В Москве и некоторых других городах России состоялись траурные мероприятия, связанные с первой годовщиной смерти Б.Е. Немцова. Политик был убит в феврале прошлого года на Большом Москворецком мосту. Поскольку господин Немцов многие годы являлся одним из формальных и неформальных лидеров нашей несистемной оппозиции, то уже в момент происшествия можно было легко предположить, что соратники используют гибель политика по полной.

Действительно, на месте убийства тотчас был создан «народный мемориал», который с тем или иным успехом оппозиционеры пытались поддерживать весь прошедший год. Глупо было бы думать, что они не воспользуются соответствующей датой, чтобы еще раз не проверить степени собственной мобилизации и не устроить самим себе смотр в год выборов.

Тем более, что до сего момента все действия нашей несистемной оппозиции легко укладываются в широко известную методичку Джина Шарпа под названием «198 методов ненасильственных действий». В этой методичке есть отдельный подраздел «Поминание умерших», куда входят следующие пункты: политический траур; символические похороны; демонстративные похороны; поклонения в местах захоронения. Ну, место захоронения господина Немцова не очень удобно расположено, зато место его убийства — именно там, где надо. Конечно, можно сказать, что мистер Шарп просто структурировал весь опыт ненасильственных действий, известных мировой истории. Не обязательно читать его труд, чтобы использовать те или иные приемы. Тем более, что у Шарпа в перечне ненасильственных действий под пунктом 148 значится мятеж.

Но при всем при том к траурным мероприятиям марш памяти Немцова не имеет никакого отношения. Разумеется, это была политическая акция, и даже глупо организаторов в этом обвинять. Ровно тем же занимался бы и сам господин Немцов, если бы погиб не он, а какой-нибудь другой оппозиционный политик. Такова логика политического процесса, и возражать против нее — плевать против ветра.

Надо отдельно отметить здесь, что не существует ни одного вменяемого оппонента либеральной оппозиции, который бы приветствовал или хотя бы отчасти одобрил убийство Бориса Ефимовича. При любом личном отношении к самому политику. Политическая борьба политической борьбой, но убийство — это тягчайшее преступление в любом случае, а политическое убийство вдобавок всегда дополнительно дестабилизирует обстановку. Именно поэтому даже сами оппозиционеры если и обвиняют Кремль в этом преступлении, то лишь косвенно. Оно и понятно: власть, которая часто указывает на стабильность в стране, как на одно из своих достижений, не будет сама закладывать мину под текущий порядок вещей. Тем более, что на день сегодняшний несистемная оппозиция внутри нашей политической системы не представляет для наших властей ни малейшей угрозы. Напротив, в информационной палитре либералов используют в качестве дополнительного фактора для консолидации общества.

В конце концов, люди пользуются своим конституционным правом, той самой 31-й статьей — а уж какие они при этом поводы находят для своих собраний и какие выдвигают политические требования — их дело.

Даже украинские флаги, на которые указывали многие наблюдатели за «маршем Немцова», не вызывают особого протеста. Ну, официальный флаг соседней страны. Можно еще флаг Бразилии нести — он красивый. Это же не флаг Исламского государства, которое у нас официально запрещено. Они там несут вот такие флаги, а у остального общества укрепляется соответствующее отношение к данной части наших сограждан.

Встревожило другое. В социальных сетях широко разошелся ролик с марша, на котором пожилой человек отказывается прославлять Бандеру как украинского героя. Этого человека остальные митингующие начинают толкать и бить, объявляют провокатором, после чего передают полиции. Причем, надо отметить, что до этого полиция в происходящее не вмешивается. Вот этот эпизод — весьма тревожный звоночек.

Мы давно привыкли к тому, что наша либеральная оппозиция приступила к ползучей реабилитации нацистской Германии вообще и Гитлера в частности. Проявляется подобная реабилитация в тысячах отдельных мелочей, реплик, постулатов. Некоторые из них стали для нас настолько привычными, что мы и сами перестаем обращать на них внимание, принимая их как данность.

К примеру, часто можно слышать такую фразу: Гитлер убивал чужих, а Сталин — своих. Отдают ли либералы, которые ее произносят, себе отчет, что их логика — это логика расистских Нюрнбергских законов? Это кто же для Гитлера был чужим? Граждане Германии еврейского происхождения? Тогда кто же «свой» для грузина Сталина? Так мы далеко можем уйти. Заметьте, о немецких коммунистах, которых при Гитлере сажали пачками, я даже и не упоминаю.

Кроме этого, мы периодически слышим о том, что ради сохранения жизни нужно было сдать Ленинград, что Советскому Союзу лучше было бы проиграть в войне, потому что проигравшие страны живут замечательно, что Власов — это не предатель, а достойнейший человек и патриот своего отечества. И так далее, и тому подобное. И все это происходит в стране, потерявшей во время Великой Отечественной 27 миллионов человек — по приблизительным подсчетам. Огромную часть из этих миллионов составляли мирные жители.

А теперь мы потихонечку подошли к очередному рубежу. В центре российской столицы провокатором объявляют не тех, кто называют Бандеру героем и выкрикивает бандеровские же лозунги, а того, кто пытается этому сопротивляться. Очень интересный момент. Дело происходит в стране, сотни тысяч граждан которой имели то или иное отношение к солдатам, сражавшимся и с бандеровцами тоже. После победы большинство солдат разъехалось по своим домам, к женам и детям, а кто-то отправился на запад Украины продолжать войну. Есть такой человек и в моей семье. Их часть была расквартирована в городке Стрый Львовской области. А что делать — приказ.

И дело не в том, что бандеровцы воевали за независимость Украины, а в том, как они это делали и с кем при этом сотрудничали. Но историческая память к настоящему моменту затянута туманом. Есть политическая целесообразность, ради которой можно спокойно отвернуться от могил собственных предков, забыть пытки, зверства, издевательства. Верховная Рада Украины принимает специальный закон, делающий Бандеру и Шухевича национальными героями. А польский политикум закрывает на это глаза, предав жертв Волынской резни. Отдельные господа евреи с гордостью именуют себя жидо-бандеровцами, понимая, что с Бандерой им, благодаря советским спецслужбам, встретиться уже не доведется никогда. В центре Европы проходят факельные шествия, но и они не вызывают у западной элиты никаких протестов. А какие протесты? Это тоже есть в методичке Шарпа, называется «Символическое зажигание огней (факелы, фонари, свечи)». Наверное, у нацистов подсмотрел. Они же тоже часто ненасильственно сопротивлялись вялому веймарскому правительству, пока к власти шли.

Мы по старой памяти продолжаем называть нашу несистемную оппозицию «либеральной», полагая, что. может, методы у нее и негодные, но хоть цели благие. Свобода лучше несвободы, естественные права человека, любому меньшинству должно быть комфортно — и так далее. Кто же с этим будет спорить? А вот современные нацисты — это какие-то маргинальные ультрас, кидающие зиги, делающие себе татуировки со свастикой и отмечающие 20 апреля «день рождения дедушки».

Никому как-то и в голову не приходит, что нацизмом заражена значительная часть нашего «креативного класса», что идеи нацизма разносят солидные дядечки в костюмах и при галстуках, работающие на кафедрах в МГИМО, МГУ и других прославленных вузах. Все они, разумеется, как и было предсказано, именуют себя антифашистами, все они любят порассуждать о правильном и неправильном происхождении, все они любят употреблять слово «породистый» по отношению к людям. Это происходит в нашей с вами стране, происходит у нас под носом, происходит уже много лет.

Чем это заканчивается, видно хотя бы по Украине, а вот что с этим делать — не совсем понятно. Ну, быть может, для начала перестать называть нацистов либералами.

публицист

Похожие материалы

Похоже, в Москве многие так и не поняли, что война в Донбассе – это не региональный конфликт, это...

Лишь три представителя правой группы Государственного совета ‒ князь А.А. Ширинский-Шихматов, А.Ф....

Генонизм, который вырос на обломках советской империи, который питался отвержением обрыдшего...