Захар Прилепин любознательный и увлекающийся человек. Читающий всё и вся. Ему всё интересно. Как правило, такие люди всеядны, но, увы, не критичны. Если чья-то мысль или идея производит на них сильное впечатление, то они, на скорую руку усвоив ее, сразу же становятся адептами и пропагандистами.

Причем, что интересно, особенность психологии таких увлекающихся людей заключается в том, что у них есть душевная потребность как-то выделиться на фоне общепринятых и правильных, а поэтому банальных суждений. Им хочется быть непохожим на всех. Им нравится идти против мейнстрима. Это у них такой своеобразный интеллектуальный нонконформизм.

Такие товарищи бессознательно хотят чем-то подчеркнуть свою индивидуальность, поэтому если основная масса настаивает на том, что Земля вращается вокруг Солнца, то как только появляется хотя бы минимальный намек на возможность другого варианта (предположим, какой-нибудь непризнанный гений совершает «открытие века»), они сразу же бросаются заявлять всему человечеству во весь голос — Солнце вращается вокруг Земли. Так себя вести требует не Истина, а Психология.

Вот нечто подобное и произошло в случае Захара. Видимо, недавно он прочел, в общем-то, бесполезную для понимания современного украинства «археологическую» книгу Сергея Белякова «Тень Мазепы: украинская нация в эпоху Гоголя», впечатлился, и теперь призывает русских ватников и колорадов одуматься и прекратить утверждать, что украинской нации не существует. По Захару же — она существует.

Книгу Белякова я еще не читал, но ознакомился с ее основными идеями в изложении самого автора, давшего пространное интервью «Афише». Сразу же могу сказать, что Беляков своим исследованием помогает нам понять современное украинство примерно так же, как исследования Древнего Рима эпохи Пунических войн — проблематику конфликта гвельфов и гиббелинов.

Когда я недавно в Facebook попросил публициста Наталью Холмогорову, укоряющую меня за отрицание украинцев как народа, рассказать мне об отличиях русских и украинцев, то вместо нее мне ответил Прилепин.

«Я могу написать тебе три отличия. Сложившаяся литература на собственном языке, хоть и производном от «древнерусского». Но ведь и перед древнерусским был общеславянский. Далее. Определённый национальный тип характера, отличный от великоросского. Миллион отличий в быту и кухне. И главное: самосознание, объединившее миллионы людей, пусть и зачастую обманутых. (Но вообще вскоре после воссоединения в XVII веке вдруг остро почувствовавших, что они иные). Но ты скажешь: что у сибиряков так же. Или что угодно можешь сказать. Любой разговор замыливается на раз. Поэтому вопросы снимают только строгие научные труды с тысячей доводов. Обращаю твоё внимание на этот труд. Беляков, «Тень Мазепы». Вот его и оспаривай. Он, кстати, вообще ничего не доказывает. Просто работает с источниками, которым больше 46 лет.»

Ранее я как-то скептично и иронично указал Захару на его, мягко говоря, не совсем адекватные умозаключения по Новороссии. Примерно год тому назад в интервью Коцу и Стешину для «Комсомольской правды» он высказался следующим образом на эту тему, когда у него спросили, как быть с украинской культурой, из которой и произрос Майдан.

«На той территории, что станет Новороссией, — всячески культивировать и вышиванки, и песни, и пляски, и Лесю Украинку, и жовтое, и блакитное».

Я сказал Захару, что это неадекватное суждение, вызвано тем, что он в отличие от меня, 46 лет прожившего на Украине, просто незнаком с тем, о чем берется судить. Прилепин прочитал об Украине, может, книг десять, съездил туда несколько раз, с кем-то там поговорил-поспорил и теперь считает возможным для себя широко высказываться по украинской и новороссийской проблематике.

Разница между нами в том, что я там местный, я знаю, что и как там на самом деле происходит, а он приезжий, «турист». Поэтому он и смог найти «украинцев» там, где их нет.

Именно из-за этой поверхностности Захар, в общем-то, прекрасный и душевный человек, вне всякого сомнения, русский, правда, с советским окрасом, патриот, и впадает порой в кричащий неадекват.

Итак, что можно ответить на все эти прилепинские доказательства существования «украинской нации»?

В общем-то, еще в 2013 году до всех Евромайданов, давая Захару интервью, я высказывался на эту тему. Но все равно повторюсь.

Я, как человек, в советском паспорте которого в графе национальность было написано «украинец», причем «украинцами» по документам были и мои мать с отцом и бабушки с дедушками, утверждаю, что никаких «украинцев» ни в 1968 году, когда я родился, ни в 2016 году, когда я пишу эти строки, не существовало и не существует, и, видимо, в связи с тем, что в 2014 году началась Русская Реконкиста, в ходе которой исторические русские земли – Новороссия и Малороссия – воссоединятся с Российской Федерацией, никогда не появятся.

В СССР считалось, что если тебя зовут «Александр Захарченко», «Михаил Зощенко», «Аркадий Аврченко» или «Анна Горенко», то ты украинец, а если ты «Александр Турчинов», «Константин Гришин» или «Павел Климкин», то ты русский. Ты мог не знать, не говорить и не читать по-украински, и вообще, все украинское было тебе чуждо, но если ты был «Юрием Шевчуком», то тебя уже автоматически записывали в украинцы.

Но ни я, ни мои мама с папой, ни мои дедушки с бабушками в реальности никакими украинцами не были, а были абсолютно русскими людьми. Подчеркиваю, ни «украинцами», и даже не «малороссами», а именно русскими людьми.

Да, есть украинская мова, украинский алфавит, украинская литература, вышиванки, шаровары, украинская «история», украинские национальные «герои». Есть миллионы людей, которые искренне считают себя «украинцами», но, тем не менее, никаких «украинцев» в природе не существует.

Просто все эти «мовы» и «украинские литературы» существуют автономно от тех людей, которые проживают на территории современной Украины, и никак с ними не соприкасаются.

Почему не соприкасаются? Да потому, что примерно 90% граждан Украины являются абсолютно русскими людьми. Никакую «мову», и вообще ничего «украинского» они в своем быту не используют.

В Киеве, Житомире, Полтаве, Одессе, Харькове, Днепропетровске живут точно такие же люди, как и в Рязани, Хабаровске, Минске, Гомеле, Нижнем Новгороде, Красноярске, Москве и Владивостоке. Это факт.

У них практически идентичная ментальность, общий – русский – язык, одна и та же вера (или точнее «православный атеизм», когда в Бога никто, на самом деле, не верит, а просто крестят в православных церквях детей и празднуют Пасху), одни и те же гастрономические вкусы, один и тот же русский мат, русские привычки и традиции, русская манера одеваться и многое-многое другое.

Именно русская ментальность, русский язык и русская психология и позволяют «великороссам» Евгению Киселеву, Вере Холмогоровой, бывшей жене русского националиста Егора Холмогорова, и прочим понаехавшим «в Украину» спокойно получить работу у «украинцев». Они «в Украине» не чувствуют никакого дискомфорта именно потому, что находятся в своей родной русской среде.

Я, эмигрировавший в 2014 году из Киева в Москву, и живущий в России уже два года, вообще не вижу никакой культурной разницы между Киевом и Москвой, между киевлянином и москвичом. Да, есть какие-то особенности, но они вторичны.

Когда вы спорите с русскими интеллигентами типа Прилепина на тему существования «украинцев», сразу же в начале дискуссии, попросите их, во-первых, рассказать, как выглядит этот самый «украинец», назвать его национальные особенности, а, во-вторых, попросите поведать вам, чем же отличается «украинец» от русского.

Заранее говорю, что ваш собеседник или не сможет найти никаких отличий «украинца» от русского, или просто начнет вам сумбурно излагать какой-то невразумительный и нелогичный неадекват, не имеющий никакого отношения к реальности.

Если он все же попытается описать вам «украинца», то вы сразу же заметите, что вам описывают человека, которого вы в XXI веке днем с огнем не найдете не то, что в Киеве или там в Виннице с Черкассами, но и в какой-нибудь Хоружевке, на малой родине свидомита Виктора Ющенко.

Как правило, и сам украинский националист, и условный Захар Прилепин, еще раз повторюсь, начитавшись книг по «украинской истории» и «украинской культуре», а не исходя из собственного опыта и собственных наблюдений, начнет описывать «украинца» так: говорит на украинской мове; бреет лицо и носит усы, а не бороду, как «кацапы»; иногда ходит с оселедцем (хохолком) на бритой голове; одет в вышиванку и шаровары (это ж национальная одежда); никогда не носит «русских» лаптей; играет на бандуре, а не на балалайке; слушает песнопения кобзарей; читает Шевченку; «украинские» женщины не носят кокошники; на обед у «украинца» борщ, сало, смалец, цыбуля и вареники с вишнями; пьет «украинец» горилку, а не водку; «украинец» — это славянин, а «русский» — угро-финн, какая-то чудь и меря, ну и монголо-татарин, конечно же.

photo

Если ваш собеседник «знаток», начитавшийся Грушевского или Донцова с Михновским, то вам расскажут, что «украинцу» присуще частнособственническое, индивидуалистическое начало, а «русскому» — коллективистское; украинство – это сплошь казацкая вольница, а «русский» — это одно крепостничество и рабство.

Опустим рассказы про угро-финнов и монголо-кацапов, на это адекватному человеку не стоит обращать внимания, но давайте попробуем оценить то, как выглядит этот мифический «украинец».

Если вы человек начитанный, то вам сразу же броситься в глаза то, что современного «украинца» описывают, как, во-первых, крестьянина, а не городского жителя, а, во-вторых, как человека, живущего то ли в XVII, то ли в XIX веке. Еще раз, человека с такими культурными признаками, которые были указаны выше, «в Украине» не существует не то, что в XXI веке, но его невозможно было встретить уже и в веке XX. Большинство этих культурных и национальных черт «украинца» давным-давно утрачены.

«В Украине», начиная со сталинской модернизации и сталинской «культурной революции» живет совершенно другой культурный тип человека, а не тот который описывали Грушевский и Беляков, от книги которого у Захара Прилепина случился инсайт. И этот культурный тип русский. Другого «в Украине» просто нет и вряд ли появится.

Я вам больше скажу, украинский националист, свидомит и ненавистник всего москальского – Виктор Ющенко – и тот русский человек, потому что ментальность у него русская. Взгляды русофобские, он уже научился говорить на мове, а не на суржике, но ментальность русская. И никакой другой она быть не может. Увы-увы, но это так.

Почему же так произошло, что, несмотря на действительную разницу между малороссами и великороссами и в XVI веке, и в XVII, и даже в XIX веках, эта разница в XXI веке практически совершенно исчезла?

Да потому что и малоросс, и великоросс были в течение XIX-XX веков русифицированы. Да-да, русифицирован был не только малоросс, но и великоросс. На их месте появился новый национально-культурный тип, который мы и называем русским человеком.

Поэтому все существенные различия между малороссами и великороссами на сегодняшний день стерлись. Нет больше ни малороссов, ни великороссов. Есть только русские люди. И «в Украине» в том числе.

(Возможно в XVII веке и появилась какая-то “украинская нация”, не знаю, Прилепину виднее, но к XXI веку от нее ничего не осталось. Ее нет. Если она есть, то пусть Прилепин укажет на ее признаки.)

Русский человек, как национально-культурный тип, который существует и сегодня, появляется как результат европейских реформ Петра Первого в эпоху где-то между царствованием Екатерины Второй и Александра Первого. Зародился он, естественно, в дворянско-аристократической среде. Именно дворянство и породило великую русскую культуру. Когда мы о ком-то говорим «интеллигентный человек», то мы тем самым указываем на некие известные всем нам культурные нормы и коды, присущие этому человеку, которые впервые и появились именно в указанную эпоху. В течение XIX века этот культурный тип постепенно начинает усваиваться и разночинцами, которые вместе с дворянами продолжают творить и развивать русскую культуру.

После Октябрьской революции и Гражданской войны, когда русская культура была сметена великоросско-малороссийскими варварами (некультурными и дикими массами) под руководством, как, увы, русских левых интеллигентов, так и еврейско-латышско-польских комиссаров, в эпоху сталинской модернизации великорусские и малороссийские крестьяне, хлынувшие в города, в течение нескольких десятилетий усвоили русскую культуру. Именно тогда они и стали русскими.

Чтобы было понятнее различие между понятиями «русский», «малоросс» и «великоросс», я обычно его поясняю так: русский – это горожанин, а великоросс и малоросс – крестьянин. Русский – это Гагарин и поэзия Пушкина, а малоросс и великоросс – это фольклор, это вышиванки и кокошники, балалайки и бандуры, блины и вареники, это простая и незамысловатая крестьянская культура.

Русский – это усложнение и утончение жизни, это культурное восхождение. Если ты стал русским, то ты никогда не сможешь стать вновь малороссом или великороссом. Это невозможно, как невозможно культурное движение вспять и культурное нисхождение.

Мои дедушки с бабушками родились в екатеринославских селах. В детстве говорили на суржике. Именно они были теми людьми в моем роду, кто в 1920х-30х годах, как и миллионы других малороссийких и великороссийских крестьян, стали русскими людьми, усвоив русскую культуру. Так вот, я не могу вспомнить случаев, когда они в разговоре между собой вдруг бы перешли на суржик, родной язык их детства. Такого ни разу (!!!) не было. Почему? Да потому что их городская жизнь культурно усложнилась по сравнению с простоватой деревенской жизнью, которой они жили в детстве, и суржик никогда бы не смог передать тех оттенков эмоций и значений, которые они могли выразить на русском языке. Городские быт и культура всё в их менталитете поменяли.

Поэтому и сейчас «в Украине» вы видите совершенно абсурдные вещи, когда миллионы людей, называющих себя «украинцами», скачущих на Майдане, кричащих «ла-ла-ла», приветствующих АТО, проклинающих москалей, несущих совершеннейшую русофобию, отказывающих русскому языку в государственном статусе, называющих Россию отсталой азиатской страной, с которой они не хотят иметь ничего общего — так вот, все эти люди говорят только на русском языке, у них дома вы не найдете ни одной украинской книги, они предпочитают смотреть фильмы на русском языке и читать русские книги.

05

Никто из этих «украинцев» не собирается отказываться от русского языка и русской культуры, хотя они и отказываются от русского имени. Почему так происходит?

Да потому что у них нет украинской альтернативы русской культуре, чтобы можно было бы от нее отказаться. «Украинская культура» в отличие от культуры русской, французской, немецкой или польской сельская, фольклорная, а не городская.

Идейное и культурное украинство не смогло создать культурный тип украинца-горожанина. Не понятно как он выглядит в реальности. В современных украинских городах его не существует. Тотально преобладающий там культурный тип – русский.

Украинство и не могло бы это сделать, потому что в эпоху Грушевского и Драгоманова все горожане в Малороссии были русскими. Поэтому и «украинца» они могли описывать только как малороссийского крестьянина, который, конечно же, отличался от крестьянина великорусского.

Даже Западная Украина не может в этом помочь украинству. Дело в том, что западенцы горожанами стали только после Второй Мировой войны, когда из львовов и сланиславов ушли поляки, а евреи еще во время войны были перебиты нацистами.

Становясь горожанами, западенцы усваивали не только «украинскую культуру» и «киево-полтавский диалект украинского языка», но и русифицировались. Нынешние западенцы, как это ни странно звучит, вообще, если так можно выразиться, полурусские люди. Да, они говорят по-украински, но ментальность у них почти русская. Нерусской ее делает только неизжитые в городе крестьянская закваска и местные сельские традиции.

Даже на момент 2016 года, даже после почти 25 лет украинской самостийности и незалежности, украинская городская культура, как нечто отличное от русской культуры, так и не появилась.

Поэтому «в Украине» невозможно появление украинского романа. Он будет просто неправдоподобен, так как если действие будет происходить в Киеве или Чернигове, не говоря уже об Одессе или о Харькове с Днепропетровском, его нельзя будет написать по-украински, так как герои не могут, живя в этих городах, говорить по-украински. Это будет неправдой.

Украинская культура, украинская мова и украинская литература, на которые, как на признак украинской нации ссылается Прилепин, существует совершенно автономно от большинства граждан Украины, и пересекается с ними только в государственных учреждениях и школах. Не будь этой государственной обязаловки, то украинские культура и язык давно бы «в Украине» исчезли, как латынь исчезла в Италии.

Если вы в апреле 2016 года в столице Украины подойдете к газетному ларьку, то увидите, что 95% собственно украинских печатных СМИ будут на русском языке, потому что издавать их по-украински нерентабельно.

Во всех книжных магазинах даже сейчас после 2 лет войны в Донбассе 95% всех книг привезены из России, потому что если эти магазины будут торговать украинскими книгами, у них не будет ни ассортимента, ни выручки. Украинские книги практически никто кроме западенцев и чудаков-энтузиастов из Центральной Украины не покупает.

В Киеве чуть меньше 500 школ. Почти во всех школах преподавание ведется по-украински, русский там вообще не изучают как предмет. Только в 7 школах есть классы, где преподавание идет по-русски, но при этом в Киеве вся молодежь говорит и пишет по-русски, а не по-украински.

Мало того, почти все киевские бандеровцы и правосеки, родившиеся уже после 1991 года, за исключением западенцев и немногочисленных выходцев из сел и маленьких городков типа ляшковца Мосийчука говорят по-русски. Почему? Да потому что никаких «украинцев» в Киеве нет и не будет. Никто не хочет переходить из культурной русской матрицы и осваивать украинскую культуру, потому что она, на самом деле, чужда украинским гражданам.

Прилепин говорит о каких-то миллионах отличий «украинцев» от русских в быту и кухне. Мне самому интересно, что там за отличия. Пусть их назовет. Мне интересно, чем это я от него в быту и в гастрономических предпочтениях отличаюсь.

Господа, прекратите впадать в фольклор, прекратите представлять «украинца», как человека, который ежедневно ест и пьет только сало с горилкой, «украинец» ест на завтрак, обед, ужин и на праздники не только борщ и вареники, но и гороховый, фасолевый супы, рассольник, солянку, окрошку, котлеты, жаркое, холодное (или холодец), оливье или селедку под шубой, винегрет, отбивные, докторскую колбасу, голландский сыр, квашенную капусту, гречневую, манную, рисовую каши, овсянку, пельмени, шашлыки, яичницу, макароны с вермишелью, кефир и ряженку. То есть, современная кухня «украинца» совершенно не отличается от кухни русского, чтобы там Прилепин не выдумывал. За столом в Новосибирске вам хозяева дома предложат то же самое, что и за столом в Сумах или Херсоне.

Захар Прилепин может задать вполне справедливый вопрос: если никаких украинцев нет, то кто тогда эти миллионы людей, которые себя украинцами все же называют?

В настоящее время под украинцами следует понимать не народ, такового просто нет, а многомиллионную политико-религиозную секту русских людей плюс западенцев, цель которых — обретение Рая. Рай для них – это Европа. Это царство закона, разума и добра, место, где никто не умирает, и где все так чисто, что можно есть с асфальта, там нет коррупции, там большие зарплаты и пенсии, там все устроено по справедливости.

В то же самое время Россия – это Ад, страшная азиатская дыра, сплошной ГУЛаг и перманентный сталинизм, отсталость, царство вечной мерзлоты и повального пьянства. Жить нормальному человеку там нельзя. Русские – это отсталый и рабский народ. Вот поэтому мы и не хотим считать себя русскими, а считаем «украинцами». Вот поэтому надо сделать все возможное, чтобы не попасть в Ад, а попасть в Рай.

Тот русский, кто верит в эту дичайшую картину мира, и является украинцем. Говорить по-украински тут необязательно. Ты можешь быть хоть с Сахалина, как нынешний депутат-бандеровец из «Самопомощи» Егор Соболев, хоть уроженцем Курска Павлом Климкиным, главное верить в то, что «Украина – це Европа». Вот поэтому все российские либералы-западники и являются политическими украинцами. Они также верят в европейский миф.

А весь этот украинский культурный антураж, все эти вышиванки — либо для западенцев, либо для Захара Прилепина, чтобы ему лучше верилось в то, что есть такой народ как украинцы.

В течение последних двух лет я часто езжу в Донбасс, раз в один-два месяца. И вот, что я заметил – Украина за эти два года исчезла из Донбасса, растворилась. Нет украинской власти, нет украинской мовы (в школе ее еще изучают раз в неделю вроде как язык народов Донбасса, но в случае чего эти уроки исчезнут, и никто о них не вспомнит и не пожалеет).

У большинства людей сложная жизнь, многие укоряют Путина и Россию за то, что Донбасс распяли на кресте, а их бросили на произвол, но никому из этих людей не приходило в голову жаловаться мне на то, что украинство исчезло из их жизни. Оно им просто не нужно.

Вот так же украинство без сожаления исчезнет из жизни «украинцев» Новороссии и Малороссии, когда Украина на этих территориях будет отменена, а они снова войдут в состав России. А проблемами украинства будут заниматься только археологи-любители и Захар Прилепин, дай Бог ему здоровья.

Журналист

Похожие материалы

Власть можно свалить и волной стихийного недовольства. Но тогда на развалинах восторжествует...

Человек может прекратить свое существование не в мировой ядерной войне, а в результате...

Хорошо промытые политкорректной хлоркой умы европейцев прекрасно адаптируются к новым порядкам в...