На сайте «Открытой России» опубликован очередной  памфлет  Михаила Ходорковского, в котором он призвал россиян не соблюдать «неправовые» законы нашего государства, а также порассуждал о морали и христианском милосердии.

В качестве примеров аморальности российских законов и судопроизводства г-н Ходорковский  привел недавние судебные решения  по делу Олега Миронова, получившего три года колонии за хулиганство на концерте А. Макаревича, и приговор Олегу Синцову, признанному виновным в подготовке терактов в Крыму. Не забыл он упомянуть, конечно, и об условно-досрочном освобождении гражданки Васильевой.

Оставляя без комментариев антиконституционные призывы г-на Ходорковского не соблюдать законы, и не напоминая экс-олигарху об аморальности уклонения от уплаты налогов в особо крупном размере, давайте попробуем всё же разобраться в сути озвученной им проблемы. Ведь нельзя не согласиться с очевидной и вполне банальной  мыслью, высказанной г-ном Ходорковским, что нормальное государство должно быть основано на верховенстве права, на морали и справедливости и не должно допускать беззакония и произвола. С этим трудно поспорить.

Но соотношение между правом и моралью очень сложное и многоаспектное, и при оценке «моральности» того или иного закона возникает вопрос: а основанную на каких философских или религиозных ценностях мораль следует применить? Христианскую мораль или  какую иную?  Поэтому даже первокурсник юрфака, дабы сразу не схватить двойку, никогда категорически не заявит, что тот или иной закон аморален. Тем более если он исходит при этом лишь из своих политических пристрастий, как очевидно это делает М. Ходорковский, называя неправовыми и аморальными «закон Димы Яковлева» и «закон об иностранных агентах», а также приговоры по делу ЮКОСа, «Пусси Райот» и Олега Навального.

Раз уж была упомянута скандальная группа «Пусси Райот», то стоит напомнить, как, защищая ее участниц, либеральные единомышленники Ходорковского и реципиенты его грантов громко кричали тогда, что мораль — это удел попов, а чувства верующих- фикция, и требовали показать им «букву закона», которую «девочки» якобы нарушили.

Выходит, что мораль, по их представлениям, бывает разная, одна только для своих, другая – для всех остальных. То же и с правом. И примеров применения нашими либеральными оппозиционерами двойных стандартов при оценке и моральной и правовой стороны тех или иных событий — превеликое множество. Поэтому им, как и М.Б. Ходорковскому, не стоило, конечно, выступать с проповедями о морали.

Безусловно, в политике есть друзья и враги.  Но в праве такого быть не может, и закон должен быть един для всех. Кстати, приговор Олегу Миронову подтверждает, что российские суды даже по таким резонансным делам способны выносить политически неангажированные решения. 

Но существуют ли какие-то объективные критерии, чтобы достоверно определить, насколько в том или ином государстве законы «правовые» или же «неправовые»?

Здесь стоило бы обратиться к одному любопытному документу, известному, к сожалению, в основном только специалистам. Речь идет о Докладе Венецианской комиссии  «О верховенстве права». Члены Венецианской комиссии в 2011 году  выработали консенсусное определение, содержащее шесть составляющих верховенства права и правового государства. Это (1) законность, в том числе прозрачный, подотчетный и демократичный процесс принятия законодательства; (2) правовая определенность; (3) запрет на произвол; (4) доступ к правосудию, обеспечиваемому независимыми и беспристрастными судами; (5) соблюдение прав человека; (6) недискриминация и равенство перед законом.

Для оценки состояния верховенства права в том или ином государстве был разработан и представлен в виде приложения к упомянутому Докладу  контрольный список вопросов по каждому из этих пунктов.  Например, для того, чтобы оценить состояние законности в государстве, предлагается ответить на следующие вопросы: действует ли государство на основании закона и в соответствии с ним? Является ли процесс принятия законов прозрачным? В какой степени правительство действует вне поля, определённого законодательством, или использует особые меры, а не общие правила?

Для оценки правовой определенности следует ответить на вопросы: все ли законы публикуются и доступны? Написаны ли законы на доступном языке? Имеется ли много положений об исключениях в законах? Запрещено ли обратное действие законов? И так далее.

То есть для оценки законности важно, чтобы государство в лице его органов действовало открыто, в строгом соответствии с законом и не допускало произвола. А вовсе не в том, чтобы оно проявляло милосердие к хулиганам и тем более к террористам.

Анализируя этот список вопросов, можно прийти к удивительному выводу, что у нас в России с верховенством права дела обстоят не так уж и плохо.

Все законы и решения судов у нас публикуются в открытых источниках и практически все из них можно найти в Интернете совершенно бесплатно. Если вы полагаете, что сможете свободно и бесплатно найти и скачать решения судов, например, в Германии или других странах Евросоюза, то глубоко заблуждаетесь.

Законодательный процесс у нас предельно прозрачен, и на сайте Государственной Думы можно проследить все стадии принятия законопроекта и опять же бесплатно скачать любые документы. Законы и иные нормативные акты у нас обратной силы не имеют и практически не содержат исключений из общих правил. Право граждан на доступ к правосудию обеспечивается безусловно.

А еще в России не похищают без суда людей и не размещают в секретных тюрьмах на территориях других государств. У нас нет своего Гуантанамо.

Разумеется, я не хочу этим сказать, что у нас всё образцово и замечательно. Это было бы глупо. Обоснованных претензий к российским законодателям и судьям существует масса, и поэтому нам жизненно необходимо повышать качество как законов, так и судебных решений, а главное — усилить борьбу с коррупцией. Каждый может легко продолжить этот список.

Но вот категорически заявлять, как Михаил Ходорковский, что в России «места праву не осталось» всё же не стоит. Потому как это неправда. Да и до наступления «эры милосердия» тоже далековато.

Юрист, публицист

Похожие материалы

Язык – это, прежде всего, система правил, не только речи, но и поведения. Это такой же социальный...

Можно ли считать поддержку тех сил, которые выступали против царствующего императора, недопустимой...

Сами либералы при первой же необходимости готовы сбросить в пучину ничтожества кого угодно, порой...