РI: Русская Idea продолжает публикацию материалов второго круглого стола из цикла мероприятий нашего сайта и фонда ИСЭПИ, посвященных 1917 году. Тема круглого стола — «Николай II: царь-модернизатор или царь-ретроград?» Наряду с дискуссиями о том, была ли модернизация начала ХХ века экономически успешной, одним из центральных сюжетов круглого стола стали вопросы: какую роль в модернизации страны играл император Николай II, сопротивлялся ли он проведению реформ, и чем можно объяснить парадокс в восприятии Николая II – как царя-мракобеса и ретрограда, а не как царя-модернизатора?

Ответам на эти вопросы было посвящено выступление, публикуемое ниже, основного докладчика — доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника ИРИ РАН Вадима Дёмина.

Предыдущие материалы круглого стола см.:

Алексей Макаркин. «Странная архаика» — Николай II глазами образованного класса.

Фёдор Гайда. Император, нечувствительный к пиару.

***

Небольшое предисловие к теме «был Николай II царем-ретроградом или же царем-реформатором».

Николай II был средним правителем: не выдающимся, но и не хуже большинства других. Он принадлежал к числу не авторитарных, а командных лидеров — то есть подбирал министров и в большинстве случаев принимал их предложения. Если эти предложения его не устраивали, министров менял. Но в некоторых, необходимых с его точки зрения моментах, он мог принимать и личные решения. В целом Николай II вполне контролировал ход государственного управления.

Почему же тогда он имел ту репутацию, которую он имел? Думается, что для полноценного ответа на поставленный вопрос нужно представлять особенности функционирования массового сознания того периода. Эта проблематика — за пределами моих научных интересов, поэтому ограничусь двумя замечаниями.

Первую причину сложившейся репутации Николая II, главным образом, посмертной, ещё в античное время сформулировал галльский вождь Бренн: «Горе побежденным». Ни один свергнутый российский правитель не имеет хорошую посмертную репутацию. Некоторые историки положительно характеризуют царевну Софью, Павла I. Александр Каменский пишет, что Петр III был очень радикальным реформатором. Но все эти выводы присутствуют в академической литературе, в общественном же сознании все свергнутые российские правители оцениваются отрицательно. Возможно, этим объясняется разница в посмертном имидже Николая II и Александра II. Последний, как известно, был правителем, скорее, слабым и имел неоднозначную репутацию, но свергнут не был.

И вторая причина. Николай II получил очень хорошее образование по программе юридического факультета университета и Академии Генерального штаба. Однако он абсолютно не освоил навыки того, что сейчас называют пиар. Он почему-то абсолютно не понимал необходимость поддержания имиджа власти, все соответствующие советы не воспринимал.

Теперь что касается отношения Николая II к реформам и его политических взглядов. Как известно, его образованием руководили два сановника: Константин Победоносцев, известный консерватор и даже ретроград, и Николай Бунге — яркий представитель так называемой «либеральной бюрократии». Они оба оказали на своего ученика значительное влияние. Поэтому Николай не придерживался ни однозначно консервативных, ни однозначно либеральных взглядов. Было противоречивым и ситуативным у него и отношение к реформам: в одних случаях он их принимал и активно поддерживал, в других — нет. В любом случае, все реформы, которые пришлись на царствование Николая II, проводились по его указам, эти указы были им подписаны и утверждены, и он несет за них политическую ответственность. С этой точки зрения он действительно оказывается очень радикальным реформатором: при нём Россия перешла к конституционной монархии в начальной её стадии, при нём завершилось освобождение крестьян от крепостного права. Как известно, по реформе Александра II полномочия помещиков по управлению и наказанию крестьян не были отменены, а в основном были переданы общине. Соответствующие права общины отменил именно Николай II.

Встает вопрос: почему же его правление закончилось так, как закончилось? На мой взгляд, дело в том, что в начале ХХ века, несмотря на все экономические успехи, в России ситуация в целом была до крайности насыщенной противоречиями. По принципу «куда ни кинь — всюду клин». Основные категории населения по разным причинам были недовольны существующим строем и предъявляли радикальные требования по его изменению. При этом сами требования нередко противоречили друг другу и были неисполнимы без гибельных последствий для страны.

Наиболее серьезным был аграрный вопрос, связанный с тем, что крестьяне не признавали частной собственности на землю: помещичья собственность на землю в глазах крестьян была нелегитимной, они требовали бесплатной передачи себе всех помещичьих земель. Довольно популярно мнение, что достаточно было передать крестьянам землю, и всё было бы хорошо. На мой взгляд, оно едва ли имеет под собой основания. Неприкосновенность частной собственности либо есть, либо нет. Во втором случае ограничиться переделом земель и имущества только одного сословия очень сложно. На практике так и получилось: в 1917 году отобрали землю у помещиков, в 1929-том  настал черед крестьян. Очевидно, что второе без первого было невозможно и в значительной степени было следствием первого. Как известно, именно помещики давали значительную часть товарного хлеба. В 1920-е годы урожаи были сопоставимыми с довоенными, а экспорт зерна, столь необходимый для индустриализации, был в 3 — 4 раза меньше. Экономический прогресс в стране на основе одного мелкого крестьянского хозяйства был невозможен. Причем все эти соображения были ясными уже в начале ХХ века и неоднократно высказывались в дискуссиях того времени. Однако крестьяне такого рода аргументацию не воспринимали.

Вторая проблема — это проблема государственного строя. С одной стороны, абсолютная монархия явно устарела, образованное общество не принимало такую форму правления. С другой стороны, и переход к конституции был весьма сложным процессом. В случае демократической конституции в парламенте главенствовали бы крестьяне, составлявшие в тот момент до 4/5 населения и желавшие передела земель. Поскольку правительство было не готово пойти на такой вариант, то демократическая конституция не подходила. Первоначально во всех странах вводилась цензовая конституция. Однако в России она была затруднительной: крестьяне смотрели на царя как на своего защитника от помещиков. Если же царь поделился властью с помещиками, понятно, как к такому царю будут относиться крестьяне. На практике так и получилось: в 1905 году, в условиях абсолютизма крестьянская армия сохранила верность присяге и, за небольшими исключениями, подавила революцию. После же десятилетия цензовой конституции, в 1917 году, армия, как известно. заняла иную позицию.

Был ещё и рабочий вопрос. Понятно, что рабочие жили в плохих условиях, даже хуже средних крестьян, но рабочие в это время примерно так жили во многих странах, таков, видимо, тот этап экономического развития. Понятно, что рабочие требовали улучшения своего положения. Но требовали они его в невозможных пределах. В России было гораздо больше праздников, чем в западноевропейских странах. В случае введения 8-часового рабочего дня, рабочие стали бы работать гораздо меньше в сравнении с европейскими собратьями, соответственно, пострадала бы конкурентноспособность промышленности. Несмотря на это, в 1917 году рабочие получили восьмичасовой рабочий день и выполнение остальных экономических требований, но всё равно были недовольны. На деле они добивались изгнания предпринимателей с фабрик.

В схожем ключе — с острыми противоречиями — развивался и национальный вопрос.

Для преодоления всех названных противоречий требовался выдающийся правитель. Николай II таковым не был, и допустил целый ряд роковых ошибок, которые привели к известным последствиям.

Однако это не означает, что в реформах конца XIX — начала ХХ века не было личного вклада Николая II, несмотря на сложившуюся репутацию его как царя-ретрограда. На начало правления Николая Александровича приходятся экономические реформы, разработчиком которых был Сергей Витте, выдвиженец еще Александра III. Но в реализации реформ Витте Николай II сыграл огромную роль. Как известно, основные реформы Витте — введение золотомонетного стандарта и введение так называемой «винной», то есть водочной, монополии — вызывали возражения большинства бюрократии, в том числе основного законосовещательного органа — Государственного совета. Эти реформы были проведены благодаря личной поддержке Николая II. Несомненно, эти реформы стоит отнести на его счет. Правда, непонятно, ставить ли их ему в заслугу или в вину, ведь успешные с экономической точки зрения, политически эти реформы были провальными. Пока торговля спиртным находилась в частных руках, то за народное пьянство несли ответственность отдельные предприниматели. И это было делом их совести. После же введения водочной монополии оказалось, что народ спаивает государство, и с морально-нравственной точки зрения за это отвечает чуть ли не сам Николай II. В обществе сразу начались рассуждения о «царевом кабаке» и «пьяном бюджете».

Что касается золотомонетного стандарта, введенного для привлечения инвестиций, и других мер, направленных на развитие промышленности, то они проводились за счёт сельского хозяйства. Золотомонетный стандарт был выгоден иностранным инвесторам и невыгоден экспортерам зерна, в т.ч. помещикам. В результате к 1905 году, оппозиционные настроения имели широкое распространение и среди них. Поэтому к 1905 году в руководимых помещиками земствах едва ли не руководящее положение занимала создающаяся кадетская партия, стоявшая на весьма радикальных (фактически – полуреволюционных) позициях. Это следствие экономических реформ Витте.

В начале ХХ века были проведены инициированная Витте отмена круговой поруки в 1903 году и в 1904 году — отмена телесных наказаний по приговорам крестьянских судов.

Реформа государственного строя, разработанная Сергеем Крыжановским и другими чиновниками, в проведении которой решающую роль сыграли председатель Государственного совета граф Дмитрий Сольский и председатель Совета министров граф Витте также была утверждена Николаем II. Соответствующие законы рассматривались на совещаниях под председательством императора, в ходе которых имела место серьезная борьба мнений. Министры и большинство сановников согласованно выступали за реформу, но была и группа так называемых «зубров» во главе с членом Государственного совета Александром Стишинским, бывшим товарищем министра внутренних дел Вячеслава Плеве, которая выступала против реформы. При желании Николай II мог бы назначить того же Стишинского министром внутренних дел и последовать его рекомендациям. Однако государь предпочел выбрать другую сторону. На III Царскосельском совещании в апреле 1906 года Николай II вопреки мнению большей части министров во главе с Витте принял решение о сохранении несменяемости судей.

В известной степени реформа государственного строя была вынужденной, вызванной революционными событиями, но все же Николай II с ней согласился. Позднее он, впрочем, высказывался о необходимости абсолютной монархии, но из этого не последовало никаких серьезных практических последствий. По сути, император утвердил введение в России конституционной монархии и её сохранил.

Далее, крестьянская реформа. Выдвижение Петра Столыпина – одного из самых молодых губернаторов — личная заслуга императора, которому понравились его ежегодные отчёты с предложениями об изменении положения крестьян. Разработанная товарищем министра внутренних дел Владимиром Гурко и активно отстаивавшаяся Столыпиным аграрная реформа обсуждалась в Совете министров. Против реформы было подано три голоса, два из них — профильных министров: министра финансов (отвечавшего также за экономику в целом) Владимира Коковцова и главноуправляющего землеустройством и земледелием (т.е. министра сельского хозяйства) князя Бориса Васильчикова. Поэтому у Николая II был выбор, он мог принять любое решение. Как известно, Николай согласился с мнением Столыпина. В последующем император также активно поддерживал аграрную реформу, в частности, его личная поддержка парализовала выступление против реформы её противников справа.

Обозначу и другие важные реформы николаевского царствования. С 1903 по 1912 год было постепенно введено страхование промышленных и железнодорожных рабочих от несчастных случаев и болезней. В 1912 году был издан закон о реформе местного суда, который предусматривал лишение земских начальников судебной власти и восстановление выборного мирового суда. Правда, этот закон был введен в действие в 1914 году только в 10 губерниях — в основном, в украинских и прилегающих к ним, а его последующая реализация затормозилась из-за Первой мировой войны. В 1909 году было введено условно-досрочное освобождение. В 1911 — 1913 годах земство было введено на целом ряде окраин — и это произошло впервые после правления Александра II.

Также активно стало развиваться начальное образование. Как известно, начальные школы в основном создавались земствами за собственный счет и православной церковью. После же введения конституции, с 1908 года начальное образование стало усиленно финансироваться из государственного бюджета. С 1907 по 1914 год соответствующие расходы возросли с 7 до 49 миллионов рублей. Земские расходы в этой области также росли. К концу 1916 года страна была на пороге введения всеобщего начального обучения. В интервью тогдашний министр просвещения граф Павел Игнатьев говорил, что в земских губерниях оно будет введено через 5 лет, на окраинах — через 10.

Отношение к этим реформам Николая II было противоречивым. Ни одну из названных реформ он сам не инициировал. Их инициировали либо правительственные ведомства, либо, как в случае с начальным образованием, III Государственная дума. В ряде случаев Николай II даже, скорее, способствовал их замедлению и выхолащиванию. В частности, в 1909 году он не поддержал Столыпина в его конфликте с правой группой Государственного совета о штатах Морского генштаба. После этого реформаторский пыл Столыпина резко снизился — так, до этого премьер-министр планировал форсировать проведение через думу закона о создании волостного земства, то есть о превращении волости из чисто крестьянского объединения во всесословное, что завершило бы крестьянскую реформу и сыграло бы важную роль в разрушении сословного строя в деревне. Но после конфликта 1909 года Столыпин эту реформу проводить не стал. В итоге она так и не была проведена до свержения монархии — в 1914 году с молчаливого согласия правительства законопроект был отклонен Государственным советом.

Точно также в ряде других случаев, когда до Николая II доходили конфликты между сановниками по поводу реформ, он высказывался против них. Тем не менее, было много обратных случаев — когда конфликты до императора не доходили, и он реформу утверждал.

В годы Первой мировой войны личной реформой Николая Александровича стало введение «сухого закона». Увеличение пьянства вызывало резкую критику и в печати, и в законодательных палатах. В частности, Государственная дума третьего созыва инициировала законопроект об ограничении торговли спиртными напитками. В январе 1914 года законопроект слушался в Государственном совете. При этом последовала резкая критика водочной монополии, в т.ч. со стороны её «отца» графа Витте, утверждавшего, что он якобы задумывал реформу как меру по ограничению пьянства, а его преемники превратили это в способ наполнения бюджета. Министр финансов Петр Барк в своих воспоминаниях писал, что Николай II во время поездок по стране в 1913 году по случаю юбилея восшествия на престол дома Романовых увидел, как народ пьянствует, и какие от этого происходят беды. Так или иначе, вскоре после дебатов в Государственном совете председатель Совета министров и министр финансов Коковцов, решительный сторонник монополии, был уволен в отставку, а новый министр Барк получил указания от императора бороться с пьянством. При этом и Дума, и Государственный совет с Витте, и Барк хотели лишь ограничить продажу спиртного, решение же о полном запрете продажи спиртного Николай II принял лично.

В военное время продолжался не только рост благосостояния населения, но и реформы, направленные как на удовлетворение потребностей военного времени, так и на обновление страны. В 1915 году была фактически отменены «черта оседлости» для иудеев. В 1916 последовал закон о преобразовании административных департаментов Сената, которое должно было превратить его в независимого и эффективного блюстителя законности в государственном управлении.

Наряду с этим, готовился целый ряд других реформ. В частности, в феврале 1917 года согласительная комиссия законодательных палат одобрила законопроект об ответственности чиновников. Их можно было предать суду за преступления по должности только решением начальства. По согласованному законопроекту прокуратура получала такое право без согласия начальства.

На своей сессии IV Государственная дума второй раз обсуждала закон о введении волостного земства. На этот раз его введение не вызывало возражений ни в правительстве, ни в Государственном совете.

Министерство внутренних дел разрабатывало проект о введении земства в Сибири. В свое время Государственный совет по требованию правительства соответствующий законопроект отклонил, теперь же правительство было согласно. Совет министров в феврале 1917 года одобрил решение о предоставлении автономии Польши. Это решение Николай II рассмотреть не успел, но, поскольку оно было единодушным, то в его утверждении сомневаться не приходится.

Если бы не началась революция.

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Российской истории РАН.

Похожие материалы

Государственная национальная, этническая политика, проблема государственного суверенитета в связи с...

Я не буду скрывать, что мой отклик на книгу Сергеева тоже политически и идеологически ангажирован....

Основную массу крестьян реформа 1906 года оттолкнула от монархии и от всего государственного строя,...