Предвыборная гонка кандидатов в президенты полна сравнений и уподоблений. Что ни день, то очередная фигура речи, в которой происходит сравнение одного субъекта с другим по какому-либо общему признаку, как положительному, так и отрицательному. Вот Дэвид Игнатиус, обозреватель из Washington Post, провел параллели между Дональдом Трампом и российским президентом, заявив, что Трамп «в каком-то отношении является американской версией Путина», поскольку, как и российский лидер, он хочет отыграть допущенные его страной потери и вернуть ей былую славу, обещает восстановить ее мощь и престиж 1. На сайте BBC появилась статья «Почему люди называют американского бизнесмена Дональда Трампа Волан-де-Мортом», где рассказывается, что Трампа сравнивают в твиттере со злым волшебником из «Гарри Поттера», а комментатор CNN Салли Кон сопоставляет его даже с Адольфом Гитлером.

Ну а сам Дональд Трамп тем временем заявил, что он является гением социальных сетей, и мир еще не видел столь сведущего в этой сфере коммуникации человека. «Кто-то сказал, что я — Эрнест Хемингуэй 140 символов», — передало The Hill слова Трампа, поставившего на одну доску свои твиты с произведениями великого писателя и добавившего, что он понимает социальные медиа лучше, чем кто-либо еще 2. Так что не удивительно его сравнение границы США со «швейцарским сыром»: она похожа на этот молочный продукт, поскольку через многочисленные дырки в нее проникают нелегалы. «По крайней мере, 11 миллионов человек попали в страну незаконно», — отметил он в ходе дебатов в Хьюстоне (штат Техас) и вновь пообещал построить стену для защиты от нелегальных мигрантов на границе с Мексикой. При этом претендент на пост президента уточнил, что чем больше мексиканцы критикуют его идею, тем выше будет стена. «Она только что стала на десять футов выше», — отметил Трамп.

Вскоре в состязание по уподоблениям с «Хемингуэем твита» вступила автор серии книг о Гарри Поттере Джоан Роулинг, которая заявила, что Трамп своими высказываниями превзошел самого Волан-де-Морта, поскольку он не желает пускать беженцев на территорию США. Трамп действительно предложил запретить въезд мусульманам в США, поскольку эта мера соответствует военному времени, и в качестве доводов напомнил как во время Второй мировой войны США аналогично поступили с японцами, немцами и итальянцами. Тогда, как известно, 32-й президент Франклин Рузвельт санкционировал интернирование, подписав 19 февраля 1942 года Чрезвычайный указ, который разрешал военным властям определить «зоны выселения» и перемещать из них любых лиц. В итоге все граждане японского происхождения были насильственно выселены с тихоокеанского побережья, в том числе из Калифорнии и большей части Орегона и Вашингтона, в лагеря для интернированных.

лагерь для интернированных японцев в Тьюл Лэйк, Калифорния2

Лагерь для интернированных японцев в Тьюл Лэйк, Калифорния

Вот и Трамп предложил временно не пускать мусульман на американскую территорию под тем предлогом, что США ведут войну. В Великобритании, помимо писательницы Джоан Роулинг, вознегодовали и читатели. Они инициировали петицию с требованием запретить въезд самому кандидату в президенты США, которая набрала почти 700 000 подписей. Но Трампа негодования некоторой части англичан и американцев мало тронули, и он пояснил сообществу в эфире ABC: «То, что я делаю, не отличается от действий Рузвельта. У нас нет выбора, мы должны сделать это. В стране есть люди, которые хотят взорвать наши здания, наши города» 3.

Смелые заявления Трампа, часто идущие вразрез с «политической корректностью», встретили сочувствие как у рядовых граждан, так и у политиков не только в Штатах. Основатель и бывший лидер Национального Фронта Жан-Мари Ле Пен признался в своем Твиттере, что если бы он был американцем, то на выборах голосовал бы за Трампа. Также публично поддержал его бывший лидер ультраправой расистской организации Ку-клукс-клан Дэвид Дьюк, от которого Трамп все же предпочел дистанцироваться, хотя тот и похвалил его взгляды на иммиграционную политику.

Но если сам Трамп сравнил себя Франклином Рузвельтом, то другие решили упомянуть Теодора Рузвельта, 26-го президента США. В интервью Bloomberg Politics 4 Карл Айкан (Carl Icahn), чье состояние оценивается в $22 млрд, заявил, что он разделяет политическую платформу своего коллеги по цеху миллиардеров, Дональда Трампа, который владеет примерно $4 млрд. Он считает, что США необходимо ужесточать миграционную политику, а также навести порядок в налоговой сфере, чтобы корпорации не могли выводить свои прибыли из-под американской налоговой юрисдикции, что в Вашингтоне нужен кто-то типа Тедди Рузвельта 5, и потому находит основания сравнить с Тедди Рузвельтом — в фильме «Опасность впереди» — именно Трампа: «Тедди Рузвельт был велик. Он встал на пути J.P. Morgan. Где нам взять такого же парня? Дональд, единственный из всех может быть столь же дерзким, но он говорит то, во что верит» 6.

Так, среди прочего, Дональд Трамп пообещал заставить Apple перенести производство в США в случае своей победы на выборах, и заявил о намерении наложить 35%-й налог на компании, которые перенесли производство за границу. Свои разработки Apple проводит в калифорнийском Купертино, Mac Pro с 2013 года производятся в Техасе, а вот большинство смартфонов, планшетов и других гаджетов Apple производятся за пределами США, в частности, в Китае и на Тайване. И другие корпорации перенесли цеха по сборке за пределы Штатов, ослабляя тем самым, как считают американцы, экономическую мощь собственной страны.

Далее, в середине декабря 2015 года в «Forbes» появилась заметка преподавателя бизнес-школы Оксфордского университета «Почему я поддерживаю Дональда Трампа: он новый Рузвельт», где отмечались моменты совпадения: ценность труда и капитала, явно выраженная политика «американского национализма», новый тип консерватизма, убеждение, что основанием «хорошего правительства» является сообщество «хороших граждан» 7. А недавно в «San Diego Union-Tribune» появилось более детальное сопоставление и выявление совпадений у Дональда с Тедди: оба жители Нью-Йорка, успешные в финансовом отношении сыновья состоятельных отцов, но, будучи выходцами из богатых семей, всего достигли самостоятельно; оба были воинственными сторонниками активной внешней политики, полезной для Америки, временами впадая в «квасной патриотизм», громогласно заявляя об американском превосходстве; оба националисты — утверждали, что иммигранты должны отдавать приоритет верности Америке, оставляя на втором плане свои бывшие родины; оба вошли в американское сознание с помощью новых СМИ, давших им воздействие на массовую аудиторию; оба много рассуждали по поводу экономических страхов рабочих и среднего класса, выступая против профсоюзов и социалистических идей как угрозы для американской экономики, обвиняя крупные корпорации в предательстве национальных интересов; оба вынуждены были действовать во время невероятных и травматических экономических преобразований, и заняли видное положение посредством популистских призывов, при этом имели непростые отношения как с партийным руководством, так и с основной массой избирателей. И только одно существенное различие между ними — в то время как Теодор Рузвельт шел к президентству снизу вверх, успел побывать губернатором Нью-Йорка, помощником шерифа в Дакоте, полицейским комиссаром города Нью-Йорка, помощником министра военно-морского флота США и лишь потом стал самым молодым президентом в истории США, — то Трамп сразу замахнулся на высший политический пост. Впрочем, при всех совпадениях, автор обзора все же замечает, что он не думает, что Дональд Трамп действительно «второе пришествие Теодора Рузвельта», но, тем не менее, есть у них общие черты 8.

TR-Policeman

Теодор Рузвельт — полицейский комиссар Нью-Йорка (карикатура 1896 г.)

Много общих черт находит преподаватель истории Маргарет О’Мара (Margaret O’Mara, Associate Professor of History at the University of Washington), опубликовавшая свои рассуждения на сайте «History News Network», специализирующемся в подаче новостей в исторической перспективе. Она полагает, что Дональд Трамп летом 2015 года стал тем же, что и Теодор Рузвельт летом 1910 года, когда он окончательно решил связать свою дальнейшую деятельность не с консервативными элементами республиканцев, которых объединил вокруг себя Тафт, а с реформаторским крылом партии, вследствие чего была образована прогрессивная партия, и в конце августа Теодор Рузвельт, в ходе своей поездки по Штатам, впервые использовал понятие «новый национализм». И Тедди, и Дональд строили свои рассуждения при схожих условиях: богатые становились богаче, а бедные еще беднее, между ними — зажатый средний класс, миллионы иммигрантов, (только во времена Рузвельта — итальянские, из Восточной Европы, из России), со своими языками, исповедующие разные религии — избиратели обеспокоены нарастанием проблем и ждут ответов и решений от политических лидеров, возлагая на них все надежды. Медиа-среда к тому времени изменилась, а Рузвельт стал для них идеальным кандидатом, и сотни газет по всей стране получали от него необходимый материал для первых полос. Но опыт 1910 года показал, что хотя дерзкие выступления политиков и привлекают людей, желающих смелых решений накопившихся проблем, все же подстраивающиеся под мнения различных избирателей кандидаты почти никогда не выигрывают, хотя и меняют порой формат выборов, привнося новые приемы подачи своих противоречивых мечтаний 9.

Так что, исходя из данного сопоставления, автор обзора намекает, что у Трампа, вопреки всему информационному шуму, который он устроил, нет шансов на победу. Подобный обзор на основе сравнения двух фигур можно найти и в «Foreign Policy», где появилась статья «Является ли Дональд Трамп наследником заветов Тедди Рузвельта?» 10.

Тем не менее, Трамп может смело использовать сопоставление с Тедди Рузвельтом в свою пользу, поскольку американцам нужен лидер, способный побороть терроризм и остановить приток мигрантов, способный взяться за решение внутренних проблем, и, прежде всего, экономических. Трамп в состоянии изобразить себя наследником двух Рузвельтов — и Франклина, и Теодора, а часть избирателей готова в это поверить, поскольку у них есть стойкое ощущение, что Вашингтон давно уже занят решением тех проблем, которые он создает, оторвавшись от реальной жизни своих штатов, обслуживая интересы внешних сил. Но вряд ли Трамп в состоянии решить накопившиеся проблемы, хотя его предложения и выглядят привлекательно. Главное же в этом политическом сезоне то, что лишь только он громко проговаривает то, о чем многие предпочитают говорить шепотом (из-за пресловутой «политкорректности»). Так что Трамп это кандидат, который разоблачает мнимые достижения Вашингтона и указывает на реальные проблемы США. И пока это приносит ему политические очки, дает преимущество перед другими кандидатами. Но, чтобы закрепить успех, ему необходимо определиться, в образ какого именно Рузвельта перевоплощаться — Франклина или Теодора.

Историк философии, профессор философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Похожие материалы

В создании «умной экономики» первостепенная роль отводится университетам. Иначе говоря, университет...

В глазах российских современников конца XIX века эфиопы представали носителями качеств, которые...

Вопрос не в том, что поэтизации быта нет в литературе. Вопрос в том, почему это не прививается,...