Любовь Ульянова

Владимир Путин в начале пресс-конференции сказал, что он не знает о чем говорить, потому что все основное он уже озвучил ранее в Послании Федеральному собранию. Действительно ли это оказалось так?

Алексей Мартынов

Действительно, все концептуальное было озвучено ранее Путиным в послании. Сегодня вопросы в основном касались актуальной повестки. Пресс-конференция стала развитием тезисов, заложенных в Послании Федеральному собранию.

Любовь Ульянова

Что из сказанного Путиным сегодня Вы бы выделили как главное?

Алексей Мартынов

Как и ожидалось, президент заявил, что он не пойдет в угоду популизма или по каким-то другим соображениям на громкие отставки. Это было сказано довольно четко – в отношении правительства и Центробанка, критика которых нарастает в обществе, в том числе в связи с предстоящими выборами в Государственную думу. Разные политические силы уже, по сути, начали предвыборную кампанию, используя критические настроения в обществе. Однако президент взял на себя всю ответственность за деятельность правительства и Центробанка. Это определенный риск, но это – одно из качеств нашего президента. Для меня это не внове. Но кому-то это важно было услышать.

Любовь Ульянова

А из внешнеполитических вопросов?

Алексей Мартынов

Конечно, здесь нельзя не сказать о Турции. В развитие заявленного ранее во время своего выступления в Федеральном собрании и после переговоров с Джоном Керри Путин недвусмысленно дал понять: у России не будет никаких взаимоотношений с Турцией, ни экономических, ни политических, пока ее возглавляет Эрдоган. Он совершил роковую ошибку, и, скорее всего, это будет стоить ему карьеры. Кто и когда будет его свергать – это дело турецкого народа. Но хочу отметить, что обычно перевороты в Турции совершаются при деятельном участии армии. В этом смысле физическая судьба Эрдогана остается на волю Аллаха. Вспомним, как сказал Путин в своем Послании: «Аллах отнял у него разум». Другой важный внешнеполитический аспект, который был задан не очень подробным вопросом и не очень подробным ответом – это улучшение отношений с Грузией. Оно состоится. Сигнал был подан. Путин об этом не сказал, но очевидно, что в Грузии антироссийская риторика за последние годы ушла на второй план. И наш рынок был приоткрыт. И наши туристы поехали в Грузию. Но нужны реальные действия для дальнейшего развития взаимоотношений. Какими могут быть эти действия? Например, более тесное участие Грузии в экономических проектах на территории бывшего Советского Союза. Например, в Евразийском экономическом союзе. Почему нет? Более того, сейчас в странах Закавказья идет активная дискуссия о закавказской интеграции. Эта дискуссия особенно усилилась после обострения российско-турецких отношений, поскольку у Турции были хорошие отношения с Азербайджаном и Грузией. Сегодняшняя ситуация такова, что интеграция Закавказья, во-первых, необходима для развития закавказских стран, а, во-вторых, что эта интеграция возможна только под эгидой или в рамках ЕАЭС.

Любовь Ульянова

Были вопросы по Грузии, по Украине. А почему не было ни одного вопроса по Белоруссии?

Алексей Мартынов

Да, хотя президент Белоруссии на днях приезжал в Москву, было много информации, но ни одного вопроса задано не было.

Любовь Ульянова

Определенное игнорирование Белоруссии экспертным сообществом в России можно ли считать отражением представления – в общем-то, не слишком верного, — что в отношениях с Белоруссией у нас все в порядке?

Алексей Мартынов

Вопросы формулируют сами журналисты. И если журналистам не хотелось спрашивать про Белоруссию, они и не спросили. Позиция президента по Белоруссии и так ясна. Это не главный вопрос. А вот у меня у самого возник вопрос. Удивительным образом на самые актуальные и острые вопросы современной повестки, в том числе и внутренней, президент дает глубокие, аргументированные ответы. С хорошим знанием предмета. Например, когда его спрашивают про Платон, про парковки в Москве. Почему президент может простым, понятным и емким языком объяснить всем гражданам России, что происходит? А любой чиновник – не может? Причем не важно, кто именно. Они разные. Их меняй-не меняй – все равно может только Путин. Путин остается главным терапевтом для всей страны. Его понял каждый, кто смотрел – от простого рабочего до академика. Он понятен всем. А ведь, наверное, это не главное дело в его жизни – разбираться в том, как устроены дороги.

Любовь Ульянова

Так почему только Путин может это сделать? Не хватает каких-то механизмов?

Алексей Мартынов

В том-то все и дело. Ну почему? Это же так просто! В советских школах висел такой плакат: «Ничто не дается так дешево и не ценится так дорого, как вежливость». Наш человек так устроен: с ним надо поговорить, разъяснить. И он горы свернет, и человека в космос запустит через 15 лет после разрушительнейшей войны.

Политолог, эксперт по постсоветскому пространству и новейшим государствам мира.

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Я не жду не только концептуальных перемен во внешней политике Соединенных Штатов, я не жду и...

Нам, архитекторам, проще работать с теми регионами, где желание развития территорий исходит от мэра...

На нерасчленённую целостность «религия-искусство-философия» можно, ведь, смотреть и с точки зрения...