РI: Фредерика Могерини многими журналистами характеризуется как политик молодой, неопытный, без весомого политического опыта и устоявшихся убеждений. Многие отечественные обозреватели ожидали, что новый еврокомиссар по внешним связям скорректирует курс Европейского союза в менее конфронтационную для России сторону. Однако известный политолог, заведующий кафедрой политики и функционирования Европейского Союза и Совета Европы МГИМО (У) Олег Барабанов  высказал в интервью нашему сайту точку зрения, что по своим политическим воззрениям Могерини, напротив, тяготеет к антироссийскому полюсу европейской общественности. Мы обратились к другому известному отечественному специалисту по вопросам политики ЕС, заведующему сектором политической интеграции Института Европы РАН Ольге Потемкиной с просьбой изложить свое мнение о новом руководителе европейской дипломатии.

 

Любовь Ульянова

Уважаемая Ольга Юрьевна, можно ли в прошлом Могерини найти какие-то ключевые моменты, которые определили ее становление как политика? Может быть, она связана с какой-то интеллектуальной традицией?

Ольга Потемкина

Могерини – представитель нового поколения молодых европейских политиков. Ее выдвижение – результат политики итальянского правительства по продвижению в политику новых и молодых. Самому премьер-министру Италии, который лоббировал кандидатуру Могерини, нет еще и сорока. Вся вновь назначенная тройка новых руководителей Европейского союза — Ж.-К.Юнкер, Д.Туск, Ф.Могерини — выгодно отличается от своих довольно-таки вялых предшественников. Могерини, как и все остальные, обладает харизмой, энергией, желанием действовать, что явно отличает ее от Кэтрин Эштон. Что касается ее прошлого, то она – ученый-политолог, ее диссертация была посвящена проблемам исламизма, она специализировалась на Ближнем Востоке, что, кстати, также явилось одной из причин ее выдвижения на этот пост – таким образом Европейский союз признал значимость ближневосточного направления своей внешней политики.

Любовь Ульянова

Можно ли спрогнозировать ее поведение на посту Верховного представителя ЕС по внешним делам?

Ольга Потемкина

Могерини начала свою политическую карьеру, работая в неправительственных организациях, занятых проблемами гражданского общества, что, конечно, оказало влияние на ее политические взгляды. Большим и, пожалуй, единственным ее недостатком комментаторы называли неопытность в политических делах, поскольку она была назначена министром иностранных дел только в феврале этого года. Но, как мы знаем, молодость – это недостаток, который очень быстро проходит, этот недостаток компенсируется энергией, мобильностью и харизмой. Она очень мобильна; будучи еще на посту министра иностранных дел Италии она за последние несколько месяцев объездила и ближневосточные страны, была и в Киеве, и в Москве, в Колумбии, в Молдавии, и на Балканах.

Любовь Ульянова

Можно ли из ее прошлого выявить какие-то пророссийские симпатии или наоборот антироссийские настроения?

Ольга Потемкина

Что касается пророссийских и антироссийских симпатий, то мы знаем, что кандидатура Могерини не была поддержана представителями балтийских государств, в частности, была яростно не поддержана президентом Литвы, которая, по-моему, единственная голосовала против этого назначения. Была ли действительно позиция Могерини, как порой пишут, дружелюбна по отношению к России? Я бы сказала так: она – один из немногих европейских лидеров, который хотя бы пытался вникнуть в причины кризиса, перспективы его развития и занять более или менее объективную позицию. Именно поэтому она ездила в Киев, была в Москве, в обеих столицах вела переговоры с лидерами государств. Обо всем этом она сказала на пресс-конференции, когда ее упрекнули в излишнем дружелюбии по отношению к России.

Любовь Ульянова

Однако ее первые заявления на посту еврокомиссара не внушали большого оптимизма…

Ольга Потемкина

Отмечалось, что уже после того, как Могерини получила пост Верховного представителя, она изменила риторику и сделала ряд антироссийских заявлений. Но давайте посмотрим, что это были за заявления. Так, Могерини сказала, что Россия перестала быть стратегическим партнером Европейского союза. Но ведь это чистая правда. Стратегическое партнерство между Россией и ЕС, да и в целом наше партнерство, закончилось именно тогда, когда начались санкции, потому что невозможно одновременно и сотрудничать в каких-то глобальных проблемах, и в то же время вводить санкции друг против друга. Далее последовали антироссийские высказывания относительно участия России в войне на Украине. Но здесь, мне кажется, следуя из опыта моего общения с европейскими коллегами, они действительно искренно верят фотографиям, представленным НАТО в доказательство российского вторжения. Для нас может быть вполне очевидным, что НАТО мошенничает, а ими эти свидетельства принимаются, скорее, за чистую монету. Могерини, так же как и все остальные, вполне может предполагать наличие российских вооруженных сил и не ожидать каких-то действительно реальных доказательств, кроме этих выложенных в сеть странных натовских фотографий. Поэтому это общее мнение европейских лидеров и прессы. Кроме того, понятно, что Могерини не стала бы жертвовать тем постом, на который она избрана, принципиально высказываясь в поддержку России. Понятно, что сейчас мейнстрим в европейской политике – против России, и вряд ли какой-то из крупных политиков может себе позволить высказываться иначе. Пожалуй, только Жан-Клод Юнкер, который сохраняет благоразумное молчание, пока не вступил в свою должность, но это политик очень высокого ранга, и Могерини не может себе позволить того, что может позволить себе Юнкер. В то же время мы видим, что она высказывается за продолжение строительства Южного потока, так что такой резкой антироссийской позиции я здесь не вижу.

Любовь Ульянова

Когда человек занимает высокий пост в рамках ЕС, он, вероятно, вынужден отказываться, игнорировать интересы своей страны, в данном случае Италии, которая имеет тесные экономические связи с Россией?

Ольга Потемкина

Официально чиновники ЕС не имеют права выражать интересы собственной страны. Если можно доказать, что чиновник ЕС на руководящем посту лоббирует интересы своей страны, он тут же потеряет свой пост. Но неофициально, конечно, мы знаем, что Италия – это одна из стран, которые на уровне Комитета представителей стран ЕС (сокращенно КОРЕПЕР, этот комитет готовит документы для утверждения на заседаниях Совета ЕС) высказывались против принятия нового пакета санкций, за то, чтобы их хотя бы отложили.

Любовь Ульянова

Независимо от личной позиции самой Могерини, каковы полномочия у Верховного представителя по внешней политике?

Ольга Потемкина

Когда обсуждалось появление этой должности в Лиссабонском договоре, то сразу было понятно, что должность Верховного представителя имеет два подчинения: с одной стороны — Комиссии и с другой стороны — Совету ЕС. То есть одновременно этот человек должен будет действовать в русле наднационального уровня Комиссии и в то же время на межправительственном уровне – это уровень Совета. И тогда эксперты говорили, что здесь все зависит от личности, кто будет сильнее – глава Комиссии или глава Совета министров иностранных дел в данном контексте. Сейчас по последним событиям видно, что Жан-Клод Юнкер перетягивает Могерини на свою сторону, хотя говорят, что эти действия чисто символические, но, во всяком случае, она сменила кабинет, переехала в другое здание – в отличие от Кэтрин Эштон, поближе к Комиссии. И под ее начало выделена группа из семи членов Комиссии, которые отвечают за разные направления, так или иначе связанные с внешней политикой, например, переговоры по расширению, миграция, свобода торговли, экономическая и гуманитарная помощь. Поэтому ее позиции в Комиссии пока укрепились. Лично меня очень радует, что она будет действовать ближе к Жан-Клоду Юнкеру, все-таки это очень разумный политик.

Любовь Ульянова

Избранию Могерини на этот пост предшествовала определенная интрига в ЕС, казалось, что жесткая позиция Прибалтийских стран и Польши непреодолима в плане кандидатуры Могерини. Можно ли говорить о каком-то определенном кризисе – бюрократическим или аппаратном – внутри ЕС? И что этот кризис был преодолен только за счет того, что как бы в пару Могерини был выбран Дональд Туск?

Ольга Потемкина

Какой кризис? Это должность компромиссная — между севером и югом, правыми и левыми, женщинами и мужчинами, новой Европой и старой Европой. Выступая против кандидатуры Могерини, Польша и Прибалтийские страны лоббировали своего кандидата, потому что непонятно было изначально, кому достанется пост председателя Европейского Совета. Они добились, что этот пост достался Туску. Тем самым, четырьмя новыми назначениями был соблюден абсолютный баланс. Кроме всего прочего, Туск стал «утешительным призом» для Дэвида Кэмерона, который проиграл, пытаясь не допустить Юнкера в председатели Комиссии.

Любовь Ульянова

Можно ли ожидать от Могерини некоторой смены курса, явно про-атлантического курса Кэтрин Эштон на нечто более пророссийское?

Ольга Потемкина

Я не думаю, что курс будет сменен. Юнкер является сторонником углубления сотрудничества с США, и в паре с Туском они будут продвигать трансатлантическое сотрудничество. Ну и Могерини с ними. Но все же я надеюсь на здравый смысл нового руководства ЕС и понимания с их стороны необходимости восстановления отношений с Россией, хотя восстановить разрушенные связи и, главное, доверие, будет очень трудно.

Отвечает

Похожие материалы

Русская Idea представляет новый формат видео-интервью. Беседу с нашим постоянным автором, философом...

XX век наглядно показал, что национализм, не имея каких-то незыблемых постулатов в религиозной и...

Мамлеев, Головин, Джемаль и многие другие видные московские философы и литераторы, ушли от нас в...