Любовь Ульянова

Кирилл! Наш сайт входит в новый год в новом виде. Расскажи, пожалуйста, нашим читателям, какие новые возможности есть у нашего сайта? Что бы ты отметил в облике сайта принципиально нового, на что стоит обратить внимание читателям? Как обновление внешности сайта коррелирует с его содержанием, означает ли это, что меняются задачи проекта, и если меняются, то как?

Кирилл Бенедиктов

Русская Idea вступает в новый, 2016 г. с новым дизайном и обновленной концепцией. Нельзя сказать, что эта новая форма далась команде нашего портала легко – были дискуссии, порой весьма жаркие. Все-таки мы консерваторы, а для консерваторов отход от привычных, проверенных временем решений – это всегда непросто. Но я всегда считал, что консерватизм должен быть творческим, ищущим, не должен бояться нового – особенно в переломные моменты истории. А 2016 г., на мой взгляд, как раз и станет пиком перелома, который начался ранней весной 2014, с возвращением Россией Крыма.

Что касается конкретных новаций, которые читатель может обнаружить у нас на портале – то надо отметить, что кроме традиционной рубрикации «Размышления», «Прогнозы», «Переживания», которую мы все же решили сохранить, появились новые разделы, например, «Выбор редакции», куда помещаются наиболее интересные и важные с точки зрения редколлегии материалы. Сейчас, например, «Выбор редакции» — это замечательный (и уже наделавший много шума в интернете) текст нашего питерского автора Ольги Трофимовой «Бегство из русских». Если кто-то еще не прочел его, настоятельно рекомендую это сделать.

В то же время, кое-что из новинок портала, честно говоря, еще требует дальнейшего усовершенствования, или как принято выражаться ныне, оптимизации. Думаю, что постоянный читатель сайта заметит, что мы продолжаем работать над тем, чтобы сделать Русскую Idea максимально удобным порталом, не снижая при этом уровня публикуемых материалов.

Я не очень люблю говорить о нереализованных еще планах и задумках, но в данном случае, наверное, можно это сделать. При разработке нового дизайна сайта мы предполагали, что помимо традиционных форматов статей, интервью и блогов в новом году на Русской Idea появятся специальные разделы для рецензий на наиболее интересные книжные новинки (мы и раньше публиковали рецензии но они, на мой взгляд, терялись в общем потоке статей), для очерков на темы, не имеющие, казалось бы, прямого отношения ни к истории, ни к философии, но весьма важные для консервативного взгляда на мир, в том числе, путевые очерки и рассказы о «местах памяти» мирового консерватизма.

Задачи проекта не меняются, но мы планируем в известном смысле возврат к истокам – к тому, с чего Русская Idea начиналась летом 2014 г.: изучению различных консерватизмов, не только русского, но и европейских, в первую очередь, французского, а также консервативной мысли США, что становится особенно актуальным в преддверии президентских выборов в этой стране.

Любовь Ульянова

Какие достижения нашего проекта за последний год ты бы отметил?
При создании нашего портала одной из задач проекта была аккумуляция разных консервативных сред — исторической, философской, писательско-фантастической, рок-музыкальной. На твой взгляд, что получилось в этом смысле у нас, и какие направления здесь возможны в дальнейшем? Может ли этому помочь новый облик сайта?

Кирилл Бенедиктов

Достижений, на мой взгляд, было немало – в 2015 г. мы стали разрабатывать новые для себя сферы деятельности, начали выпускать альманах «Самопознание», приняли участие в работе над «Тетрадями по консерватизму», коллектив Русской Idea активно участвовал в двух Бердяевских чтениях, организованных Фондом ИСЭПИ – на крайнем западе нашей страны, в городе великого философа Канта, Калининграде, и в городе-крепости Владивосток, охраняющем дальневосточные рубежи России. Мы опубликовали несколько эксклюзивных – и очень важных с точки зрения консервативной мысли – интервью, в том числе, с главой Заксобрания Севастополя Алексеем Михайловичем Чалым (который, как известно, на днях объявил о своем уходе с этого поста) – и с лидером Национального Фронта Франции Марин Ле Пен. Кстати, вышедшая в свет осенью этого года моя книга «Возвращение Жанны д’Арк» — исследование политической биографии Марин – во многом тоже может быть отнесена к достижениям нашего проекта. Я бы хотел в этой связи отметить и роль Фонда ИСЭПИ, при содействии которого была опубликована эта книга, и поддержку своих коллег, без помощи которых я вряд ли сумел бы за такой короткий срок справиться с поставленной задачей, и исключительную коммуникабельность нашего специального корреспондента Олега Шендерюка (тогда – европейского спецкора, а ныне – «нашего человека в Новороссии»), пробившегося к Марин Ле Пен и взявшего у нее интервью для Русской Idea (и, разумеется, для книги). Мне также хотелось бы отметить в качестве наших общих достижений появление на портале ряда новых замечательных авторов, как публицистов, пишущих на остроактуальные политические и социальные темы, так и специалистов по международной политике, философов и историков. То, что Русская Idea стала заметным и узнаваемым сайтом, с «лица необщим выраженьем» — это, конечно, во многом и их заслуга.

А вот что касается синтеза трех сред, который действительно был заявлен в качестве одной из главных целей портала еще в 2014 г., тут, должен с сожалением признать, мало что получилось. И главные «виновники» этого, на мой взгляд, мои коллеги по литературному цеху. Ну не хотят наши фантасты активно выступать в публицистическом жанре! То ли не привыкли к самой площадке, то ли не верят, что их будут воспринимать всерьез. А жаль! Впрочем, нет правил без исключений – и у нас на Русской Idea регулярно публикуются два писателя-фантаста, которые пишут замечательную публицистику. Это Вячеслав Рыбаков (Санкт-Петербург) и Игорь Шенгальц (Росток, Германия). Надеюсь, что новый облик сайта поможет привлечь и других коллег-писателей.

Любовь Ульянова

На твой взгляд, каковы самые важные темы уходящего года?

Кирилл Бенедиктов

Самые важные темы уходящего года – безусловно, Крым и Сирия. Можно много говорить на эти темы, но стоит ли сейчас, в последний день 2015? Уверен, что весь следующий год мы будем обсуждать сюжеты, так или иначе связанные с возвращением Крыма в состав России и с войной с исламистами в Сирии. А эти темы, в свою очередь, невозможно рассматривать без своего рода сверхсюжета, или сверхтемы – возрождения Русского Мира, которое началось 23 февраля 2014 г. в Севастополе и через страшные препятствия, встречая колоссальное сопротивление, продолжается и сейчас.

Любовь Ульянова

И какими были самые интересные темы на нашем сайте?

Кирилл Бенедиктов

На этот вопрос ответить, пожалуй, сложнее всего. Если есть самые интересные темы, то другие, получается, менее интересны, а то, может статься, и вообще скучны? Как главный редактор, я категорически против выделения среди тем каких-то «любимчиков». Но если говорить серьезно, то я бы выделил несколько тем, связанных с заявленным, но так и не реализованным поворотом России на Восток («Большой Треугольник», «Владивостокские чтения») – и думаю, что в следующем году мы обязательно вернемся к этому сюжету, потому что эта нереализованность должна быть как-то объяснена, желательно в предельно конкретных политологических терминах. Отмечу также любопытную попытку заглянуть в историю русского консервативного движения начала XXI века – «10-летие Контрреформации», цикл текстов-воспоминаний участников подготовки одноименного доклада, который наделал немало шума в 2005 г. Ну, и, last but not least, хотел бы обратить внимание читателя на тему «Выбор Беларуси», в рамках которой мы, объединив усилия с нашими белорусскими коллегами-консерваторами из проекта «Цитадель», изучили происходящие сейчас в политической и общественной жизни Республики Беларусь процессы – и постарались ответить на весьма злободневный вопрос: насколько реально повторение киевского Майдана в Минске?

В общем, год был интересный – и работать над порталом Русская Idea нам всем тоже было нескучно. Надеюсь, что и в следующем году мы не разочаруем наших постоянных читателей.

Любовь Ульянова

Чего бы ты хотел пожелать нашим читателям – и команде Русской Idea – в Новом году?

Кирилл Бенедиктов

Я бы очень хотел, чтобы поэт, наконец, ошибся. Я имею в виду Николая Глазкова , который когда-то написал: «Чем столетье интересней для историка, тем для современника печальней». Вот если бы наш XXI век остался бы в истории как столетие великих, но мирных перемен – это было бы замечательно.

Главный редактор сайта "Русская Idea". Писатель, политолог, автор романов в жанре социальной фантастики.

Спрашивает

Кандидат исторических наук. Преподаватель МГУ им. М.В. Ломоносова. Главный редактор сайта Русская Idea

Похожие материалы

Нет места оптимизму. И надо окончательно признать, что мы живем не творчеством, а потреблением, не...

Можно признать справедливым тезис Александра Киреева о том, что при всех разногласиях между...

"Мы попытались создать консерватизм, не сливаюшийся с лоялизмом, но и не уходящий в откровенную...