«У тебя есть враги? Хорошо. Значит, в своей жизни
ты что-то когда-то отстаивал»
(Уинстон Черчилль)

«Нет никаких сомнений, что я заслужил своих врагов,
но мне не верится, что я заслужил своих друзей»
(Уолт Уитмен)

Без сенсаций

Итоговая партийная конференция Республиканской партии США вечером 19 июля по времени ВосточногоПобережья (рано утром 20 июля по Москве) утвердила Дональда Трампа кандидатом в президенты США.

Результат был ожидаемым. И все же определенная интрига в развитии событий на партсъезде, несомненно, присутствовала.

Во-первых, было неясно (и неясно окончательно до сих пор), насколько «слоны» объединились вокруг Трампа. Хотя сторонники миллиардера уже доказали, что являются костяком обновленной Республиканской партии, отнюдь не все фракции безоговорочно смирились с лидерством Большого Дональда.

Старые партийные боссы или совершенно потеряли влияние, или с той или иной степенью энтузиазма Трампа поддержали. Однако будет ли помогать кандидату на всеобщих выборах Движение Чаепития? Насколько активным окажется губернаторский корпус «слонов»?

Частично ответы на эти вопросы может дать присутствие на съезде действующих и бывших губернаторов и других известных партийных деятелей, включая соперников Большого Дональда по праймериз. От того, кто приедет, а кто нет, во многом зависит, как будет строиться дальнейшая кампания Трампа.

Во-вторых, среди делегатов присутствовало определенное число активистов так называемого движения NeverTrump («Кто угодно, только не Трамп») и они были полны решимости дать последний бой несистемному однопартийцу.

Попытка «мятежа» была предпринята при постановке на голосование правил проведения конференции, в частности — номинации кандидата в президенты. Согласно действующим правилам (введенным в 2012 году), делегации от штатов обязаны были голосовать согласно волеизъявлению избирателей, которые их на съезд и отправили. А именно: в тех штатах, где «победитель получает всё», отдать все голоса выигравшему праймериз или кокусы, а в штатах, где первичные выборы проводились по пропорциональной (или частично пропорциональной) системе — подать голоса за кандидатов в соответствии с их результатом.

floor revolt

Среди делегатов, требующих изменения правил номинации кандидата в президенты, особенно выделялись представители штата Юта. Впереди — сенатор от Юты Майк Ли, сзади-справа от него — заместитель председателя делегации, Фил Райт

Эти правила делали голосование на самой конференции формальностью. Стало быть, участникам NeverTrump нужно было во что бы то ни стало сорвать голосование по правилам, навязать их обсуждение и попытаться «отвязать» делегатов от результатов праймериз и кокусов в их штатах. В этом случае можно было начать оказывать давление на делегатов и склонять их к «правильному голосованию».

Разумеется, это было чистой воды авантюрой. Старые партийные боссы уже давно сдались на милость победителя. Новые же — Пол Райан и Рейнс Прибус — меньше всего желали, чтобы под их руководством партия окончательно раскололась, а партийная конференция запомнилась конфликтами и неразберихой.

Кроме того, значительную часть делегатов составляли убежденные трамповские активисты, так что даже если правила были бы изменены, уговорить большинство проголосовать за кого-то, кроме Трампа, было задачей сложно выполнимой. Не говоря уже о том, что организацией конференции со стороны штаба Трампа занимался опытный стратег Пол Манафорт, проведший за свою карьеру немало партийных форумов.

После 15-минутного бунта, подачи протестов и переголосования, правила проведения конференции были утверждены. Движение NeverTrump перестало существовать.

На следующий день голосование по кандидатам прошло более чем спокойно и даже губернатор Скот Уокер, выступая от лица делегации штата Висконсин, где Трамп уступил на праймериз Теду Крузу (и, соответственно, получил меньше голосов делегатов), говорил о Дональде как о «следующем президенте Соединенных Штатов Америки».

Конференция также приняла официальную платформу Республиканской партии, которая во многом представляет собой компромисс между правой позицией спикера Палаты Представителей Пола Райана и позицией Дональда Трампа. В платформе излагается план по спасению социального страхования и сохранению систем Medicare и Medicaid, уделено значительное внимание проблеме незаконной иммиграции, а также весьма смягчена международная часть программы партии.

Однако объединение «слонов» вокруг Трампа явно осуществляется не на основе этого, в общем-то, формального документа. Настроения в зале, речи выступающих, сама атмосфера форума — все указывало на то, что в Кливленде собрались люди, которые остро чувствуют общую опасность, исходящую от недругов Америки изнутри и снаружи, и готовятся дать бой, поскольку отступать дальше просто некуда…

 

Отечество в опасности

После того, как 18 июля (в первый день конференции) поутихли страсти вокруг голосования по правилам, зал полностью оказался во власти новых эмоций.

Отчасти это можно объяснить грамотной режиссурой организаторов форума. Но лишь отчасти. Все-таки выступавшие говорили не об абстрактных вещах, а обращались к реальным событиям в Америке и мире. Никак иначе общее настроение в Кливленде, кроме как «Родина в опасности! Нас атакуют! Все на борьбу с врагом!», я описать не могу.

Враг оказался повсюду. На Ближнем Востоке, в киберпространстве, в Госдепартаменте и Белом Доме, на улицах городов и на границах страны.

Террористы Исламского Государства атакуют мирных граждан в далеких Сирии, Ираке и Турции, а также в Европе и Соединенных Штатах. Доморощенные экстремисты, подстегиваемые анти-полицейской и расовой риторикой, нападают на хранителей порядка. Тысячи незаконных иммигрантов пересекают границу США, совершают преступления на американской земле, отправляются восвояси, не получив адекватного возмездия и вновь незаконно пересекают границу.

Компьютерная инфраструктура страны уязвима. Зоны свободной торговли убивают индустрии и рабочие места. Сохранившийся бизнес стонет под гнетом все новых и новых регламентов и проверяющих органов. Школы деградируют. Медицинское обслуживание дорожает. Уровень преступности растет. Госдолг приближается к опасной черте. А Уолл-Стрит и транснациональные корпорации подсчитывают барыши.

И вот к власти рвется человек, олицетворяющий собой все эти напасти. Имя ей Хиллари. И годы ее правления будут ужасны.

Это отнюдь не было обычной накачкой аудитории против конкурента из другой партии. Я посмотрел немало партийных конференций. Критика оппонентов всегда имело место, но чтобы в воздухе был разлит неподдельный страх — такого я еще не видел. Не могли столь разные ораторы со столь разными темпераментами и оборотами речи «фонить» одной и той же энергией опасности.

Известный на всю страну благодаря своему противостоянию ФБР, движению Black Lives Matter и самому президенту Обаме чернокожий шериф из Висконсина Дэвид Кларк нарисовал перед собравшимися ужасающую картину деградации правопорядка, распространения правового нигилизма и либеральной «войны с полицией», которая лишь множит взаимное недоверие, страх и ненависть.

Выйдя к трибуне, Кларк сходу заявил, будто бросил боевой клич:

«Дамы и господа, я хочу, чтобы было предельно ясно. Синие жизни 1 важны в Америке!».

Случилось так, что я знаю шерифа Дэвида Кларка лично. Он был в Москве в начале 2016 года в составе делегации Национальной стрелковой ассоциации США и участвовал в деловом ужине, которое устроили для американских гостей российские сторонники права на оружие. После официальной части я подошел к шерифу и довольно долго с ним разговаривал. Это улыбчивый, открытый и добродушный чернокожий великан с удивительно теплым взглядом. Он легко поддерживает разговор, ловит шутки на лету и сам охотно шутит.

В Кливленде как будто выступал другой человек. Выражение его лица было озабоченным, лоб нахмурен. По лицу не пробежало и тени улыбки. Глаза излучали тревогу. Всем своим видом шериф из Висконсина показывал, что сейчас не время для улыбок. Ситуация очень серьезная, почти военная.

sheriff clarke

За все время своего выступления шериф округа Милуоки (штат Висконсин) Дэвид Кларк ни разу не улыбнулся. Он вышел на сцену строевым шагом, а после окончания своей речи отдал честь участникам конференции

Кларк продолжил:

«Америка должна стать снова безопасной 2 . Это не просто насущная необходимость. Это основа для того, чтобы сделать Америку снова великой. Мы попросту не можем быть великими, если не можем чувствовать себя в безопасности в наших домах, в наших школах и на наших улицах. Я вижу это каждый день на улицах, где многие американцы чувствуют, как непросто обеспечить своим семьям безопасную жизнь в эти тревожные времена. И это не зависит от расы, религии, национальности, пола, возраста и стиля жизни». И далее: «Печально сознавать, что чувство безопасности, которое мы когда-то считали чем-то естественным, сегодня исчезло».

Настроение, заданное шерифом, передалось и другим ораторы. Самой яркой и эмоциональной была речь экс-мэра Нью-Йорка Руди Джулиани. Он буквально накачал зал своей энергией. Призвав защищать полицию и все прочие правоохранительные органы, Джулиани обратил внимание на раскол в американском обществе. По его мнению, Америка не сможет быть великой и безопасной, если снова не станет единой, отбросив расовую риторику, настойчиво подбрасываемую обществу либералами.

Затем Руди перешел к кандидатуре республиканского фронтраннера:

«Я знаю Дональда Трампа почти тридцать лет. Он сумел осуществить величайшие проекты, в моем городе и по всему миру. Но кроме того, это человек с большим сердцем. Каждый раз, когда в Нью-Йорке случалась трагедия, Дональд Трамп приходил на помощь. Ему не понравится, что я вам это говорю. Он делал это анонимно. Ранен ли полицейский, пострадал ли пожарный, попали ли люди в беду — он всегда все знал и помогал. И просил не упоминать его имени. Что ж, я нарушу данное ему обещание. Я упомяну его. Потому что это человек с большим сердцем, который любит людей, всех людей… Я говорю вам это, потому что я сыт по горло клеветой, которую распространяет о Дональде Трампе медиа и штаб кампании Клинтон. Я сыт по горло! Это хороший человек! Я знаю его лично. И вы должны знать это о вашем будущем президенте!».

Джулиани, безусловно, «сделал» первый день республиканского форума. И не только потому, что эмоционально раскачал зал, но и потому что дал четкую установку: мы все в большой беде, в большой опасности, враг у ворот, и только Дональд Трамп может спасти нас, поверьте, я знаю, о чем говорю!

Rudi

«Что случилось с единством Америки?! Нет никакой черной и белой Америк. Америка одна!!! Как мы умудрились потерять ее?!!» — прокричал в зал Руди Джулиани

Трагедии в Бенгази был посвящен отдельный блок длительностью почти час. Перед съездом выступила Патриция Смит, мать погибшего в ливийском консульстве сотрудника Госдепартамента. Она прямо обвинила Хиллари в гибели своего сына:

«За день до террористической атаки он смог связаться со мной и он сказал мне: “Мама, скорее всего, я умру. Наши силы безопасности ослаблены”. И когда он спрашивал, почему, ему никто не ответил. Никому, кажется, не было дела… И на следующий день его убили». И далее: «Погибли четыре смелых американца, выбравших для себя службу своей стране. И за все эти потери, за всю нашу скорбь, за весь цинизм, с которой трагедию в Бенгази обрушили на Америку, я виню Хиллари Клинтон!».

Smith

Патриция Смит, чей сын Шон погиб в консульстве в Бенгази, рассказывает участникам республиканской конференции свою печальную историю

Услышав из зала выкрик «Она лгунья!», Патриция ответила:

«Она, конечно, такая. Она лгала мне прямо в глаза, а потом назвала лгуньей меня». И далее: «Хиллари Клинтон — женщина, мать и бабушка. Я тоже женщина, мать и бабушка. Как она могла сделать это со мной? Как она могла сделать это со всеми семьями Америки?! Дональд Трамп — совсем другой человек. Он открыт, прям и силен. Он говорит то, что думает и от самого сердца. И если речь идет о радикальном исламском терроризме, он не станет медлить, он убьет террористов, которые угрожают жизням американцев!».

Как мы видим, в речи несчастной миссис Смит звучат те же нотки, что и в словах Руди Джулиани: мир кругом ужасен, часть этого ужасного мира — Хиллари Клинтон, а Дональд Трамп — человек-надежда, который способен защитить Америку и американцев.

Тему Бенгази продолжили два морских пехотинца, Марк Гейст и Джон Тиген, которые спасали уцелевший персонал консульства. Рассказали они в общем-то то, что мы и так знали: что ни ЦРУ, ни Госдепартамент не направили в диппредставительство помощь, что бригада спецназа ждала приказа на авиабазе в Италии, но так его и не получила, что морпехи из охраны посольства в Триполи действовали на свой страх и риск, летели в Бенгази на частном самолете и что, в конечном счете, их спасли вооруженные люди, когда-то служившие Каддафи.

marines

Морские пехотинцы в отставке Марк Гейст и Джон Тиген, участники спасательной операции в Бенгази в сентябре 2012 года

Рассказ военных был, возможно, менее эмоциональным, но зато куда более страшным. И хотя бой, о котором они поведали, произошел четыре года назад и на другом континенте, все делегаты и гости республиканской конференции прониклись чувством близкой и неотвратимой опасности, как если бы террористы атаковали Кливленд.

Посыл «нас атакуют» красной нитью проходил по речам практически всех выступающих.

Во второй день партсъезда весьма убедительно выступили Пол Райан, Крис Кристи и старший сын кандидата в президенты, Дональд Трамп-младший.

Спикер нижней палаты Конгресса вспомнил о том, как сам был кандидатом в вице-президенты в 2012 году. И сделал из неудачного опыта свой вывод:

«Это была большая честь, даже учитывая, что все пошло не совсем по плану. Но я позитивный парень. Я нашел, чем заняться. И я смотрю на это так. Когда следующий президент обратится с посланием к Конгрессу, я не знаю, где будут Барак Обама и Джо Байден, но я буду там, на вершине трибуны с вице-президентом Майком Пенсом и президентом Дональдом Трампом!».

Райан также предложил делегатам и телевизионной аудитории внимательно последить за партийной конференцией демократов — «за этой недельной рекламной кампанией политкорректности», как он ее назвал, намекая на то, что демократы попытаются снова убедить американцев в том, что никакой опасности для них нет.

Сын Трампа много и убедительно говорил об удушении бизнеса в Америке, о том, как производства покидают США,и как страдают от этого простые люди. Единственным ответом на эти несчастья, по словам Дональда-младшего, является избрание его отца президентом США:

«Нам нужен президент, который придаст нашей стране величие, благодаря которому миллионы упорно трудящихся мужчин и женщин снова обретут голос. Таким президентом может быть только мой учитель, мой лучший друг и мой отец Дональд Трамп!»

Trump Jr

Дональд Трамп-младший на трибуне партийной конференции республиканцев

 

«Боже, храни Дональда Трампа!»

Разумеется, можно сказать, что первые дни Республиканской национальной конференции прошли в атмосфере искусственно нагнетаемого страха перед иммигрантами и террористами, что у американских консерваторов вообще очень туго с позитивной программой, а уж когда их кандидатом становится такой человек, как Трамп, сойтись они могут только на почве ненависти. Ненависти к чужакам, либералам и персонально к Хиллари Клинтон.

Однако если бы этот страх и правда был искусственным, праймериз «слонов» закончились бы совсем иначе. Победителем стал бы политкорректный истеблишментный политик с умеренной программой и частично либеральными взглядами.

То, что республиканские избиратели, несмотря на жесточайшее сопротивление кадровых вашингтонских политиков, сделали кандидатом в президенты несистемного, неполиткорректного, иной раз грубого, презирающего правила политической игры человека и что в ходе первичных выборов была продемонстрирована рекордная для праймериз явка, говорит о том, что этот страх самый что ни на есть подлинный.

В конце концов, чтобы победить монстра, нужен монстр.

Можно возразить, что страх — плохой советчик в выборе политических предпочтений. Что ощущение «враг у ворот» вовсе не всегда отражает объективную реальность. Что сопротивление «прекрасному новому миру» глобализации бессмысленно и ретроградно. И что тревога консерваторов — это попросту боязнь перемен.

Однако такая боязнь представляет собой естественную консервативную реакцию на перемены, если те оказываются разрушительными, происходят слишком быстро, непонятно в чьих интересах и в полном отрыве от национальной традиции.

Всякий разумный человек будет сопротивляться разрушению своего образа жизни и среды обитания, даже если происходящее кто-то называет социальным прогрессом. Под давлением глобалистской элиты американцы должны были рано или поздно либо сломаться, либо встать на защиту своих интересов.

Когда после десятилетия больших войн, после двух сроков ультра-левого, по американским меркам, президента, после невероятной по своим масштабам атаки на американские ценности звучит призыв двигаться в том же направлении еще дальше, и все это сопровождается экономической неустроенностью, криминализацией целых городов и округов и постоянными терактами, обладающие правом голоса граждане почти наверняка почувствуют себя в осажденной крепости. И постараются заполучить такого ее коменданта, который не отступит и будет стрелять из мушкета и размахивать саблей до последнего.

Ну что, что он груб? Ну и что, что он неполиткорректно маскулинен? Как сказал в своем выступлении на съезде генерал-лейтенант армии США в отставке, бывший глава военной разведки Майкл Флинн, «война — она не о туалетах 3 , она о победе».

Демократы и даже часть республиканцев называют это «атмосферой ненависти». На самом деле это инстинкт социального самосохранения в действии. Что, в общем-то, и является политическим консерватизмом, только в предельно обостренной форме.

То, что инстинкт социального самосохранения включился, очень хорошо чувствовалось в Кливленде. Впрочем, как и на любом предвыборном мероприятии Трампа.

Не могу не рассказать о еще одном эпизоде республиканского партийного форума. Со сцены к делегатам и гостям обратился очень эмоциональный молодой чернокожий пастор Марк Бернс, который, закрыв глаза и воздев руки, начал читать молитву:

«Отец наш небесный, именем Иисуса, Господь наш, спасибо тебе за жизнь Дональда Трампа… Защити жизнь Дональда Трампа, дай ему слова, дай ему мир, дай ему силы и власть, чтобы стать следующим президентом Соединенных Штатов Америки. Во имя Иисуса, если вы верите в него, скажите “аминь”!».

pray02

Пастор Марк Бернс возносит с трибуны партийного съезда молитву о здравии, силе и президентстве Дональда Трампа

На первый взгляд, эта молитва кажется гротескной, особенно нам, если исходить из основ нашей политической культуры. Но таковы реалии политической культуры американской. И таковы ставки на этих выборах — практически все люди в зале молились вместе в преподобным Бернсом.

Как перед боем. Последним и решительным.

Notes:

  1. Имеется в виду, жизни людей в полицейской униформе (в подавляющем большинстве штатов форма полицейских синего цвета). Шериф противопоставил свой девиз названию движения чернокожих американцев Black Lives Matter («Черные жизни важны»).
  2. Мото Трампа Make America Great Again получило на партийной конференции творческое развитие. Первый день форума проходил под лозунгом сделать Америку снова безопасной (Make America Safe Again), второй — вернуть Америке работу (Make America Work Again), третий — Америка снова прежде всего (Make America First Again) и четвертый — сделать Америку снова единой (Make America One Again).
  3. Генерал-лейтенант Флинн имел в виду федеральное требование о повсеместном, в том числе, и в вооруженных силах, введении правил пользования туалетами и душевыми трансгендерами, согласно которым человек посещает ту или иную уборную в зависимости он «внутреннего ощущения своего пола».

Писатель, политолог, публицист, специалист по современным США

Похожие материалы

Для преодоления революции недостаточно искоренить большевиков, нужно возродить подлинную, а не...

На идее «заблуждения луддитов» зиждется вся концепция постиндустриальной экономики - технический...

Cнятый и вышедший при проектировщике либерально-авторитарных реформ Юрии Андропове фильм «Мэри...