставала с колен, всегда давала отпор врагу. Нашей цивилизации не один раз на протяжении истории удавалось собраться в одно целое, примерно на одних и тех же территориях, примерно с одним и тем же составом народов. Поэтому уверен, что сложившаяся сегодня ситуация не вечна. Мы опять будем вместе – Россия, Украина, Белоруссия. Русский мир восстановится. Если не в рамках единого государства, то в рамках единого экономического и культурного пространства.

Любовь Ульянова

Насколько устойчивой является, на Ваш взгляд, нынешняя Украина? Какая судьба ждет это государство?

Олег Царев

Украина сегодня находится под внешним управлением. Сегодня она живет в значительной степени за счет того, что ей на беспрецедентно льготных условиях предоставляются кредиты, которые Украина проедает, а украинские чиновники разворовывают. Такая ситуация не может продолжаться бесконечно, хотя, конечно, еще какое-то время она будет длиться: 1 – 2 – 4 года.

Любовь Ульянова

С другой стороны, с Вашей точки зрения, какое влияние оказала Русская весна на политическую ситуацию в самой России? В какой мере эта тема будет звучать в нынешней избирательной кампании?

Олег Царев

Уверен, что тема звучать будет. Уверен, что патриоты России почувствовали себя силой. И уверен, что с ними придется считаться. Поэтому тема Русской весны, темы Крыма и Донбасса, тема Украины будут важными для повестки избирательной кампании в России.

Любовь Ульянова

На Ваш взгляд, почему не возникло какого-то транс-регионального единства различных регионов Украины, которые стремились бы вернуться в Россию? Крым, Севастополь, Донецк, Харьков, не говоря уже про Одессу — все отдельно? Можно ли было бы изменить ситуацию в лучшую сторону, если бы это единство так или иначе возникло?

Олег Царев

Когда Янукович бежал, и на Украине было безвластие, жители этих регионов смотрели на Россию. Запорожская, Донецкая, Луганская области. Когда стало понятно, что Украину захватили силы с русофобскими настроениями, то часть регионов из тех, где проживает русское население, повернулись в сторону Россию. В этих областях были губернаторы, руководители всех силовых ведомств – милиции, СБУ, военные,  назначенные Януковичем и знавшие, что новая власть их обязательно снимет. Многие из них смотрели в сторону России. В тот момент было достаточно минимальных усилий, чтобы эти регионы вместе с заксобраниями реализовали крымский сценарий. Все надеялись, что тот путь, по которому пошел Крым, повторится и в Донецке, Луганске, Харькове, Днепропетровске и всех других прорусских регионах.

Я занимался референдумом в Луганске. Например, в Луганске за проведение референдума проголосовал Луганский областной совет, итоги референдума областной совет также признал. С этой точки зрения, всё было сделано, как в Крыму. Люди проголосовали примерно в тех же процентах.

Для украинской власти было очевидно, что не только в этих регионах, но и в большинстве регионов Украины, если проводить такие референдумы или опросы, то большинство населения выскажется за дружбу с Россией или вхождение в состав России.

По многим причинам. Те регионы, которые Вы назвали, — по той причине, что там большинство населения чувствует себя русскими. В других регионах – по другим причинам: в России выше пенсия, ниже стоимость электроэнергии, газа, больше социальных льгот для населения, больше всевозможных дотаций для предприятий.

Украинская власть понимала этот риск. Именно поэтому начали стрелять по Донбассу. И стали говорить людям: если вы хотите жить, как живут люди на Донбассе – присоединяйтесь к сепаратистам. И вы будете жить в подвалах. По вам будут стрелять, кого-то из ваших близких, возможно, убьют. Через какое-то время это сработало. Я общался с жителями Днепропетровска. Люди там стали говорить: лучше мы будем жить в Украине, пускай останавливаются предприятия, пусть нет работы, пускай нам придется ездить заграницу, работая чернорабочими и так далее, но мы будем живы.

Любовь Ульянова

Экономический фактор оказался более важным, чем вот это ощущение несовместимости идентичности с нынешней украинской властью?

Олег Царев

Страх – самое сильное чувство. Людей запугали. Те, кто занимаются политикой, знают, что самое сильное чувство – это чувство страха. И, конечно же, очень жаль, что было потеряно время. До момента избрания Порошенко была возможность сделать всё достаточно легко. На Юго-востоке власть находилась в руках людей, которые понимали, что их снимут, что власть у них заберут. И они были готовы принимать любые решения. Надо было только протянуть руку.

Но повторюсь, процесс ещё идёт, и какой будет Украина, и сохранится ли Украина вообще – вопрос открыт.

Отвечает

Политический деятель Украины (до 2014 г.) и Новороссии. Кандидат на пост президента Украины на выборах 2014 г. Спикер парламента Новороссии (конфедерации ДНР и ЛНР).

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Мамлеев, Головин, Джемаль и многие другие видные московские философы и литераторы, ушли от нас в...

Самое актуальное сегодня – это заняться поиском того, как вписать советский проект в общую...

Нужна либо смена элиты, либо ее реформация, основанная на ценностях и перспективах, в большей мере...