В книге идет речь о критике либерализма, об изменении политической шкалы, о постсекулярности, о создании нового политического языка и главное – о социал-традиции, новой идеологии, предлагаемой автором на суд читателя. И в этом видится ещё один серьёзный побудительный толчок для общей работы по созданию идейно-смысловой синергии Восхода, идущего на смену Закату

На идее «заблуждения луддитов» зиждется вся концепция постиндустриальной экономики - технический прогресс создает конъюнктурную безработицу, ломая старые производственные отношения, но при этом он закладывает фундамент для их восстановления на новом, качественно более высоком уровне. Таким образом, рано или поздно, человек получит возможность заниматься тем, что позволит ему в наиболее полной степени раскрыть собственный креативный потенциал. Но мысль о том, что в мире постиндустриальной глобальной экономики человек легко может найти свое признание, сугубо умозрительна. Результат – новое массовое движение против технологий, которое уже окрестили неолуддизмом

Cнятый и вышедший при проектировщике либерально-авторитарных реформ Юрии Андропове фильм «Мэри Поппинс, до свидания», изначально задуманный как «сказка для взрослых», имел целью взращивание в советских людях духа воинствующего индивидуализма. Базирующаяся в целом на изначальном сюжете книги Памелы Трэверс, кстати, оккультистки и противницы христианства, кинокартина изрядно развивала и дополняла литературное произведение


Выбор редакции

Пять формул Евгения Шифферса

Конец 1980-х – это время рождения последней по времени...

Владимир Рокитянский

Основные реформы Сергея Витте — введение золотомонетного стандарта и введение так называемой «винной» монополии — вызывали возражения большинства бюрократии, в том числе основного законосовещательного органа — Государственного совета. Эти реформы были проведены благодаря личной поддержке Николая II, и их, безусловно, стоит отнести на его счет

Русофобия – это привилегированный западный миф, лелеемый на протяжении почти тысячелетия на самом высшем уровне: от римской курии до политического класса и академических кругов современного Запада

Русский царь — как и французский архитектор — относился к вере серьёзно. Поэтому не смог принять противоречащее канонам решение о захоронении католика Монферрана в созданном его гением православном Соборе, и упокоился Монферран в своём родном Париже. Хотя торжественная церемония проводов этого почитаемого «клиром и миром» католика была проведена на самом высоком уровне — с заупокойной службой в Исаакии, с обносом гроба вокруг Собора