В своем выступлении на XII сессии международного дискуссионного клуба «Валдай» президент России Владимир Путин выразил уверенность в том, что реалистическая оценка сложившейся на планете ситуации позволяет лидерам мировых держав сделать правильный выбор в пользу сотрудничества, взаимного уважения, доверия и в конечном итоге – восстановления мира во всем мире.

Участники сессии, как известно, горячо поддержали призыв главы российского государства. При этом некоторые обратили особое внимание на существующий в современной глобальной политике дефицит взаимопонимания. Последнее – как было вместе с тем верно отмечено – совсем не обязательно означает согласие с другой стороной, но непременно требует способности поставить себя на место своего визави, без чего эффективное взаимодействие будет попросту невозможным.

Эта способность, на необходимость которой обратил внимание модератор сессии – известнейший американский международник Роберт Легволд – на языке российских мыслителей именуется «методом живого познания» (подробного разработанным, в частности, в социальной философии С.Л. Франка). В категориях же англо-саксонской мысли – «началом понимания» (о котором столь много говорил и писал, к примеру, Дейл Карнеги).

Почему же это самое начало понимания, по-видимому, пока что отсутствует?

Одна из важнейших причин – излишне буквальное понимание и соответствующее применение нынешним англосаксонским истеблишментом известного со времен Древнего Рима принципа «разделяй и властвуй». Показательно, что именно корреспондент ориентированной на интересы данной элитной группы газеты «Financial Times» Ник Бакли поставил вопрос о том, готова ли Россия смириться с разделением Сирии.

Не менее показательным был и российский ответ – этот вариант самый плохой и неприемлемый, он приведет не к разрешению конфликта, а к созданию условий для его продолжения и дельнейшего перманентного разрастания. «Если разделить Сирию на отдельные части, на отдельные территории, то они неизбежно будут между собой воевать бесконечно, и ничего хорошего из этого не получится» — заявил Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами нашей страны. Причем ничего хорошего в этом случае не будет, понятное дело, не только для Сирии, но и для всего Ближнего Востока, да и для всего мира в целом.

Между тем, за последние полтора десятка лет стремление властей США властвовать, разделяя, а не объединяя страны и народы, приобрело прямо-таки болезненный (по своим последствиям) характер. Яркий пример – проведенное при очевидном покровительстве США отделение от Сербии её исторического сердца – Косово, которое внесло раскол в ряды международного сообщества и спровоцировало резкий всплеск сепаратизма в странах ЕС. Кстати, от противоправным образом отделенного Косово, в свою очередь, немедленно обособилась населенная сербами его северная часть, а сами лидеры косовских сепаратистов «внезапно» оказались подозреваемыми в массовых убийствах и незаконной торговле человеческими органами. Ныне порядок в крае поддерживается в основном присланными с Западами военно-полицейскими силами, а депутаты местного парламента «развлекаются», взрывая гранаты прямо в зале заседаний. Итог – несостоявшееся псевдогосударство, кровоточащая гноящаяся рана в центре Европы.

И ведь этот пример – далеко не единственный. Можно вспомнить хотя бы Южный Судан, где американское посредничество в разрешении конфликта также в конечном итоге привело к отделению региона (никогда дотоле не имевшего никакой государственной самостоятельности). Это событие немедленно поставило под вопрос стабильность всех постколониальных границ африканских стран, находящихся южнее Сахары и вызвало там взрыв активности сепаратистских движений. А сам Южный Судан практически сразу после провозглашения независимости обанкротился и погрузился в пучину гражданской войны между сторонниками президента и вице-президента страны. Итог – еще одно «дефолт стейт», с целью урегулирования ситуации в котором уже обсуждаются варианты восстановления единства региона, путем создания конфедеративного государства Нубия, которое включало бы в себя в качестве субъектов Юг и Север Судана, а также находящиеся сейчас под контролем последнего регионы тлеющих конфликтов — Дарфур и Бахр-эль-Газаль.

Иногда создается такое впечатление, что в глобальной политике власти страны – лидера западного мира в самом буквальном смысле руководствуются пресловутым постулатом Сартра о том, что общее совместное бытие людей и народов должно причинять им прямо-таки адские страдания. А заодно и убежденностью, что любые разрабатываемые и реализуемые без их участия планы такого бытия представляют собой не иначе как дьявольские козни. Кажется, только этим можно объяснить, к примеру, известное высказывание Хиллари Клинтон о том, что целью создания Евразийского Союза будто бы является «повторная советизация региона», в силу чего США будут стараться «замедлить … или предотвратить это».

Прямо противоположную позицию занимает Россия. Наша страна помнит народную мудрость, гласящую, что метла, раздерганная на отдельные прутики, будет легко разломана и выброшена на свалку истории, а надлежащим образом соединенная – напротив, легко выметет из общего дома мешающий порядку (и вредящий здоровью) мусор. Наша Родина, выражаясь словами её лидера, прекрасно понимает, что «формирование экономических блоков путём навязывания своих условий … лишь заложит мины замедленного действия, почву для будущих конфликтов». Евразийское интеграционное пространство объективно предполагает исключительно добровольную взаимопомощь. Разумеется, не только в сфере экономики, но в вопросах совместной обороны, а также в культурно-цивилизационной сфере. Именно поэтому в последнее время резко возросла интенсивность межгосударственного взаимодействия в рамках СНГ и ОДКБ.

Очевидно, что необходимость добровольного (во всех смыслах этого слова) сотрудничества ради нахождения верных решений стоящих перед всеми странами проблем, касается не только регионального, но и глобального уровня. Но не менее очевидно и то, что такое сотрудничество неизбежно должно иметь под собой соответствующую идейно-методологическую (или, выражаясь словами Генри Киссинджера – моральную) основу. Без такой основы вряд ли можно будет достичь искомого всеми здравыми силами начала понимания, и уж тем более – принятия западными партнерами наших подходов.

И именно Россия, в силу своего положения – цивилизационный мост между Востоком и Западом, способна сейчас предложить соответствующую основу. Девяностые годы закрепили в сознании человечества порожденную западной философией парадигму устойчивого развития. Нулевые – стали временем выхода на мировую арену традиционной китайской идеи гармоничного развития. Текущее десятилетие может стать временем выдвижения нашей страной доктрины преображающего развития. Развития, преображающего человечество на основе синтеза развившихся на Западе принципов достоинства личности, исконно восточного императива общего труда и впечатанного в саму матрицу нашей евразийской цивилизации стремления к глобальной справедливости.

Кто знает – быть может, обкатка такого рода идей начнется уже в рамках предстоящего в середине ноября саммита лидеров стран G20 в Анталье?

участник Всемирного Русского Народного Собора, кандидат юридических наук, государственный советник юстиции Российской Федерации 1 класса.

Похожие материалы

А.П. Бородину удалось создать образ талантливого, решительного, энергичного, работоспособного,...

Богословскую сердцевину либерализма составляет наиболее радикальное из возможных отвержение...

Главным фактором рекрутирования в высшую элитную прослойку на Западе может считаться наличие...